Вперед, в прошлое?

В мире
№36 (646)

В науке та или иная гипотеза начинает считаться теорией лишь в том случае, если предсказанный ею результат реализуется в любом из множества аналогичных экспериментов. Так и в политике. Если вы проводите некую акцию неоднократно и всякий раз получаете одинаковый результат, это может означать только одно: в случае положительного результата смело используйте накопленный опыт и в дальнейшем, но если результат не тот, на который вы рассчитывали, прекратите опыты, они вам ничего нового не дадут.
На днях газета «Аш-Шарк аль-Авсат», выходящая в Лондоне на арабском языке, сообщила, что Израиль недавно уведомил США о том, что израильское правительство готово вывести своих военных из спорной части деревни Раджар, известной также под названиями Аджар и аль-Гаджар, расположенной на границе между Израилем и Ливаном. В обмен Израиль требует письменное обещание ливанского правительства гарантировать безусловный контроль над передаваемой территорией со стороны миротворческого контингента ООН. Согласно сообщению неназванного источника в Ливане, командующий подразделениями ЮНИФИЛ передал Израилю информацию о заинтересованности властей Ливана в данном вопросе и даже заверил в том, что подчиненные ему силы ЮНИФИЛ возьмут на себя все необходимые обязательства и будут неукоснительно соблюдать их.
Из этого же источника стало известно, что в Бейруте надеются на то, что вывод израильских войск из Раджара сделает возможным дальнейший шаг – уход Израиля из района «ферм Шебаа», также являющегося спорной территорией, «освобождение» которой является официальной задачей и оправданием деятельности организации «Хезболла».
В общем, во всех этих сообщениях просматривается давно известная формула «территории – в обмен на мир».
Формула эта многократно проверялась экспериментально, но ни один из опытов не подтвердил, что она работоспособна. Читатель сомневается? Что ж, давайте вспомним. Израиль ушел из Южного Ливана. Итог – «Хезболла» на границе и Вторая ливанская война. Израиль ушел из Газы. Результат – ракетная война, почти не уступающая по интенсивности той, которую вела «Хезболла» из Южного Ливана. Да и договоренности Осло, что это - как не попытка отдать территории (в данном случае это Иудея и Самария) в обмен на то, что арафатовская автономия трансформируется в миролюбивое (или, по крайней мере, не враждебное Израилю) палестинское государство. Попытка эта кончилась второй интифадой.
Но ведь у Израиля есть сосед, с которым договор по принципу «территории в обмен на мир» дал великолепный результат, скажет читатель. Да, такой сосед есть, это Египет. Да, отдав Египту Синайский полуостров, Израиль заключил с ним мирный договор, который сделал южную границу Израиля спокойной. Однако политический режим в Египте нельзя назвать стабильным. Его постоянно испытывают на прочность различные организации исламских экстремистов. И никто не может исключить такого развития событий, когда исламисты, придя к власти в этой стране, просто отмахнутся от договора с Израилем, как от ненужной формальности.
Вялотекущие непрямые переговоры между Израилем и Сирией ведутся под тем же лозунгом – мир за территории. В данном случае территории – это Голанские высоты. Они стратегически важны для Израиля. Если бы по Голанам проходила граница с какой-нибудь дружественной или нейтральной страной, то - ради Бога, но Сирия уже несколько раз во время войн против Израиля пользовалась преимуществами размещения дальнобойной артиллерии на этих высотах. Возвращение Сирии на Голаны, откуда виден практически весь север и центр Израиля, вновь может побудить если не руководителей Сирии, то, по крайней мере, экстремистов, которых в Сирии не меньше, чем в Ливане, к очередному «освобождению Палестины».
Итак, Израиль вновь пытается повторить ни разу не удававшийся в прошлом опыт в надежде на то, что в этот-то раз он наконец будет успешным? К сожалению, это так. Даже объяснения необходимости ухода с Голан приводятся старые, которыми пользовался еще Ариэль Шарон, планируя «размежевание» с Газой, обещая «жесточайший ответ» на любую атаку палестинских боевиков после размежевания. Каков был этот ответ, мы знаем. И вот теперь, как сообщает израильская пресса, один из израильских правительственных источников, конечно же неназванный, объясняет народу, что «с помощью эвакуации с территории Шебаа Израиль вытянет коврик из-под ног Насраллы, а его отговорки продолжать «сопротивление» во имя интересов Ливана потеряют всякий смысл. Если эта область будет передана Ливану, то станет совершенно ясно, что отговорки «Хезболлы» направлены на маскировку своих главных целей - глобальный террор и обеспечение иранских интересов».
О том, что истинные цели «Хезболлы» заключаются в глобальном терроре и обеспечении иранских интересов, давно известно всем, кроме, пожалуй, «одного из израильских правительственных источников», который для получения дополнительной информации об этих целях готов вновь провести эксперимент, результат которого не может предсказать разве что человек, абсолютно лишенный памяти.
Если мы продолжим аналогии между наукой и политикой, то заметим, что, как в науке непродуктивно проводить эксперименты в спешке и суматохе, так и в политике нельзя делать попыток экстренно добиваться желаемого результата, особенно в тех случаях, когда отсутствуют реальные предпосылки для успеха. Однако политиков то и дело поджимает время и подводят форс-мажорные обстоятельства. То им надо избежать неприятностей во внутрипартийной жизни, то надо успеть до окончания каденции. Но эти объяснения обычно предъявляют публике политологи и журналисты. Сами же политики до последнего момента уверяют своих избирателей в том, что они идут единственно правильной дорогой, и никто лучше, чем они, с ситуацией не справятся. И такие объяснения зачастую срабатывают.
Но давайте вернемся к Голанским высотам, а вернее, к переговорам с Сирией, которые, как уверяют, приведут к миру, пусть и сопровождаемому болезненными уступками.
Второго сентября одна из кувейтских газет сообщила, что политический лидер ХАМАСа Халед Машаль покинул Дамаск. Он якобы перебрался в Судан. Палестинцы в Кувейте будто бы объясняют стремительное перемещение Машаля тем, что это является частью тайной сделки между лидером ХАМАСа и сирийскими властями, а это якобы подтверждает, что в переговорах между Израилем и Сирией достигнут значительный прогресс. Мол, Сирия пошла навстречу Израилю, поставившему одним из главных требований на переговорах разрыв отношений между Сирией и палестинскими террористическими группировками.
В такую версию событий верится с трудом. Куда легче верится в то, что Машаль после предупреждений Израиля, переданных ХАМАСу через египтян, о том, что руководители террористов в случае возобновления ракетных обстрелов вновь могут стать мишенью для точечных ликвидаций, решил не испытывать судьбу и просто отбыл от греха подальше. Сирия же, которая болезненно лавирует между своим покровителем – Ираном – и возможным поражением от Израиля в случае начала операции по уничтожению инфраструктуры иранской ядерной программы, не опровергает появившиеся в прессе конспирологические слухи. Они сейчас выгодны Сирии, так как дезориентируют тех, кто предпочитает видеть в предполагаемом бегстве Машаля не боязнь за собственную жизнь, а один из результатов переговорной политики.
Есть ли альтернатива этому бессмысленному хождению по кругу, бесчисленному повторению болезненных экспериментов? Альтернатива есть. Это новое правительство Израиля, которое вело бы переговоры со своими соседями не с позиции бессмысленных уступок, а с позиции уверенной в себе силы.
До выборов в Израиле еще есть время, и поэтому я могу позволить себе поговорить о том, каким мне хотелось бы видеть это правительство, не опасаясь упреков в предвыборной агитации. Мне кажется, что это должно быть правительство «Ликуда». Я, конечно, понимаю, что государственная система Израиля не дает возможности создать однопартийное правительство, но премьер-министром должен быть лидер этой партии - Нетаньягу. Впрочем, мне еще хотелось бы видеть в этом правительстве на одном из главных постов и его внутрипартийного конкурента – Моше Фейглина. Эти два человека - светский сионист и сионист религиозный - могли бы привнести в политику страны новую струю, которая смыла бы накопленные за многие годы наносы левого соглашательства и отхода от того, что называлось национальным домом еврейского народа.
Заключение Израилем мира со своими арабскими соседями стало бы самым значимым событием во всей истории современного Государства Израиль. Но – такого мира, который бы зафиксировал нынешние границы, мира, который не оставил бы лазеек для новых попыток со стороны арабских государств еще раз подвергнуть сомнению правомерность существования Израиля, мира, который раз и навсегда снял бы постоянную напряженность на Ближнем Востоке.
Но для этого надо не повторять ошибок прошлого, а искать новые подходы.


Комментарии (Всего: 1)

Статьи шелкопера Восковского напоминают меню в Макдональдсе: названий много, а вкус один и тот же. Ешь, толстеешь и тупеешь...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *