Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№33 (329)

Mосты повисли над водами...

Как в церковь идет помешанный
верующий
Как в скит удаляется, строг и прост,
Так я в вечерней сереющей мерещи
Вхожу на Бруклинский мост”
В.В. Маяковский


Вы можете себе представить Москву без Кремля, Лондон без Биг Бэна, Париж без Эйфелевой башни? Также немыслим наш Нью-Йорк без Бруклинского моста. Возведенный (язык не поварачивается произнести бытовое “построенный”) в 1883 году он несколько лет, до появления Статуи Свободы, был эмблемой, визитной карточкой столицы мира. И до сих пор мост этот не только переправа между двумя островами, но и гордый символ могущества Америки, воплощение ее технического гения и поистине вселенского размаха.[!]

А начиналось все просто и утилитарно: паромная переправа между Бруклином и Нижнем Манхэттеном уже не справлялась с потоком людей, всадников, повозок.... Многочасовые пробки на том и другом берегу просто изводили людей, принося и огромные экономические убытки. Как говорится: вопрос назрел!

Конкурс на строительство выиграл Джон Реблинг, автор нескольких мостов в Америке, в том числе и через Ниагарский водопад. Это был первый в Штатах подвесной мост, не имеющий вообще прецендентов в мире. Первые эскизы таких мостов Реблинг набросал еще в 1857 году. Нельзя сказать, что проект его был принят легко и безоговорочно. Дело в том, что к тому времени произошли катастрофы на подвесных, правда небольших, мостах в Англии и Франции. Но у Реблинга был сильнейший аргумент: его мосты исправно служили, выдерживая любые нагрузки.

Замысел Бруклинского моста был поистине исполинским: два гигантских пилона высотой 84 метра, а между ними пролетное строение длиной в 486 метров. Ширина моста - 25 метров. Пролет этот крепился к вaнтам тросами с двух сторон, провисающим как слабо натянутая бельевая веревка. Ванты, проходящие через верх пилонов, намертво крепились на берегу. Требования к прочности тросов были высокие: они состояли из 5282 проволок трехмиллиметрового диаметра, объединенных в вант диаметром в 40 сантиметров. Гигантские фундаменты пилонов требовали работы под водой, а следовательно громадных кессонов. Многие технические идеи при строительстве были воплощены впервые в мире: и такой центральный пролет в виде подвешенной к каменным опорам стальной балки, и воздушные кессоны при возведении оснований моста. Для облицовки пилонов был использован гранит розового цвета.

Увы, самому автору не пришлось воплощать в жизнь свое творение. Спустя две недели после начала строительства он то ли подвернул ногу, то ли свалились на него плохо закрепленные доски (существуют разные варианты), но он получил травму и умер от столбняка, то есть от заражения крови, которое в то время лечить еще не умели. Надо сказать, что Реблинг был удивительно разносторонне одаренным человеком. Родом из Германии, он учился в Берлинском политехническом институте, где, помимо архитектуры и мостостроения, усиленно штудировали труды философов. Его профессор философии, великий Гегель, называл Реблинга своим любимым учеником.

Явно под влиянием своего учителя он разочаровался в идеалах авторитарной Пруссии и выбрал свободу творчества, переехав в Америку, где и состоялся как непревзойденный архитектор мостов.

Строительство продолжил его сын, Вашингтон Реблинг, инженер по образованию, следуя проекту своего отца. Но однажды в огромном ящике-кессоне случилась авария, и молодой порывистый Вашингтон спустился туда и не уходил до полной ликвидации опасности. Естественным следствием таких спусков была кессонная болезнь (кислород туда подается под давлением и при быстром подъеме “закипает” азот в крови), которая и вывела его из строя. На бруклинском берегу семья Реблингов сняла квартиру с видом на строящийся мост и прикованный к постели Реблинг наблюдал за работой через подзорную трубу. А его расчеты, указания, распоряжения исправно относила на стройку его жена Эмили. Так что можно сказать, вся семья Реблинг жизнь свою положила на Бруклинский мост.

Торжественное открытие было приурочено ко дню рождения королевы Виктории - 24 мая 1883 года (она пользовалась авторитетом и уважением во всем мире). Собрался весь город. Прибыли и президент США Честер Артур, и губернатор штата Нью-Йорк, кстати будущий президент страны, Гровер Кливленд, мэры Нью-Йорка и Бруклина (тогда это были еще самостоятельные города, объединились они только в 1898 году). Играл оркестр из 75 музыкантов, в воздух взлетали ракеты праздничного фейерверка...Толпа повалила через пешеходный мост приподнятый над проезжей частью. Сам Вашингтон Реблинг в слезах наблюдал за торжеством с постели, у окна, через подзорную трубу. Через некоторое время в дверь постучали и тесную спальню заполнили ликующие гости: президент страны, губернатор, мэры, строители... Все горячо поздравляли Вашингтона Реблинга и добрым словом вспоминали его гениального отца. Да, умели быть благодарными люди в те далекие времена!

Через некоторое время движение пешеходов по мосту пришлось закрыть. Однажды непредвиденно произошла давка, погибло 11 человек: то ли кому-то показалось, что мост рушится, то ли кто-то неудачно пошутил, крикнув “мост шатается”, но трагедия случилась.

И вот тогда-то, по городской легенде, знаменитый владелец цирков Барнум пригнал к мосту 12 слонов из своего заведения, и они чинно прошли по нему. Все могли убедиться в прочности строения Реблингов. После этого движение возобновилось.
Мост этот явно опередил свое время. На фоне двух - трехэтажных домов он смотрелся каким-то посланцем из будущего. И сегодня он выгдядит нашим современником. Только стрельчатые, готические, арки пилонов выдают его возраст, некую архаичность.

Рядом с ним в 1909 году был построен Манхэттенский мост. Сплошь из металла, двухэтажный, по середине проходят рельсы нашего метро, сабвея. Но на нем явственно лежит печать времени - начало ХХ столетия, закат эры увлечения металлическими конструкциями. Нормальное, дюжинное, инженерное сооружение. А Бруклинский остается в истории как выдающееся произведение архитектурного искусства!

Равняться с ним может разве что другой мост - Веррезано бридж, соединяющий берега Бруклина и самого малочисленного района Нью-Йорка - Стэйтен-Айленда. Мост этот практически наш современник, был возведен в 1964 году. Он поражает своей изящностью и какой-то воздушностью. Огромный, двухэтажный, шестирядный, протяженностью свыше двух километров, он издали, и даже вблизи, кажется тонкой паутинкой, переброшенной через залив. Особенно впечатление это усиливается вечером, когда загораются огни на тросах моста. Кажется, что его можно ветром сдуть, таким он кажется невесомым. Как бы не так! Мост прочен и устойчив. Башни его вознеслись на 210 метров над водой. Стальные тросы удерживают подвесной пролёт длиной в 1295 метров. (Это на 20 метров длиннее пролёта знаменитого моста “Золотые ворота” в Сан-Франциско). Все последние достижения мостостроения применены тут. Как известно, металл расширяется и сжимается в зависимости от погоды. Огромные стальные клинья посреди асфальта помогают регулировать это явление: летом мост на три метра длиннее. Высота пролета такова, что под ним свободно проходят самые большие океанские суда. Его башни не строго параллельны друг к другу, а наклонены под углом в несколько миллиметров. Это сделано с учетом притяжения земли (!) для равномерного натяжения тросов. Признаюсь честно, мне вечному двоечнику по математике, сие недоступно для понимания.

Но вот другая, человеческая часть этого произведения, надеюсь, поразит всех. Автору моста, швейцарскому архитектору Оттомару Амману, исполнилось в день торжественного открытия моста 84 года (!). Перефразируя великого Пушкина, можно сказать, что в этом возрасте:

- Иных уж нет,
А те в маразме....

А он в полном здравии и ясном уме сдавал свой шестой мост в Нью-Йорке. Если вы переезжаете из Манхэттена в Нью-Джерси по мосту Джордж

Вашингтон бридж, то знайте, что едете вы по первому его творению, которое он создал в далеком 1931 году. Через год, в возрасте 85 лет, Оттомар Амман умер, оставив после себя прекрасное творческое наследие. Завидная участь!

Великий Ле Карбузье назвал мост Джорджа Вашингтона самым красивым мостом в мире, единственной изящной конструкцией в архитектурном хаосе Нью-Йорка. Сам Оттомар Амман оставил потомкам свой завет: Строить некрасивые мосты - преступление!

Часть 23. В греческом зале, в греческом зале...

Вернуться к оглавлению


Комментарии (Всего: 1)

Я считаю что писать о величии Бруклинского моста можно бесконечно. Но эта статья расказывает о нем всё самое основное и описывает этот символ Нью-Йорка с наиболее красивой стороны.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *