Высшая ценность

Нью-Йорк
№36 (646)

130 лет назад американец Генри Джордж, широко известный в узких кругах выдающихся экономистов, опубликовал книгу «Прогресс и нищета», где доказал, что оба эти явления являются следствием безответственного отношения людей к высшей ценности, которую дала им природа, - к земле. Он говорил в этой книге, что для того, чтобы прогресс не порождал нищету, необходимо заставить землевладельцев рачительно относиться к этой собственности. Главной мерой такого принуждения он предлагал установить налог на землю, заменив им все остальные налоги.
Нельзя сказать, что кто-либо из власть предержащих в Америке, да и в других странах, последовал совету Джорджа. Однако ценность земли общепризнанна, и правила ее использования с той или иной степенью детализации и строгости существуют везде.
Есть они и в Нью-Йорке, где их назвали Правилами зонирования. Город разбит на земельные зоны, и в пределах каждой зоны установлены предписания пользования землей, входящей в ее границы. Есть промышленные, жилые, торговые зоны, зоны отдыха, рекреации и развлечений, парковые и т.д.
Город постоянно растет количественно и развивается качественно. Из промышленного и торгового конгломерата он все более становится финансовым и сервисным центром. Растет количество людей, для которых, чтобы проживать в городе, английский язык перестает быть необходимым. Непрерывно увеличивается слой очень богатых и очень бедных жителей, хотя власти всеми мерами пытаются бороться с бедностью, не понимая, однако, что для этого требуется и борьба с богатством.
Одним из основных способов политического влияния на ход развития Нью-Йорка считается изменение правил зонирования, т.е. пересмотр целевых установок по пользованию землей в каждом из районов города. Естественно, что вокруг подобных нововведений разворачивается жесткая борьба между инициаторами пересмотра, которые обычно группируются вокруг администрации мэра М.Блумберга, а также простыми жителями города и созданными ими общественными организациями, которые в основной своей массе протестуют против изменения устоявшихся норм жизни в том или ином районе. Новое со старым находится в постоянной борьбе.
Эта борьба принимает подчас своеобразные формы. Например, на Вашингтон-сквер можно было наблюдать, как каждые пять минут там появлялся черный грузовик, на борту которого была наклеена карикатура на Блумберга с надписью «Мэр Майк заботится лишь о своих богатых друзьях-застройщиках». И многие с этим согласны.
В Вильямсбурге вдоль берега Ист-ривер, как грибы после дождя, стали расти совершенно необычные для этого района многоэтажные кондоминиумы, а завсегдатаи Гарлема с удивлением стали замечать на своей главной 125-й стрит новые кафе и забегаловки, заполненные в том числе и белой молодежью. Владельцы лавок и маленьких бизнесов на грязных и захламленных улицах района Уиллетс Пойнт с тревогой следят за изменениями, происходящими в районе, которые наверняка приведут к их банкротству.
Все это является признаком обновления Нью-Йорка, которое проводит администрация М. Блумберга, меняя границы и условия зонирования. Она старается приспособить инфрастуктуру города к динамичному росту населения, изменениям его профессиональной занятости, расширению его социального и этнического разнообразия.
Во всех пяти крупных районах Нью-Йорка в период правления Блумберга изменилось зонирование шестой части их территории – больше, чем это произошло при шести предыдущих администрациях, вместе взятых. По всем 84 предложениям мэрии об изменении зонирования Горсовет не высказал ни одного возражения. Но они стали возникать у самих жителей этих районов. Люди требовали, чтобы их мнение тоже учитывалось при принятии подобных решений.
Конечно, политика изменения зонирования оправдана жизнью. Нью-Йорк, где когда-то насчитывалось больше миллиона промышленных рабочих, теперь прирастает людьми, которые в основной своей массе идут в сферу обслуживания, а не на промышленные предприятия, которых в городе становится все меньше. Эти демографические и экономические изменения накапливались десятилетиями, а правила зонирования не менялись с 1960-х годов.
В результате бывшие промышленные зоны пустели, а в устоявшихся жилых районах появились очаги застроек, нарушающих сложившийся ландшафт, вносящих дисгармонию в отношения между людьми. Среди домов XIX века вдруг стали возникать современные высотные здания, что противоречит правилам градостроительства . Как считает историк архитектуры Джон Крискевич, «Нью-Йорк с большим трудом преобразуется из индустриального в постиндустриальный город, и для облегчения этого процесса необходимо провести обновление зонирования бывших индустриальных районов».
Сейчас вся работа по преобразованию зонирования районов Нью-Йорка сосредоточена в Управлении городского планирования. Идет пересмотр правил зонирования 6500 городских кварталов. Анализируются 15 инициатив, содержащих планировочные предложения во всем пяти главным районам города. В ряде районов, где допускается новое строительство, устанавливаются не только места застройки, но и ее размеры по площади и высоте. В других районах, несущих достойную сохранения печать истории города, подобные нововведения максимально ограничиваются. Как сообщила председатель комиссии по землепользованию Горсовета Мелинда Кац, 5000 кварталов города как раз отнесены к подобным историческим местам, весь архитектурный ландшафт которых не должен подвергаться никаким серьезным изменениям.
В других же районах городские власти стараются стимулировать  строительство современных жилых, офисных и торговых зданий. Как отметила руководитель одного из  отделов Управления городского планирования Сэнди Хорник, для таких застроек они выбирают районы, обеспеченные городским общественным транспортом. Именно к таким перспективным районам решено отнести Вильямсбург и Гринпойнт в Бруклине, Гарлем в Манхэттене, Ямайку в Квинсе и т.д. Местные общины типа Клинтон Хилл, Ривердейл, Бей Ридж и Ричмонд Хилл также будут застраиваться, но со значительными ограничениями.
Людям все же предоставить дать право голоса. Так, в начале августа в течение нескольких часов в здании Университета Нью-Йорка по инициативе городской плановой комиссии состоялись слушания, где высказывались мнения относительно предложенного зонирования Нижнего Ист Сайда и Ист Вилледжа в Манхэттене. Если выработают общее, удовлетворяющее власти и людей мнение, то это будет 85-е предложение по зонированию, родившееся в период правления в городе администрации Блумберга.
Пока же оно подвергается критике. «Власти хотят создать в этих районах остров для богачей», - заявил член Коалиции по защите Чайнатауна и Нижнего Ист Сайда Тош Андерсон. Критически высказываются об этом плане не только активисты, но даже члены Горсовета, однако, все чувствуют, что это предложение будет принято, как это произошло со всеми 84 предыдущими предложениями по зонированию.
Поэтому многие городские активисты пришли к выводу, что те люди, которым доверено управление городом, меняют правила зонирования в интересах тех, кто из этого извлекает личную выгоду. Однако в ответ можно слышать утверждения, что предложения проходят без особых препятствий потому, что они хорошо подготовлены, вся информация о них своевременно доводится до местных общественных советов, с ними проводится консультативная работа, которая позволяет достичь осознанного согласия на изменение плана зонирования того или иного района.
И тем не менее стало известно, что при обсуждении плана зонирования Ямайки члены Общинного совета 8 в Квинсе высказались против него, считая, что инфраструктура района не выдержит наплыва новых жителей, которые должны будут появиться в районе в связи с зонируемой застройкой. Аналогичные возражения были высказаны членом Горсовета Дэвидом Ясски, который представляет Вильямсбург-Гринпойнт.
Городские власти на подобную критику не ответили, поскольку, согласно существующему порядку, мнения с мест не носят обязательного для учета характера. После появления предложения о застройке оно рассматривается в Плановой комиссии города и с ее заключением передается в Горсовет для окончательного голосования. И, как подтверждает председатель Комитета по зонированию Горсовета Тони Авелла, «все указания идут сверху, и мы им подчиняемся, хотя я считаю необходимым учитывать мнения снизу».
Наглядный пример игнорирования мнений с мест представляет собой Гарлем. Общинный совет № 10 предложил, чтобы высота новых зданий на 125-й Стрит не превышала 160 футов. Власти приняли решение, допускающее высоту в 195 футов. Общинный совет потребовал, чтобы в новых жилых зданиях до 30% жилья было доступным для малоимущих нанимателей. Власти отвергли это предложение. Жители Гарлема боятся, что новая застройка дорогим жильем полностью изменит демографию района, и им придется из него переселяться.
Сейчас стали появляться предложения по усилению роли общественности в решении проблем зонирования в городе. Так, член Ева Барон предложила предоставить право местным общинным советам готовить собственные проекты зонирования, т.н. «197-а планы». «Мы требуем, чтобы голос людей был услышан и учтен заблаговременно, до того, когда предложение властей будет уже готово для направления в Горсовет», - говорит Барон, готовая начать подготовку закона по усилению легитимной роли подобных планов в ходе решений о зонировании в городе. Она же считает, что к зонированию надо подходить не локально, а более широко, учитывать, как зонирование одного района может влиять на зонирование другого. Планировщики города должны принимать локальные решения с учетом общей концепции развития всего города в целом.