Вы за мигрантов или за нелегалов?

В мире
№40 (911)
Одним из центральных событий минувшей недели стало решение БАГАЦа, отменяющее принятый в 2012 году закон, согласно которому нелегальные мигранты могут быть на три года помещены в специальный временный лагерь до выяснения их окончательного статуса. Одна часть израильского общества встретила это решение судей с восторгом, другая – с негодованием

 
Скажем честно: решение, принятое расширенным – из 9 судей – заседанием Высшего суда справедливости, было ожидаемым. Закон, позволяющий помещать мигрантов из Африки на три года в тюрьму или “специальный временный лагерь” (каждый выбирает в данном случае тот термин, который ему удобен), был принят, чтобы напугать потенциальных нелегалов и убедить их отказаться от планов пересечения израильской границы. Однако с самого начала всем был ясен его сомнительный характер. Во-первых, потому что лишение свободы лиц, не совершивших никаких уголовных преступлений и заявляющих, что они просят лишь политического убежища, противоречит подписанным Израилем хартиям о правах человека. Во-вторых, этот закон противоречит основному закону Израиля о соблюдении права человека на свободу и уважение человеческого достоинства. В-третьих, подобные законы на Западе вообще считаются несовместимыми с представлением о правовом и гуманном обществе. 


Все это и было в итоге отмечено в постановлении БАГАЦа, обязывающем государство внести поправки в данный законопроект и в течение 90 дней решить, кем же являются 2400 африканцев, содержащихся в лагере “Саароним” в Негеве: беженцами или нелегальными иммигрантами. В случае если речь идет о беженцах, они должны получить вид на жительство, а если о нелегалах – то их следует депортировать из страны.


Лидер партии “Авода” Шели Ехимович, которая в свое время была в числе тех 8 депутатов, которые голосовала против закона о праве государства на трехлетнее заключение мигрантов, приветствовала решение БАГАЦа, заявив, что он возвращает Израилю право называть себя государством, соблюдающим нормы закона и морали.


Председатель комиссии по внутренним делам Мири Регев (“Ликуд”), напротив, выступила с резкой критикой: “Судьи в Иерусалиме страшно далеки от народа, и им нет никакого дела до страданий жителей Южного Тель-Авива!” – заявила Регев. 


Жители Южного Тель-Авива полностью с ней солидарны: они поспешили организовать демонстрацию протеста, на которой выступавшие заявляли, что Высший суд справедливости попросту вновь открыл ворота страны для мигрантов из Африки, которые теперь окончательно “оккупируют” и без того переполненные ими кварталы Шапиро, Эзра, Аразим и другие.
Однако надо заметить, что на этот раз обвинения в адрес судей вряд ли можно назвать справедливыми. Почти все они в своих постановлениях отметили, что помнят о жителях Южного Тель-Авива, сочувствуют им и понимают, что речь идет о чрезвычайно болезненной проблеме. 


“Тем не менее, нельзя решать одну проблему путем создания другой”, – отметила в своем постановлении судья Эдна Арбель. Председатель Верховного суда Ашер Грунис высказался в том же духе, заявив, что нужно искать другое законодательное решение проблемы мигрантов, но так, чтобы с точки зрения международного права комар носу не подточил. 


Некоторые судьи даже предложили варианты подобных решений: например, издать закон, запрещающий мигрантам после 22.00 выходить на улицы. Правда, при этом они были вынуждены признать, что и эти предложения противоречат Закону о свободе и уважении чести и достоинства человека.


Тем не менее, политики, похоже, намек поняли. Министр внутренних дел Гидеон Саар (“Ликуд”) поспешил заявить, что он уважает решение БАГАЦа, а потому... самым тщательным образом изучит это решение и уже затем издаст циркуляр о том, как именно его следует реализовывать. Министр экономики Нафтали Беннет был, как всегда, куда более прямолинеен. Лидер “Еврейского дома” заявил, что БАГАЦ, конечно, может выносить подобные решения, но он, Беннет, не даст превратить Израиль в “Бюро по трудоустройству населения Африки”. А потому в самое ближайшее время будет значительно ужесточен контроль за работодателями, принимающими на работу африканцев, и без того большие штрафы для таких бизнесменов будут еще больше увеличены. Таким образом, африканцы попросту не смогут найти работу в Израиле, и вынуждены будут покидать его по собственной инициативе.


Некоторые политики обратили внимание на целый ряд двусмысленных формулировок, которые имеются в постановлении БАГАЦа. К примеру, в нем говорится о том, что сегодня, когда поток мигрантов в Израиль практически прекратился, закон об их трехлетнем заключении до определения статуса выглядит нерелевантным. С точки зрения этих политиков данная фраза судей означает следующее: если поток мигрантов возобновится, то кнессет будет вправе вернуться к прежней формулировке закона.


Другие обратили внимание на слова судьи Груниса о том, что “три года безосновательного заключения – это слишком большой срок”. Значит, говорят они, можно просто установить меньший срок заключения – и все будет законно. Вопрос лишь в том, какой должен быть этот срок – полгода, год или два года?!


Таким образом, повторим, серьезность проблемы наплыва мигрантов из Африки как с демографической, так и с экономической и криминальной точки зрения понимают все – за исключением разве что уж совсем небольшой группки правозащитников, существующих на европейские пожертвования. Вопрос в том, как решать эту проблему и при этом “не запачкать руки”? 


Думайте, господа юристы, думайте...

“Новости недели”