Они хотели домой

История далекая и близкая
№36 (646)

Большая гражданская война в России развернулась после того, как вспыхнул Чехословацкий мятеж.
Уход генералов и офицеров на Дон, формирование Белой армии в начале 1918 года, легендарный Ледяной поход под командованием Лавра Корнилова – первые попытки сопротивления красным, которые вошли в историю как начало гражданской войны.
На самом деле сюжет гораздо запутаннее. В такие моменты, наверно, не бывает одной причины, а существует роковое стечение обстоятельств, даже случайностей.
Об этом и думаешь в зале федеральных архивов на выставке, посвященной 90-летию восстания Чехословацкого корпуса. Скромной, не привлекшей внимания широкой публики.
В Первой мировой войне на стороне России сражался 60-тысячный корпус чехов и словаков. После Октябрьской революции он формально перешел в подчинение Франции и по договору с Советским правительством должен был быть выведен в Европу. Но путь на запад преграждали германские войска. Поэтому корпус решили отправить морем через Владивосток - 63 эшелона по 40 вагонов протянулись через всю страну от Пензы до бухты Золотой Рог.
На выставке демонстрируется телеграмма Троцкого от 25 мая 1918 года с приказом о немедленном разоружении чехословаков. Некоторые журналисты пишут, будто бы она и стала детонатором. Такая прямая трактовка более чем сомнительна. Троцкий, наверно, не мог не понимать, как опасно провоцировать столь мощную организованную военную силу на территории своей страны. Все равно, что поджечь бикфордов шнур от Урала до Тихого океана. Значит, имелись для телеграммы основания?
Ясности нет. То ли мятеж вспыхнул раньше, из-за случайной драки на станции Челябинск, когда чехи убили одного венгерского солдата. Власти Челябинска арестовали группу чешских легионеров. Их товарищи из эшелона пошли на штурм, освободили своих, заодно захватили городской арсенал с тысячами винтовок и пушками... То ли был тайный приказ Антанты. Как и трактовали советские историки. И не только советские.
Что происходило в России до вооруженного выступления чехословаков?
Конец 1917 – начало 1918 года. Генералы Алексеев и Корнилов ушли на Дон, к атаману Каледину, и начали формировать Белую армию в Ростове и Новочеркасске. Но добровольцев НЕ БЫЛО. Нельзя же считать армией 4 тысячи офицеров, приехавших на Дон со всей России.
Воевать не хотел никто. Ни офицеры, ни казаки. Тем более так называемая буржуазия. Атаман Каледин на заседании Донского правительства признал: “Положение наше безнадежно. Население не только нас не поддерживает, но и настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бессмысленно... Хватит болтать! От болтовни Россия погибла!”
И застрелился.
Мемуары участников событий, в первую очередь Деникина, полны желчи, злости, разочарования: “Напор большевиков сдерживали несколько сот офицеров и детей-юнкеров, гимназистов, кадет, а панели и кафе Ростова и Новочеркасска были полны молодыми, здоровыми офицерами, не поступавшими в армию. После взятия Ростова большевиками советский комендант Калюжный жаловался в Совете рабочих депутатов на страшное обременение работой: тысячи офицеров являлись к нему в управление с заявлениями, что они не были в Добровольческой армии... Так же было и в Новочеркасске. Донское офицерство уклонилось вовсе от борьбы”.
Новочеркасск защищали 147 офицеров, юнкеров и гимназистов.
Что они могли сделать против экспедиционного корпуса из 10 тысяч красногвардейцев и солдат Петроградского гарнизона под командой Рудольфа Сиверса? После удара красных корниловцы отступили и двинулись на Кубань, к Екатеринодару. Так начался Ледяной поход. Пока дошли, Екатеринодар взяли большевики. Штурм провалился, Корнилов погиб, армия вернулась на Дон.
А на Дону настроение казачества резко изменилось. Постарались красные победители - расстреляли две тысячи казачьих офицеров, начали конфискацию хлеба, приказали казакам сдать оружие.
Дон забурлил. Потрепанную Добровольческую армию уже под командованием Деникина встретило казачество, готовое сражаться против революционных мародеров и насильников.
Возможно, и тогда гражданская война не началась бы – слишком силы неравны.
Само того не ведая, ее провоцировало правительство Ленина. Антанта еще в ноябре 1917 года заключила договор о борьбе против большевизма. Однако энтузиазма никто не проявлял. В марте 1918 года Совнарком отказался от выплаты царских долгов. Деньги пропадают! Самые большие – у Франции.
Тут-то и вспыхнул мятеж Чехословацкого корпуса. Напомню, корпус формально подчинялся правительству Франции. Существовал тайный приказ или не существовал – неизвестно.
Важен факт. За один-два месяца освобождены от красных Самара, Пенза, Сызрань, Саратов, Симбирск, Бугульма, Уфа, Екатеринбург, Тюмень, Челябинск, Петропавловск, Курган, Омск, Новониколаевск (Новосибирск), Мариинск, Нижнеудинск, Канск, Томск, Иркутск, Чита...
Советская власть от Пензы до Владивостока пала.
Белое движение с самого начала было движением обреченных. Вспомним слова донского атамана Каледина: “Положение наше безнадежно. Население... не поддерживает... Сил у нас нет, и сопротивление бессмысленно”.
И вдруг оказалось, что вчера еще всесильная большевистская власть висит на волоске. Чехословацкий корпус взял Казань! Захватил золотой запас Российской империи!
Самые робкие враги большевиков взбодрились и немедленно взялись за оружие, возникли антибольшевистские республики – от Уфимской Директории до Сибирской Директории.
В августе 1918 года французское правительство направило на Дальний Восток и в Сибирь генерала Жанена. С заданием возглавить Восточный фронт в ранге “главнокомандующего Союзными войсками в Сибири”. Конкретно - взять под контроль Чехословацкий корпус.
В ноябре 1918 года французские корабли встали на рейдах Одессы и Севастополя.
В начале 1919 года, 3 февраля, Троцкий издал приказ о расказачивании. Дон восстал.
Так со всех сторон подбрасывался уголь в топку и раздувался пожар.
Чехословацкие легионеры, после выступления которых и развернулась большая гражданская война, не хотели сражаться с большевиками или с любой другой властью в России. Они хотели домой. Но волею судьбы оказались вовлеченными в бойню. 28 октября 1918 года в Праге была провозглашена Чехословацкая республика. После этого удержать их на чужой земле и в чужой войне стало и вовсе невозможно. Транссиб находился под их контролем. По нему и двинулись с Урала, Поволжья и Сибири поезда на Владивосток.
К тому времени адмирал Колчак после поражения в войне и сложения полномочий верховного правителя России находился в эшелоне под охраной чехословаков и миссии генерала Жанена. В январе 1920 года легионеры с согласия Жанена выдали Колчака эсеровскому Политцентру, захватившему власть в Иркутске – в обмен на проезд мимо Байкала. Эсеры передали Колчака большевикам, 7 февраля 1920 года адмирала расстреляли. Затем чехословаки прорвались с боями через отряды белого атамана Семенова. И с красными сражались, и с белыми - за возвращение домой. Летом 1920 года из Владивостока вышел последний из 42 кораблей с бойцами Чехословацкого корпуса. В России осталось четыре тысячи убитых и пропавших без вести легионеров.
А гражданская война в России закончилась через полгода, в ноябре 1920-го, когда последний пароход с белыми офицерами и гражданскими лицами ушел из Севастополя.