на обочине пикника

В мире
№36 (646)

Высочайший акт социальной справедливости, о необходимости которого так долго говорили защитники угнетенных, наконец-то свершился: бывшая метрополия согласилась выплатить своей бывшей колонии компенсацию. В конце августа стало известно, что согласно соглашению, подписанному руководителями Италии и Ливии, последняя будет получать по двести миллионов долларов ежегодно в течение двадцати пяти лет. Таким образом, создан прецедент и установлена своеобразная такса, по которой тридцать два года колониального господства оцениваются в пять миллиардов долларов.
Конечно, Италия не будет выкладывать денежки чистоганом. Она обязалась построить северо-африканское шоссе длиной около тысячи километров, которое пройдет из Туниса через Ливию в Египет, инвестирует в экономическую инфраструктуру Ливии, обеспечит стипендии и гранты ливийским студентам, а также разминирует минные поля, до сих пор угрожающие населению страны.
Может быть, так и надо решать проблемы отношений между странами Запада и Востока? Может быть. Но это лишь единичный случай. И он ни о чем не говорит, кроме того, что Берлускони, тот самый Берлускони, которого в чем только ни обвиняли, обеспечил для своей страны достаточно длительный период бесперебойного снабжения углеводородным  топливом, основным поставщиком которого для Италии является именно Ливия. Такую гарантию ливийский лидер Муамар Каддафи дал в ответ на «покаяние» Италии, и эта гарантия, согласитесь, многого стоит в свете последних событий на Кавказе, которые заставили руководителей европейских стран всерьез задуматься о том, какую политическую цену они готовы заплатить за газ, получаемый ими из России.
В общем, Сильвио Берлускони одним выстрелом поразил сразу две мишени. Он показал себя весьма продвинутым политиком, считающим для себя необходимым отвечать даже за «грехи отцов», а кроме того, продемонстрировал своим коллегам по Евросоюзу, что, несмотря на личную дружбу с российским премьером, он обезопасил себя от необходимости превращать эту дружбу в нечто более обязывающее.
Однако прецедент есть прецедент. Теперь любая страна, в прошлом бывшая чьей-либо колонией, может, ссылаясь на пример Ливии, если и не настаивать, то по крайней мере намекать на то, что, дескать, неплохо было бы как-то оплатить издержки колониального прошлого. Ну а как быть в других случаях? Как быть тем, у кого нет видимых виновников? К примеру, Ирану, который никогда не был ничьей колонией. Очень просто. Колонией Иран не был, но империалисты все равно вертели им как хотели. Поэтому и враг есть – мировой империализм во главе с «большим сатаной» - Соединенными Штатами Америки.
Но Штаты что-то не очень стремятся принимать на себя вину за страдания иранского народа. Да и были ли страдания, и если они и были, не виновны ли в них те, кто правил этой страной? - считают в США.
Считают, на мой взгляд, совершенно справедливо. Но это только на мой взгляд да еще на взгляд половины населения мира. А для руководителей нынешнего иранского режима – капля в море. У них, считающих себя ответственными за всю исламскую «умму», на этот счет особое мнение. Они считают, что Запад оттеснил исламский мир на обочину, затормозил развитие и обрек на нищету и унижение миллионы и миллионы мусульман. И за это, считают они, Запад должен ответить.
Одна незадача, после того как Советский Союз приказал долго жить, все ресурсы, которые США до тех пор предназначали для борьбы с коммунизмом, были брошены на борьбу с исламом, считают в Иране. Мир стал однополярным. И это, по мнению иранской теократической верхушки, очень плохо.
Что же делать? Ракеты и атомную бомбу. И все же в одиночку «большого сатану не одолеть». Как было бы хорошо, если бы у исламских стран появился большой-пребольшой союзник. Что-то вроде бывшего СССР, но без атеизма в голове.
И такой союзник, похоже, появился. Это Россия. Во всяком случае, некоторые в мусульманском мире так думают. Тот же Иран ощущает на себе благосклонное отношение этой страны в том, что касается ядерной программы. Сирия, вспоминая благословенные времена массированных поставок вооружений из Советского Союза, долги по которым к тому же были позднее списаны, прямо предложила российским руководителям разместить на своей территории ракеты и военно-морскую базу. И даже террористическое движение ХАМАС, судя по опубликованной на хамасовском сайте 28 августа статье Александра Проханова, «готово вместе с Россией строить «новый мировой порядок», основанный на справедливости».
На вопрос «брата Проханова» о том, в чем «дорогой Халед» видит «общность интересов ХАМАСа и России в этом регионе и мире», так как «очень важно установить тесные отношения России и ХАМАСа в политической, информационной, культурной и, не исключаю, в военной сфере», последний ответил, что «ХАМАС готов стать большой дверью, сквозь которую Россия может вернуться в этот регион и стать здесь одним из главных игроков». Ни больше и ни меньше.
Машаль приглашает к сотрудничеству партнера, который ему, Машалю, даже как бы задолжал: «Но, брат мой Проханов, понимает ли Россия роль арабского мира, который ведет многолетнюю борьбу с Америкой в этом регионе, отвлекает на себя силы американских агрессоров, что позволило России пережить трудные времена, окрепнуть, встретить Америку во всеоружии? Америка увязла в этом регионе, потому что встретила непримиримое сопротивление в Ираке и Афганистане, в Ливане и Палестине. Американцы вынуждены были помогать Израилю, заниматься ядерными технологиями Ирана, это отвлекало их от русских, позволяя вам крепнуть и развиваться до начала решающей схватки».
Отчего же и сирийцы, и хамасовцы так рвутся в союзники России? Не слишком ли они самонадеянны? Есть ли у них основания считать, что они найдут отклик и с российской стороны?
Формально у них такие основания есть. Их они находят в той риторике, которой российские руководители сопровождают свои действия в конфликте с Грузией. Более того, их вводит в заблуждение тот факт, что в хор официальных заявлений руководителей России и чиновников более низкого ранга вплетаются голоса некоторых религиозных деятелей. Например, замглавы отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин посоветовал российским властям жестко отстаивать особый путь развития России и наращивать военную мощь: «Нам нужно быть сильными, в том числе в военном отношении, иметь волю и способность остановить любое посягательство на наш образ жизни, наши интересы в мире, нашу способность влиять на происходящие в мире процессы», потому что путь западной цивилизации, как он выразился, - это «вектор, ведущий в никуда».
Еще более определенное заявление сделал верховный муфтий России Талгат Таджуддин. Он призвал мусульман и православных «сплотиться в едином исламо-православном джихаде против империи Сатаны». Таджуддин надеется, что нынешняя позиция России приведет к скорой потере Америкой своего влияния на международной арене, чем «должны воспользоваться мусульмане всех стран».
Вот и готово, хотя бы и на словах, славное воинство, желающее нет, не выступить против Америки походом, а толкнуть на этот путь Россию. Думается, что у представителей этого воинства (за исключением, пожалуй, православной церкви), кроме декларированных ими целей, есть главная, которая пока еще держится в тайне. Исламскому миру не нужна сильная Россия, точно так же, как не нужна и сильная Америка. Ему нужно одно – гегемония ислама во всем мире. И новая “холодная война”, в которую они не прочь втянуть и США и Россию, работала бы лишь на эту цель. Зря Александр Проханов считает Халеда Машаля своим другом. «Огненный ислам», как Проханов называет то, что исповедует ХАМАС, в такой же степени враждебен России, как и США. И ждет не дождется, когда эти две страны ослабят друг друга.
Совершенно очевидно, что ожидания тех, кто видит в России силу, готовую не на словах, а на деле вступить в жесткую конфронтацию с Соединенными Штатами, мягко говоря, необоснованны. Россия далеко не Советский Союз, который отгородился от всего мира «железным занавесом», что его в общем-то и погубило. СССР исчез с карты мира не в результате подрывного влияния вражеской идеологии, а по совсем другой причине. В этой связи вспоминается недавнее заявление российского премьера, из которого следует, что из альтернативы «жизнь или колбаса» Россия выбрала «жизнь». Отнесем это заявление на полемический жанр его выступления. Ведь это пренебрежение, образно говоря, «колбасой», что включает в себя все то, что необходимо для жизни, и погубило СССР. Нынешнее поколение (чуть не написал - советских) людей, особенно тех, кто относит себя к так называемому среднему классу, вряд ли готово жертвовать своим благополучием ради сомнительной чести быть союзниками одиозных режимов и террористических организаций и вновь, как в советские времена, оказаться вместе с ними на обочине жизни. А ведь жизнь, хоть это и не веселый пикник, но в ней, согласитесь, есть много хорошего.


Комментарии (Всего: 1)

Демократическая Ливия и авторитарная Россия. Конечно режим Каддафи более надежен, чем в России. И Хусейн не плохо правил а Ираке, в свое время. Вобщем не статья, а бред.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *