ankara escort

“СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА”

Культура
№36 (646)

Событие, о котором я хочу написать, происходило в 1948 году. На сцене Кировского театра в Ленинграде состоялся юбилей старейшего актера балетной труппы Николая Александровича Солянникова. Ему исполнялось 75 лет.
В те времена юбилеи праздновались пышно. В честь 75-летия Солянникова давали «Спящую красавицу», один из самых совершенных классических балетов М.Петипа на музыку П.Чайковского. Этот вечер сыграл в моей жизни огромную роль. После возвращения из эвакуации мама водила меня в Малый и Кировский театры оперы и балета на оперные и балетные спектакли. Но именно тогда, начиная с того юбилейного вечера, балет стал моей главной любовью.
Составы в каждом акте были поистине достойны торжественного вечера.
Прежде всего – сам Солянников. Какой у него был жест! Какой он был значительный, помпезный, величественный – словом, Король. На сцене Кировского-Мариинского театра традиция в исполнении мимических ролей еще держится, но второго такого Короля, каким был Солянников, не появилось.
В первом акте Аврору танцевала Галина Кириллова, которую я знала до этого по балетам Малого театра. Но выступление Галины Улановой я видела впервые. Я никогда больше вообще не видела ее в «Спящей красавице», поэтому последующие воспоминания не заслонили первого. Уланова, танцевавшая второй акт («видение Авроры»), запомнилась мне как почти неправдоподобное видение, не имеющее отношения к реальности. У меня осталось воспоминание, что она даже в дуэтном танце как будто «проходила» через руки партнера как бесплотный дух.
К этому времени Уланова уже переехала в Москву и танцевала в том спектакле со своим московским партнером, премьером Большого театра Михаилом Габовичем.
Последний акт был настоящим созвездием ленинградских прим-балерин и танцовщиков того времени. Аврору и принца Дезире танцевали главные премьеры театра Наталья Дудинская и Константин Сергеев. Но наиболее яркое воспоминание у меня оставили Татьяна Вечеслова в роли Белой Кошечки и Фея Балабина в роли феи Бриллиантов.
Вечеслова - одна из самых выдающихся танцовщиц прошлого века, хотя ее судьба в силу разных причин сложилась не так блистательно, как должна была бы сложиться. Балерина, владевшая техникой танца на высочайшем уровне, красавица, наделенная незаурядным актерским талантом и пылким темпераментом, В комических ролях была так же неподражаема, как и в трагических. Я помню ее исполнение Кошечки так явственно, как будто видела совсем недавно. К сожалению, должна сказать, что последующие поколения постепенно потеряли некоторые хореографические нюансы и акценты, которые я помню по выступлениям Вечесловой.
Балабина не достигла уровня Вечесловой, но она была обаятельна, и публика ее любила. Ее танец в тот вечер действительно сверкал, как бриллиант, она была очаровательна и непринужденно кокетлива. В том спектакле фею Сирени танцевали Алла Шелест и Инна Израилева (позднее – Зубковская).
«Спящую красавицу», премьера которой состоялась в 1890 году, эту энциклопедию классической хореографии, в течение прошлого века несколько раз пытались возобновить. Наиболее кардинальной была неудачная редакция 1952 года, когда Сергеев в угоду исполнительнице Авроры Дудинской кроил и переделывал балет, особенно шедевр Петипа – акт «видение Авроры». Всеобщее возмущение критиков заставило Сергеева в целом вернуться к прежней редакции балета. В 2000 году Сергей Вихарев, танцовщик Мариинского театра, совершил реконструкцию балета Петипа по записям, который сделал помощник М.Петипа Н.Сергеев. И раньше осуществлялись реконструкции старых балетов (например, П.Гусевым, Н.Долгушиным). Но работа Вихарева положила начало новому направлению в русском балете ХХI века.
Я видела балет «Спящая красавица» в исполнении многих замечательных танцовщиков разных поколений и стран. Некоторых я запомнила на всю жизнь. Несправедливо выделять кого-то из них, называя лучшая или лучший (я не говорю об Улановой, она вне сравнений). Но в отношении остальных исполнителей Авроры и Принца, я думаю, можно себе эту вольность позволить.
Лучшей Авророй, на мой взгляд, была и остается Ирина Колпакова. Благодаря не только безукоризненному владению классическим танцем, но и тому, с каким идеальным чувством меры и такта, с каким пониманием стиля Колпакова танцевала Аврору. Я видела Аврор очаровательных, кокетливых, изысканных, романтичных, простодушных, горделивых и даже с намеком на скрытый душевный драматизм. Танец Колпаковой буквально звенел, как хрусталь (извините за высокопарное сравнение). Душевная незамутненность, присущая всем героиням Колпаковой, в данном балете наиболее органично сливалась с ролью. Аврора Колпаковой была подлинно СКАЗОЧНОЙ принцессой.
Подлинно СКАЗОЧНЫМ Принцем в «Спящей красавице» для меня остается Владимир Малахов. Опять же – не только в силу внешнего совершенства танца, красоты линий, воздушности прыжка, но и в силу природной изысканности манер, поэтичности и такой же душевной незамутненности, как у Авроры Колпаковой. Внешняя красота становилась воплощением духовной красоты сказочных героев у обоих исполнителей, красоты, которая существует только в сказке. Герои Малахова вообще часто напоминают мне пришельцев из волшебной страны.
Я пишу о событиях и танцовщиках прошлого (из всех, кого я упоминала, только Малахов в наши дни выступает на сцене), потому что с наступлением нового века и на русской балетной сцене наступили новые времена. Так происходило и в начале прошлого века, но тогда меняли балетный мир люди, одержимые идеями. Сейчас никто ни в России, ни на Западе (насколько я знаю), даже талантливый Алексей Ратманский, пока что не выдвинул позитивной новой идеи в развитии хореографии. Переделки классических балетов под неосуществимым лозунгом возврата к премьерным спектаклям, «однодневки» начинающих хореографов... С одной стороны, отрицание всего, что делалось в ХХ веке, и стремление заполнить репертуар театра западными «новинками» пятидесятилетней давности, с другой – призывы к восстановлению всех, даже неудачных балетов прошедшего века, только бы русских... Постоянная смена художественных руководителей балетных трупп... Словом, полный разброд идей и смятение в умах. Русский балет переживает не лучший период. Никто не знает, чем это закончится. Думаю, что те, кто хочет разрушить традиционный русский балетный театр, – сильнее: за ними кажущаяся тенденция к обновлению, которая выглядит соблазнительной для молодых умов. Неизвестно, какие потери понесет русское балетное искусство за весь период смутного времени и в какую сторону это искусство будет развиваться. Поэтому мне иногда хочется напомнить о прошлом, уходящем в забвение. О тех, кто создавал прекрасное русское искусство балета хоть и в тяжелых условиях советской цензуры, но цензуре вопреки. О громких и менее звучных именах танцовщиков, благодаря которым русский балет был любим зрителями за красоту, гуманизм и высокое актерское мастерство. Потому что у тех, кто любит русский балетный театр, сегодня, я думаю, есть реально выполнимая задача – сохранить память о прошлом.