Рецессия добралась до здравоохранения

Америка
№42 (913)
Наверняка ни один из секторов нашей экономики не переживает сегодня больших потрясений, чем здравоохранение. 
Для автомобилестроителей кризис вроде бы  закончился – американцы опять начали приобретать машины. Вроде оживилась  ситуация в строительстве, и хотя до восстановления рынка недвижимости еще далеко, строить стали заметно больше. В сфере обслуживания открывается все больше новых компаний – значит  спрос есть, значит   жизнь восстанавливается.


Восстанавливается, но не везде, в здравоохранении все происходит с точностью до наоборот. Больницы закрываются, пациентов становится... меньше, а врачей увольняют.   


Закон о доступном здравоохранении, обещал президент Обама, принесет не только медстраховку американцам, но и дополнительные рабочие места.  Тысячи дополнительных рабочих мест.  Вполне логичный прогноз.


Учитывая выделяемые администрацией на введение Обамакера средства и ее стремление застраховать (и соответственно - лечить) 30 миллионов американцев, можно было ожидать оживления в первую очередь именно в этом секторе. И поначалу так и произошло.


После подписания закона штат министерства здравоохранения заметно вырос. Потом набрали сотрудников для бирж медстраховок, программистов, которые создавали сайты. Да разве всех перечислишь?... 


Здравоохранение считается одним из самых надежных секторов экономики. Какие бы ни были времена, работы здесь всегда хватает.  Кризис на дворе или рецессия,  санитарки-врачи-анестезиологи нужны всегда. Вернее, всегда были нужны.
Но не сейчас. 


Что же происходит, отчего только за сентябрь в медсекторе сократили 8 с лишним тысяч рабочих мест, а всего с начала года - 42000? И, как говорят специалисты, это лишь начало.


По словам Стивена Бенкса, одного из администраторов системы госпиталей в Вермонте, кампания по сокращению штатов набирает темпы по всей стране. 


Но если сокращения будут продолжаться в подобном темпе, к кому будут обращаться те самые 30 миллионов американцев, если врачей в стране и так не хватает? 


Впрочем, этот риторический вопрос абсолютно не интересует администрацию Обамы.


«Все сокращения, закрытия и увольнения, - утверждает Бэнкс,- прямое следствие введения Обамакера. У госпиталей, особенно малоприбыльных, практически нет шансов избежать серьезных сокращений. Единственный способ – выйти из бизнеса. Но такое могут себе позволить лишь обычные врачи, закрывающие свои офисы и отказывающиеся принимать Обамакер – у госпиталей такого выхода практически нет». 


Бэнкс преувеличивает, на самом деле наши госпитали испытывают массу проблем, и не все они связаны с Обамакером, последний просто стал катализатором, ускорившим реакцию госпиталей на эти проблемы. 


Самая главная проблема наших госпиталей – падение доходов.


Причин тут несколько. Первая почти не связана с Обамакером – это бэбибумеры.  


Самая крупная категория населения выходит на пенсию, теперь ее лечение оплачивают не частные страховые компании, а Medicare. А как велика разница в этой оплате, думаю, можно не говорить. 


Вроде Обамакер тут не причем?


Не совсем, раньше часть пенсионеров продолжала получать страховки от своих компаний, как это происходило в компании IBM. Обамакер изменил подход работодателей и сейчас более 80% страховок для пенсионеров компании отозвали.
Серьезную дыру в бюджете госпиталей проделала борьба за удешевление лечения по Medicare. Все происходит в обамовском стиле: декларируются правильные проблемы – в нашем случае злоупотребления со страховкой для пенсионеров, а затем принимаются меры, которые к этим проблемам никакого отношения не имеет. 


«Федеральные власти и штаты в последние два года значительно снизили  оплаты ряда процедур и операций,- говорит Бенкс, - и если вначале речь шла о сокращении на 2%, то реально выплаты снизились намного больше».  


К многочисленным проблемам госпиталей можно добавить борьбу министерства здравоохранения с пациентами-рецидивистами. Госпитали, где пациенты в течение месяца после выписки возвращаются – попадают в черный список и не могут рассчитывать на федеральные субсидии или нормальную оплату услуг. Поэтому большинство госпиталей  прибегает к уловкам, пациента не принимают в больницу, но предоставляют помощь на дому с посещением медсестер и доставкой необходимого оборудования.


Однако эта борьба привела к сокращению количества пациентов на 3% по стране. А это также падение доходов.  


Кроме этого, министерство здравоохранения вынесло свои рекомендации госпиталям по сокращению бюджета. Тем госпиталям, которые федеральным рекомендациям не последуют, финансирование обещали урезать. 


Вот и увольняют по всей стране санитарок, нянечек, сиделок, врачей, клерков.  Госпиталя системы LSU, оперирующие на севере и в центре Луизианы, по требованию администрации должны к концу следующего года вписаться в бюджет – 700 миллионов долларов в год. Для этого они должны с января сократить как минимум 600 человек.  


Университетский госпиталь в Индиане должен сократить 900 сотрудников, чтобы сократить расходы в течение 5 лет на миллиард долларов. 


Клиника в Кливленде выкупает контракты у трех тысяч сотрудников.


И этот список можно  продолжать и продолжать.


«У госпиталей нет другого выхода, - считает Пол Арноцки, вице-президент компании ARI Healthcare, которая консультирует госпитали по финансовым вопросам. – Власти – как федеральные, так и штатов –  толкают их на сокращения. При этом все понимают, что сокращать штат бессмысленно, ведь через несколько месяцев, если Обамакер заработает, придется набирать людей для обслуживания пациентов. Это понимают в больницах, это понимают в Вашингтоне. Но ничего не меняется».   


Так что Обамакэр действительно приведет к созданию завтра или послезавтра новых рабочих мест. Тех, что сокращают сейчас.