КосмиЧеские корабли и их стартовые площадки

В мире
№34 (644)

Иран запустил собственный спутник. Об этом на днях с большой гордостью сообщили иранские СМИ. Президент Ахмадинеджад лично произвел обратный отсчет перед пуском ракеты, а после того как было объявлено, что старт прошел успешно, «поздравил народ Ирана с этим значительным достижением».
Действительно, вывод на околоземную орбиту любого объекта, хотя бы и габаритно-весовой модели некоего устройства, представляет собой своеобразный сертификат, свидетельствующий о достижении данной страной определенного научно-технического уровня. Казалось бы, можно лишь порадоваться за иранский народ, который подготовил достаточное количество специалистов необходимой квалификации, построил заводы для производства высокотехнологичной продукции, создал ракетно-космическую индустрию, которая, как локомотив, потянет за собой другие отрасли, что даст тысячи новых рабочих мест и, в конечном счете, повысит жизненный уровень миллионов, так сказать, простых людей.
Но что-то мешает радоваться за иранцев. Что-то подсказывает, что выход этой страны в космос не только не принесет им благоденствия, но и ухудшит качество их жизни. Дело в том, что Иран повторяет путь СССР, и самое легкое, что его ждет, – печальный финал Советского Союза. Это – в том случае, если аятоллы не доведут свою страну до открытого военного столкновения с теми, кого они называют своими врагами. Если же такое случится, последствия для иранского народа будут самыми плачевными.
Мне могут возразить на это, что президент Ирана не устает повторять, что его космическая программа осуществляется исключительно в мирных целях. В ответ я даже не буду ссылаться на аналогичные заявления советских руководителей, а просто напомню читателям, что, как бы это цинично ни звучало, во всем мире военные исследования являются, если можно так выразиться, двигателями прогресса. Исключений мы не найдем. В том числе и в истории ракетостроения.
Мне также могут возразить, что Советский Союз, мол, был вынужден вступить в ракетно-космическую гонку исключительно для того, чтобы сохранить над страной мирное небо, не допустить империалистической агрессии и обеспечить своим гражданам возможность трудиться для построения светлого будущего – коммунизма.
Давайте согласимся с этим утверждением, но постараемся вспомнить, что же это за штука – коммунизм. Это тем более полезно, что за давностью лет коммунистическая идеология в глазах многих на Западе уже перестала ассоциироваться с деятельностью Советского Союза и превратилась в причудливую смесь из религиозных доктрин, культа коки и маек с портретами Эрнесто Гевары.
А коммунизм, уважаемые господа, это ни что иное как план переустройства мира. Всего мира, заметьте. Планом предусматривалась полная ликвидация частной собственности абсолютно на все – от предметов обихода до средств производства. Все остальное в этом плане – лишь производное от этой главной мысли. И тот факт, что, несмотря на все усилия, коммунистам так и не удалось распространить свое «единственно верное учение» на весь мир, означает поражение этого учения во всемирно-историческом масштабе, если применить в нашем разговоре терминологию самих коммунистов.
Я вновь слышу возражения. На этот раз мне могут сказать, что СССР отнюдь не был агрессивным государством, что в последние десятилетия своего существования он пропагандировал идеи мирного сосуществования и разрядки напряженности, а также ядерного разоружения и ограничения вооружений обычных.
Было такое. Но это началось лишь после Второй мировой войны, когда стало ясно, что марксистская теория не сработала и на путь социализма вступило столь малое число стран, что это практически не повлияло на глобальную расстановку сил на мировой арене. Что же до агрессивности, то не следует забывать, что уже на закате своего существования Советский Союз вел долгую и безнадежную войну в Афганистане, которая и ускорила его распад.
Я прошу редактора не сокращать этот пассаж о коммунизме, несмотря на то, что он не содержит в себе ничего из того, что не было бы неизвестно читателю. Я хочу, чтобы то, что я напишу дальше, легко можно было бы сравнить с ним и убедиться, что параллели, которые я проведу, имеют право на существование.
А речь дальше пойдет о том, с чего началась эта статья – об иранской ракетной программе.
Для начала оставим в стороне заявления о мирном характере «иранского космоса». Мы уже говорили, что во всем мире все космические технологии имеют двойное назначение, причем мирные приложения являются лишь побочным продуктом. А вот мотивацию иранского режима в ракетостроении стоит рассмотреть подробно.
Свергнув в 1979 году светский режим иранского шаха, религиозные фундаменталисты осуществили невиданную до тех пор акцию – захватили американское посольство и в течение 444 дней удерживали 52 сотрудников в качестве заложников, что, разумеется, повлекло санкции со стороны США и вызвало крайне негативное отношение со стороны большинства западных стран. Ситуацию усугубила длительная и кровопролитная война с Ираком, которая поссорила руководителей Ирана со многими мусульманскими странами. Таким образом, как бы сама собой, независимо от иранского народа, создалась ситуация осажденной крепости с присущей этой ситуации идеологией, в рамках которой окружающие страны, да и не только они, рассматриваются в качестве потенциальных агрессоров, только и ждущих удобного момента для коварного нападения.
В этом месте, как мне кажется, читатель начал ощущать, что это ему что-то напоминает. Правильно. Напоминает заявления руководителей Советского Союза, в которых они объясняли, зачем создают ядерное и ракетное оружие. Для защиты – и ни для чего более.
А теперь давайте посмотрим на господствующую в Иране идеологию. Это отнюдь не коммунизм, который строили советские вожди, но учение, не менее чем коммунизм направленное во вне, за пределы этой страны. Это ислам в той его крайне агрессивной форме, который пропагандирует Махмуд Ахмадинеджад, вызывающий своим «окарикатуриванием» этой религии недовольство даже некоторых иранских религиозных деятелей высокого ранга. Если «умеренные» мусульмане объясняют джихад как непрерывное стремление к совершенству, то в трактовке иранского президента «борьба со злом» становится борьбой с «носителями зла», и даже называются имена этих носителей, первым среди которых, «большим сатаной», оказываются Соединенные Штаты.
Подобно тому, как Советский Союз ради распространения своего влияния в мире поддерживал материально кроме стран «лагеря социализма» еще и многочисленные зарубежные коммунистические партии, Иран вкладывает немалые средства в военную помощь Сирии, а также в различные террористические движения и организации. И так же, как руководители СССР в свое время, правящая верхушка Ирана в своей пропаганде твердит о том, что все военные программы этой страны являются не более чем защитными мероприятиями, направленными на обуздание агрессоров, не оставляющих намерений заставить миролюбивый иранский народ отказаться от своих исторических достижений – построения общества, основанного на единственно верной религии, которой он (народ) руководствуется во всех своих начинаниях.
И точно так же, как СССР, Иран вынужден сдерживать свою экспансию, учитывая расстановку сил на международной арене, которая никак не способствует ни вооруженным захватам, ни вовлечению в свою орбиту новых государств.
Советский Союз не выдержал чрезмерных для него материальных затрат, связанных с претензиями на глобальное лидерство. Он распался, оставив тем странам, что образовались на его месте, тяжелое наследство, которое во многом не преодолено до сих пор. Такова цена, которую приходится платить всем руководителям, чьи необоснованные амбиции заставляют перенапрягать силы вверенных им народов для достижения нереалистических целей.
Как известно, многие космические достижения Советского Союза были достигнуты ценой невероятного риска, которому подвергались космонавты, а некоторые объявленные результаты во многом служили лишь для пропаганды социализма, который Никита Хрущев называл стартовой площадкой советских космических кораблей.
В связи с этим очень показательно, что за те несколько дней, что прошли с момента запуска, иранский спутник не подал никаких признаков своего нахождения на орбите. И если для иранского народа его правители наверняка найдут какое-нибудь объяснение, а то и просто замолчат этот факт, то для нас с вами, уважаемые читатели, это будет лишним напоминанием об одной непреложной закономерности: те режимы, которые развивают космические программы за счет снижения жизненного уровня народа, являются весьма ненадежными стартовыми площадками. Что и доказывается всякий раз естественным течением событий.