КТО “СДАЛ” МУШАРРАФА?

В мире
№34 (644)

Если исходить из того, что политика обратно пропорциональна морали, то и совесть - всего-навсего бессилие в действии. Пестрый калейдоскоп последних событий в мире отодвинул на задний план новость, достойную первых полос газет. Президент Пакистана Первез Мушарраф получил ультиматум: либо добровольно уходишь со своего поста, либо будешь смещен путем импичмента. “Ультиматум” можно было бы и проигнорировать. Генерал и сам нередко прибегал к этому сильнодействующему политическому “наркотику”, используя его в борьбе за власть.
В 1999 году он возглавил военный переворот, сместив своего благодетеля премьер-министра Наваза Шарифа, который вынужден был покинуть страну. В его офицерской биографии не было ни взлетов, ни падений. Обе войны с Индией в 1965 и 1971 годах, в которых он участвовал, были проиграны. Военная карьера так бы, наверное, и завершилась тихо-мирно, если б на него вдруг не обратил внимание Наваз Шариф, на свою беду назначивший Мушаррафа командующим Сухопутными войсками и председателем Объединенного штаба командующих родами войск Пакистана. Год спустя  Мушарраф отправил его в изгнание.
Вашингтон переворот не узаконил. Отношения с ядерным Исламабадом оставались натянутыми до 11 сентября 2001 года. Громкий теракт “Аль-Каеды”, свившей гнездо под крылом “Талибана”, пользовавшегося безмерной пакистанской поддержкой, заставил Белый дом кардинальным образом пересмотреть свою политику. Мушарраф, остро нуждавшийся в американской военной помощи и инвестициях, не стал отталкивать протянутую руку и объявил себя союзником Соединенных Штатов. Трудно сказать, насколько это было искренне, но генерал не раз повторял, что терроризм несет угрозу самому существованию Пакистана.
«Мы должны забыть о политических распрях, объединиться и разгромить террористов», - говорил он в начале нынешнего года. Объединиться не удалось. Разгромить террористов тоже. Почти ни у кого нет сомнения в том, что Бен Ладен и его окружение скрываются в горных районах Пакистана, граничащих с Афганистаном. Весь вопрос в том, как их изгнать оттуда или уничтожить. Власть Исламабада на вотчину племенных князьков не распространяется. Сейчас Мушаррафа обвиняют в диктаторстве. Но на Востоке другой формы власти просто не существует.
В 2001 году Мушарраф назначил себя президентом, несмотря на то, что по закону продолжающий службу генерал не имеет права исполнять президентские обязанности. Ушел он с военной службы лишь в 2007 году, после того как был снова переизбран на президентский пост. Верховный суд пытался оспорить результаты выборов. И тогда Мушарраф уволил председателя суда Ифтихара Мухаммада Чаудхри, но после того, как по всей стране прокатилась волна протестов, вынужден был вернуть его на прежнюю должность. В октябре прошлого года пакистанский парламент отправил Мушаррафа в отставку.
В ответ президент объявил в стране чрезвычайное положение. Он приостановил действие конституции, надел наручники на юристов и наиболее активных политических оппонентов, ввел контроль над средствами массовой информации, уволил судей, включая того же Чаудхри, и назначил на их место “своих” людей. И только после того, как его переизбрание было объявлено законным, отменил чрезвычайное положение. Все эти “кульбиты” закусившего удила генерала совсем не радовали Белый дом. А тут еще произошло событие, которое потрясло мир, - очередной террористический акт унес жизнь Беназир Бхутто, которой предсказывали победу на предстоящих парламентских выборах.
Кандидатуру Бхутто поддерживала армия, видя в ней союзника в борьбе с религиозным фанатизмом и исламскими военизированными группировками. Правда, было одно “но” - Бхутто дважды занимала должность премьер-министра и по закону больше не могла баллотироваться на эту должность. Но в Пакистане закон можно и обойти. Впрочем, была и другая возможность. Остаться лидером Народной партии, а в премьерское кресло посадить мужа - Азифа Али Зардари. Жизнь все поставила на место. По итогам всеобщих выборов Народная партия получила больше всего мандатов. К тому же ее поддержал Наваз Шариф, чья Мусульманская лига заняла второе место на голосовании. Так что утверждение нового премьера - чисто техническая процедура.
Правда, репутация у Зардари, мягко говоря, неважная. Поговаривают, что именно он заказал пакистанским спецслужбам Шенаваза - брата Беназир, убитого во Франции при невыясненных обстоятельствах, который возглавил Народную партию после казни Зульфикара Али Бхутто. Отодвинув второго брата - Муртаза, Беназир Бхутто привела партию к победе и в ноябре 1988 года стала премьер-министром. Зардари занял в ее правительстве ключевую должность - министра финансов. Его прозвали “господин десять процентов”, поскольку он требовал от инвесторов в качестве комиссионных 10% от вложений. Взяточником интересовались правоохранительные органы не только Пакистана, но и Великобритании и Швейцарии.
Скандалы следовали один за другим, и в середине 1990 года правительство Беназир Бхутто вынуждено было уйти в отставку. Но три года спустя на очередных выборах Бхутто снова одерживает победу. Азиф Али Зардари занял привычное место и вскоре вновь был  обвинён в получении взяток. Брат Бхутто Муртаз, требовавший тщательного расследования коррупционного дела, был убит в Карачи в странной перестрелке с полицией. В его убийстве сразу же обвинили  Зардари и саму Беназир Бхутто. Популярность ее резко упала, и на выборах в 1997 году партия Бхутто потерпела сокрушительное поражение. В начале 1998 года Бхутто, её мужу и матери были предъявлены официальные обвинения в коррупции, а их счета в британских и швейцарских банках заморожены.
Трагическая гибель Беназир Бхутто списала многие ее грехи. Уже почти не говорят о процветавшей во время ее правления коррупции. 
Не упоминают, что именно она первой признала в 1996 году режим
“Талибана” в Афганистане, щедро финансировала создание атомной бомбы и закрывала глаза на то, что Абдул Кадир Хан торговал ядерными технологиями по всему миру. Может, он тоже “отстегивал” 10% Азифу Али Зардари? Иранский и северокорейский “мирный атом”, между прочим, и на их совести.
Естественно, возникает вопрос: могли ли Соединенные Штаты спасти Первеза Мушаррафа? Скорее всего, нет. Как сообщает лондонский еженедельник “Sunday Times”, судьба президента была решена после того, как главнокомандующий пакистанской армией генерал Ашфак Первез Киани сказал во время личной встречи с Мушаррафом, что «вооруженные силы не спасут его, если он откажется тихо уйти». И пообещал, что «в случае добровольной отставки армия не допустит возбуждения против него уголовного дела». Выбора у Мушаррафа, по сути, не было. Тем более что и Соединенные Штаты решили его “сдать”. По информации той же “Sunday Times”, Джордж Буш распорядился не соединять его с президентом Пакистана, который настойчиво звонил в последние дни в Белый дом. В телефонном разговоре с Киани он попросил: «Сделайте все гуманно».
Чем обернется смена караула в Исламабаде - покажет время. Хотя не может не настораживать тон пакистанских средств массовой информации. Они в один голос утверждают, что Шимон Перес настоятельно рекомендует Мушаррафу уехать из Пакистана, поскольку, мол, по данным “Мосада”, на него готовится покушение. С чего вдруг у Переса такой интерес к  Мушаррафу? Оказывается, израильский президент поддерживает регулярные контакты с Мушаррафом после скандального рукопожатия на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2005 году. С тех пор они постоянно беседуют по телефону. И Перес хлопочет сейчас о беспрепятственном въезде Мушаррафа в Турцию.
Подобных “уток” будет еще немало. В Иерусалиме опасаются сближения Исламабада с Тегераном. Это тоже не исключено. Ведь Зардари, как и его покойная жена, шиит. После гибели Беназир Народную партию формально возглавил ее сын 19-летний Билавал Бхутто Зардари. Пусть никого не вводит это в заблуждение. Реальным лидером остается Азиф Али Зардари. Тем более что юный председатель уже сообщил, что намерен продолжить учебу в Оксфордском университете, а его партийные функции будет исполнять отец.
«Западные “приверженцы демократии” практически не предъявляют претензий Владимиру Путину, зато резко ополчились на Первеза Мушаррафа, - пишет, анализируя ситуацию, британская “The Guardian”. - Мушарраф, безусловно, несет немалую долю ответственности за то, что ситуация в Пакистане такова, какова она есть, но именно он - единственная на сегодня сила, способная ее исправить... Лучше всего было оставить его в покое, чтобы он мог продолжать спокойно работать. А пока бы занимался делом, стоило подумать, насколько легче ему было бы разбираться со своими кукловодами, если бы его звали Владимиром». Но историю, увы, не перепишешь.