Моцарт дирижирования

Культура
№36 (646)

Натан Рахлин: от горниста в дивизии Котовского до руководителя Государственного симфонического оркестра Украины.

Олег ШУСТЕР
Кирьят-Ата

Паренек лет 16-17 поступал в Киевскую консерваторию.
- Что будете играть? - спросили его.
- Скрипичный концерт Мендельсона, - сказал он и достал из футляра... трубу.
Он блестяще исполнил концерт Мендельсона в своем переложении для трубы и был принят.
Звали паренька Натан Рахлин. А направил его на учебу сам Котовский, знаменитый комдив, герой гражданской войны. Когда Натану было всего 11 лет, дивизия Котовского останавливалась в небольшом украинском городке Снавске (ныне город Щорс). Там комдив и познакомился с музыкальной семьей Рахлиных. Отец был скрипачом и руководил клезмерским оркестром, а его сын Ноня (так в детстве называли Натана) играл на всех инструментах, попадавших ему в руки.
- Будешь горнистом в моей дивизии! - сказал ему Котовский.
Юный музыкант с радостью согласился. Во всех походах и на учениях всегда был рядом с комдивом. Натан выигрывал все конкурсы трубачей-горнистов, проводимые в армии, он мог играть военные сигналы не только сидя в седле, но даже стоя на скачущей лошади. Культ Котовского на всю жизнь остался в семье Натана Григорьевича Рахлина.
После окончания консерватории Рахлин работал в оркестрах Донецка, Харькова. В 1937 году было решено создать Государственный симфонический оркестр Украины. И руководитель Украины Никита Хрущев лично предложил молодому музыканту возглавить этот коллектив. Ровно 25 лет Натан Рахлин был главным дирижером оркестра. А во время войны одновременно возглавлял и Государственный симфонический оркестр СССР.
В пятидесятые годы Рахлин часто гастролировал в Крыму, давал концерты в Симферополе, Ялте, Севастополе. Симфонический оркестр Крымской филармонии был одним из лучших на Украине. Но когда им дирижировал Маэстро, оркестр достигал новых творческих высот, у него появлялись новые краски, ярче становилось звучание, и это было заметно даже простому любителю музыки. Запомнилось, что перед дирижером почти никогда не стоял пюпитр с нотами, он все произведения знал на память.
После четверти века работы создателя и главного дирижера украинского оркестра уволили, несмотря на заслуги и громкие титулы: он был народным артистом СССР, лауреатом Государственной премии, победителем конкурса дирижеров, награжден несколькими высокими орденами. Украине нужны были только национальные кадры. Еврей, даже рожденный на Украине, не подходил для руководства ее главным оркестром. Министр культуры Украины прямо заявил великому дирижеру, посвятившему Украине всю свою жизнь: “Мы вынуждены вас терпеть, потому что своих кадров пока нету”. И как только такой “кадр” появился, Рахлина сразу уволили. Хорошо, что им оказался талантливый человек - Стефан Турчак, который не стал разрушать то, что сделал его предшественник.
К счастью, татары думали не так, как украинский министр. Они пригласили изгнанного дирижера, создали ему все условия для плодотворной работы. Рахлин организовал и возглавил республиканский оркестр в Казани. Он сам подбирал музыкантов для оркестра, сам обучал их, передавая свое мастерство. Вскоре он сделал из своего оркестра коллектив мирового уровня.
Почти 17 лет, до самой своей смерти в 1979 году, руководил Рахлин симфоническим оркестром Татарстана. Прах дирижера согласно его завещанию похоронили в Киеве.
Два года назад, когда великому дирижеру исполнилось бы сто лет, в Казани состоялся большой музыкальный фестиваль памяти Рахлина. Оркестр исполнял произведения, которыми любил дирижировать Маэстро. На доме, где он жил, правительство республики установило мемориальную доску.
Вспомнили его и на Украине: фестиваль памяти Маэстро состоялся в Ялте. В Мисхоре, где он любил отдыхать, в принадлежащем ему небольшом дачном домике открылся дом-музей Рахлина. Средства на его открытие собрал внук дирижера талантливый скульптор Григорий Лысенко. Но в Киеве никаких мероприятий проведено не было. Чтобы открыть мемориальную доску на доме, где много лет жил Рахлин, его дочери Леоноре пришлось закладывать квартиру банку. Государство обещало помочь ей, но обещания не выполнило: ведь на квартиру дирижера претендовал чиновник из окружения Кучмы. Леонора Натановна оказалась под угрозой выселения. Квартиру с трудом удалось отстоять, но эти переживания ускорили кончину дочери Рахлина. Она была известным историком-краеведом, блестящим экскурсоводом, большим знатоком истории Киева.
В советские годы великий дирижер был “невыездным” и почти не бывал за границей. Но и музыканты, и любители музыки во всем мире хорошо знали его творчество по записям. Именно американцы назвали его “Моцартом дирижирования” и создали фонд Рахлина. В год, когда Рахлина не стало, оркестр “Виртуозы Манхэттена”, руководимый Аркадием Лейтушем, дал в Нью-Йорке большой концерт “Памяти великого Маэстро”.
В планах фонда - организовать международный фестиваль дирижерского искусства, носящий имя Натана Рахлина - великого дирижера современности.

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ
Тринадцатилетним мальчишкой Натан побывал в Киеве, приехал туда по делам вместе с Котовским. Гуляя по городу, они зашли в городской сад. Здесь на открытой эстраде играл симфонический оркестр. Такую музыку Натан слышал впервые. Его настолько потрясли “Прелюды” Листа, что он едва не потерял сознание. И тогда мальчик решил, что обязательно станет дирижером.

ТИШЕ! МАЭСТРО СПИТ...
Натан Григорьевич не только руководил симфоническим оркестром Татарстана, но и преподавал в Казанской консерватории. Для пожилого человека это большая нагрузка. Возглавлял консерваторию композитор Назиб Жиганов - большой друг Рахлина.
Однажды во время урока Натан Григорьевич задремал. Студенты пришли к директору:
- Наш учитель спит, - пожаловались они.
Директор укоризненно посмотрел на них:
- Ваш учитель - немолодой, уставший человек, который очень много работает. Да и вы, наверное, к занятиям подготовились плохо, и с вами скучно было заниматься. Вот он и задремал. Что вы должны были делать? Вы должны были сидеть тихо-тихо, чтобы беречь его сон, подождать, когда Маэстро отдохнет, а потом продолжать занятия. А вы сразу жаловаться... Стыдно!

НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ НАТАН
Вот что рассказал об одном из выступлений Натана Рахлина его друг, кандидат искусствоведения, профессор Георгий Кантор:
“Моя вторая встреча с Рахлиным произошла в 1967 году в Кисловодске. В то время я работал с оркестром Ленинградской филармонии в качестве лектора. Рахлин дирижировал сочинениями Иоганна Штрауса, где музыканты “балдели” от откровенной чувственности и пикантности исполнения. На выездном концерте в Пятигорске в начале исполнения “Персидского марша” Рахлин вдруг сошел со своего подиума, но музыканты продолжали исполнение, толком не понимая, что произошло, пока Маэстро не подошел к последнему пульту первых скрипок, взял у скрипача инструмент и, заиграв на скрипке, стал вновь дирижировать. Музицирование в духе штраусовских времен вызвало бурю восторга. Публика бисировала. Рахлин вышел вторично, дал вступление “Персидскому маршу”, взял тромбон у артиста и с блеском доиграл с оркестром пьесу до конца. Некоторые чопорные музыканты были шокированы, но демократически настроенные слушатели по достоинству оценили милые “шалости” порой непредсказуемого Рахлина”.

ДРУЗЬЯ ДИРИЖЕРА - КНИГИ
Самым большим увлечением Натана Григорьевича, - после музыки, разумеется, - были книги. Он имел огромную библиотеку, насчитывающую примерно двенадцать тысяч томов. Он прекрасно знал классику - и русскую и зарубежную, но особенно любил произведения древних историков и мыслителей: на его письменном столе постоянно находились книги Тацита, Плиния, Платона, которые он читал и перечитывал.
Супруга Рахлина Вера Львовна следила за порядком на книжных полках и никому не давала книги на дом. Здесь, в квартире дирижера, их можно было читать сколько угодно, но выносить из дома нельзя ни в коем случае.
Много было в этой библиотеке раритетов, совершенно уникальных книг. Один из них - книга-альбом “Царская охота”, который был издан до революции тиражом всего сто экземпляров. В книге были оригинальные рисунки Верещагина, Коровина, Головина и других знаменитых русских художников. Такие раритеты содержались в особом шкафу, стоящем в гостиной. Шкаф сам по себе был произведением искусства - резной, инкрустированный, изготовленный каким-то известным мебельным мастером в XIX веке. На шкафу стояли 30 бронзовых бюстов великих музыкантов. Еще один вместительный красивый шкаф предназначался для партитур и стоял в кабинете Маэстро. А на письменном столе, за которым работал Рахлин, высилась скульптурная композиция - бронзовый Наполеон на коне.

РОДСТВЕННИК САХАРОВА
Так случилось, что племянник Рахлина - сын его двоюродной сестры - женился на дочери Елены Боннэр. Таким образом, великий дирижер автоматически стал родственником не менее великого ученого и правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова. И хотя они почти не общались, Рахлин сразу же впал в немилость к украинским властям и остро ощутил это на себе. Не могли власти простить ему такие неблагонадежные родственные связи.

НА ВСЕХ ИНСТРУМЕНТАХ
ОРКЕСТРА
Натан Григорьевич один из немногих дирижеров в мире, игравший абсолютно на всех оркестровых инструментах - струнных, духовых, ударных. Однажды арфистка оркестра никак не могла справиться со своей партией. Она стала утверждать, что так для арфы не пишут и сыграть это вообще невозможно. Тогда дирижер сел на ее место и сыграл на арфе так, словно всю жизнь только этим и занимался. Арфистке ничего не осталось, как тщательней учить свою партию.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ МАЭСТРО
В последние годы жизни на выдающегося дирижера обрушилось огромное горе: умерла его любимая внучка, которой было всего 17 лет, в том же году скончалась жена Вера Львовна, которая была его верной спутницей на протяжении полувека. Натан Григорьевич сразу резко сдал, состарился, потух его острый взор, спина ссутулилась, ходить стало тяжело.
Но когда ему надо было работать с оркестром или проводить концерт, то уже перед выходом на сцену Маэстро преображался, отрешался от всего, и тогда выравнивалась спина, менялась походка, загорались глаза. С высоко поднятой головой, стремительным шагом он выходил на сцену, легко восходил на дирижерский подиум, поднимал свою дирижерскую палочку... Оркестр на мгновение замирал, взгляды всех оркестрантов были устремлены только на руки дирижера. Взмах палочки, и начиналось великое таинство музыки...
Еженедельник “Секрет”


Комментарии (Всего: 3)

Моя-мамочка-двоюродная-сестра-натана.....рассказывала-о-нём-когда-ещё-времена-ещё-были....-мы-были-маленькими.....-жили-на-укр.-ездила-в-гости-много-рассказывала-забавного.кем-мы-приходимся (братья)-к-стыду-не-знаю-гордимся-!!!!!-мой-телефон-0544487727-в-израиле-..-спасибо-много-информации-!!!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Каждый день, по дороге домой и из дома, прохожу по новой улице Казани, которую назвали именем Натана Рахлина, и каждый день вспоминаю концерты симфонической музыки в актовом зале Казанской консерватории, куда я ходила на воскресные абонементные концерты для детей.
Вел концерты всегда Г.Кантор, а оркестром дирижировал Н.Рахлин. Ребёнком я не осознавала, что вижу и слушаю великих учителей, выдающихся музыкантов, тогда я знала только одно, что музыка меня не просто притягивает своими многогранными чувствами, но и становится мне необходима как воздух. Я не могла пропустить концерта. До сих пор прекрасно помню гамму чувств, что овладевала мною на концертах симфонической музыки.
После вступительного слова Г.Кантора на сцену выходил
невысокий Натан Григорьевич, неспешно проходил сквозь оркестр , как-то не очень ловко кланялся в зал, но как он преображался с первым взмахом дирижерской палочки. Его руки превращались в всеобъемлющие и могучие крылья и руки-крылья сначала давали чёткие указания
музыкантам оркестра , а потом и весь зал "летел" за музыкой......
Я благодарна судьбе за то, что видела работу великого МАЭСТРО, благодарна Натану Григорьевичу за свои детский впечатления и за то, что его концерты повлияли на выбор моей профессии-27 лет учила детей игре на фортепиано в Сибири.
Я каждый день прохожу по улице Н.Рахлина.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Я не просто однофамилец, но и родственник великого Маэстро. В книге Георга Кантора "Жизнь для вечности", которую автор-составитель любезно подарил мне, есть упоминание о двоюродном брате Натана Григорьевича - Леопольде Матвеевиче Рахлине, казанском профессоре - ревматологе. Но Леопольд также был двоюродным братом моего отца, и я даже видел его однажды перед войной... Следовательно?!

Видел я также где-то в начале 50-х и Натана Гргорьевича за дирижёрским пультом в Харьковской филармонии и запомнил этот вечер на всю жизнь. В то время главным дирижёром там был очень эффектный И.Б.Гусман, но теперь тот же оркестр звучал совершенно иначе, ярче. Доставшееся мне на галёрке место было расположено так, что мне было хорошо видно сбоку лицо дирижёра - оно меня поразило вдохновенной мимикой, отражавшей нюансы звучавшей музыки. Я запомнил и программу концерта - исполнялась, в частности, увертюра "1812 год" Чайковского, оркестр усилен был группой духовиков из военной академии и колоколами... Впечатление потрясающее!
Фамилия и семья Рахлиных дала искусству и литературе довольно ярких деятелей. Мог бы назвать руководителя Ленинградского мюзик-холла Илью Рахлина, его казанского тёзку - литературоведа и вузовского педагога, декана филфака тамошнего пединститута, свою родную сестру - Марлену Рахлину, известную поэтессу... Но, конечно, вершиной творческого мастерства, фамильной гордостью нашего "древа" стал "Моцарт дирижирования" - незабвенный Натан.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *