Удивительный камешек в мозаике искусства

Культура
№36 (646)

Не случайно для заглавия короткого рассказа о творчестве Елены Тылькиной выбрала я когда-то сказанные выдающимся русским художником Юрием Пименовым слова. Тылькина действительно камушек в мозаике искусства: по-настоящему талантливый, самостоятельно мыслящий  мастер, на редкость идееспособный, что в наше время едва ли не раритет. К тому же, явление уж вовсе нечастое - сквозь всё её творчество прочерчена тема. Это женщина, её мечты и желания, счастье и горести, радости и разочарования. Она, подлинная художница, подобно патриарху импрессионизма Камилю Писсарро, списала изощрённейшие эффекты, но не у природы земной, а у природы женщины. В чём и можем мы убедиться, с волнением и большим интересом просмотрев ретроспективу работ Тылькиной, представленную в художественной галерее Квинсборо Колледжа Нью-Йоркского городского университета.
Работам Тылькиной отданы три просторных зала, в каждом – один из трёх не повторяющих друг друга и друг на друга не похожих, но единой темой и мыслью спаянных разделов творчества художницы: оригинальнейшая графика, столь же своеобычная живопись и поражающие разноцветьем светлые и трепетные акварели.
Своё путешествие по прекрасной стране окрашенного эротической фантазией цветения (что и заложено в названии всей экспозиции) я начала с выставки графических этюдов и полотен. Я не оговорилась – рисунки выполнены не только на бумаге, но и на полотне.И там, и там – виртуозно.
Поразительная по накалу эмоций талантливейшая «Орхидея». Недаром она вынесена на обложку каталога, а её фрагмент – на заглавную страничку пригласительного билета. Роскошный цветок, которому суждено быть поначалу нежным бутоном, потом раскрыться и украсить чей-то сад, а после не избежать увядания, будто слился в экстазе с прекрасной, много пережившей женщиной, возникшей волею художницы на холсте. Я сразу угадала автопортрет самой Елены: её душа, нерв, дыхание, её женственность, её сексуальность – тут, в повороте головы, затаённой улыбке, сдерживаемых рыданиях, яростном блеске глаз, в её уверенности в себе, подтачиваемой извечными женскими сомнениями и страхами. «Поцелуй» – страсть и влечение, восхищение и чистая, до прозрачности чистая любовь. Как в есенинских строчках: «...Алой розой поцелуи веют, лепестками тая на губах». «Королева», гордая, властная, умная, красивая... «Ликующе обнажена, шла в короне волос, что волной ниспадали». Откуда-то сверху падающий свет освещает доску, на которой остались лишь, едва ли не за кадром, чёрный король и она, белая королева, потерявшая своё воинство ( любимого? друзей? привычное окружение?), с которым разделена бесконечными клетками с заострившимися углами. Вот он изначальный смысл многостраничной рисованной новеллы: наша (твоя, её, моя?) жизнь, наше одиночество, наша любовь и наши потери. И необходимость держаться. Не сдаваться! И здесь не таинство игры в шахматы, а таинство самой жизни, похожей на шахматную игру и ставящей нам многоходовые задачи. Думается, вот эта концепция – не склоняться под ветром жизненных трудностей, всегда оставаться Женщиной – и легла в основу профессионального успеха Елены Тылькиной. Так же, как претворяющаяся в творческую женская сексуальная энергия.
А в том, что художница успешна, сомневаться не приходится. И не потому только, что работы её раскупаются (вот и сейчас, выставка едва началась, а заявки на покупку нескольких картин и рисунков уже поступили), что экспонируются они в известных галереях и музеях, хранятся в частных коллекциях. Знаком того, что она, недавняя сравнительно иммигрантка, талантом и трудолюбием пробившая себе дорогу в новой стране и новых, очень сложных обстоятельствах, стало её признание в таком мегаполисе, столице мирового искусства вдобавок, как Нью-Йорк. Она - член знаменитейшей Национальной ассоциации американских художниц, членством в которой гордились прославленные мастера, такие, как Мари Кассат и Джуди Чикаго, например. Не однажды работы Тылькиной отбирались из тысяч заявленных для выставок Ассоциации. Побеждала Елена и в конкурсе престижнейшего искусствоведческого журнала «Manhatten Art International». Снова из многих сотен. Репродукции её картин появлялись на страницах этого и других журналов. Поступают и заказы на оформление книг.
Но нам пора в выставочный зал. На этот раз в тот, где показана живопись художницы. Удивляет, как много сумела она сделать за короткий срок. Настоящий трудоголик. Ещё вернее – человек, увлечённый искусством запредельно и одарённый свыше. Стилистику сложносюжетных работ Тылькиной можно обозначить прежде всего как фигуративный символизм, а саму символику так: наше жгутом скрученное бытие, увиденное и оцененное острым глазом и проницательным умом художника. Оно не только понято и прочувствовано мозгом и сердцем, но и наверняка связано с чем-то сокровенным и личным точно так же, как все запечатлённые на полотне женские исповедальные истории. Высшим выражением женского начала в творчестве Тылькиной стали её автопортреты, которых множество. Потому что и в сюжетных картинах почти непременно в том или ином образе выступает она сама. Синдром Фриды Кало? Нет, просто рассказ о себе в этом жёстком и жестоком мире, своего рода отчёт о творческих находках, обо всём, что думано-передумано, пережито, выстрадано и брошено на полотно. Отчёт перед зрителем, перед современником, перед собой. И тут женская её тема раскрывается наиболее полно.
Все, абсолютно все полотна тылькинской «женской» серии – это развёрнутые философские эссе, социальные и психологические исследования. Они современны и своевременны, профессиональны и глубоки, а потому не могут не привлечь внимания и не получить высокой оценки и специалистов, и публики. Каждая картина – это акт самовыражения, своеобразная притча, которую нужно расшифровать и найти в ней своё. Это именно шифрограмма сегодняшней (твоей, моей, авторской) ситуации, настроения, времени, в котором мы живём, тщимся чего-то достичь и достигаем, если не задаёмся целью несбыточной. Женщины подчас чаще, чем мужчины. Время и есть – там, в «закартинье», как бы за кадром – хозяин судеб, хозяин жизни. Тылькина сумела постичь характер Времени и «жизнь разнять , как цепь, на звенья». Вот перед нами женщина, движущая колесо истории и колесо самой жизни, но остающаяся собой – возлюбленной, матерью, высоко несущая знамя неугасающей женственности, не устающая мечтать о сильной и надёжной мужской руке, о счастье, о хорошей семье. Терзания, терзания и «Терзания». Она скорчилась на холодном камне под мостом, а рядом опять она, вознесшаяся, смотрит на себя,здешнюю, уже просветлённым взором. И шедевр – «На перекрёстке». Художница не вняла голосу поэта, распяла себя на перекрёстке судеб. Самоанализ почище Фрейда.
И всюду романтика, окутанная эротикой, бушующая сексуальность. Всё пропускается через собственное духовное пространство, через своё мироощущение. Сюрреализм, слившийся с символизмом. Пожалуй, некоторая перегруженность символами. Но вот новинка – элементы граффити, языка (нет, скорей, арго подростков), буквенные рисунки, в которых закодированы боль, отчаяние, неверие и протест. Вкрапление их в живопись, обогащение ими живописи, органическое их с живописью соединение – открытие Тылькиной, выступившей исследователем такого общественного явления, как граффити.
Любовь. Любовь конкретизирована и в мужских образах, как в могучей фигуре очень земного Посейдона, ещё больше – любимого мужчины. Единственно любимого. Цветок любви в его сердце, в его душе. Он из тех, кто умеет любить и быть верным, заботливым и нежным.
Конечно, нельзя пройти мимо тех холстов, что посвящены Нью-Йорку, гигантскому городу-монстру и доброму волшебнику, который сторицей воздаст за упорный труд и умение не сдаваться. Такому пришельцу улыбнётся царица-удача. Удивляет, как совсем недавняя его жительница сумела познать душу великого города и высветить место женщины в урбанистическом технологизированном мире. Тылькина и колорист превосходный. Третья ипостась художницы – её акварели, поистине великолепные цветы. Царственные букеты, декоративные панно, ласкающие глаз, способные поднять настроение. Яркие и невероятно эмоциональные. Кажется, что они источают аромат. Сама поэзия.
Она стоит посреди огромного галерейного зала, амазонка сегодняшнего авангарда. Такой и видим мы её на лучшем, пожалуй, автопортрете: мужественная, сильная, красивая женщина.
Эта очень значительная выставка в квинсовской университетской художественной галерее продлится до 5 октября, и вы, дорогие читатели, сможете всё увидеть и оценить сами. Адрес галереи тут же, в объявлении, помещенном в нашей газете.


Комментарии (Всего: 2)

For readers of the Russian Bazaar, Yelena Tylkina's web-site:

www.yelenatylkina.com

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
This is a fantastic article which recognizes the beauty, sensitivity and depth of this artist's work. Congratulations to the writer, Margarita Shklarevskaya, and to the Russian Bazaar for its publication. Readers should know that they may be able to see the entire exhibition on line at the web-site of the art gallery. That site is: www.qccartgallery.org

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *