2000 морских миль - НА ПЛОТУ ИЗ ПУСТЫХ БУТЫЛОК

Наука и жизнь
№38 (648)

К гринписовцам во всем мире относятся либо с предубеждением, либо с пренебрежением как к лицам неудобным, сующим нос “куда не следует”. Вопрос в том, кто так относится: в основном промышленники, которые не любят, когда им мешают спокойно жить, а вернее, спокойно вредить. Вредить планете, а следовательно, и всем нам.
Но ведь если никому не будет дела до того, во что завтра превратятся моря и земные недра, воздух, которым мы дышим, и вода, которую мы пьем, то, возможно, у человечества, у наших детей и внуков попросту не будет будущего. И те, кому не все равно, что ждет нас завтра, не заслуживают ли они всяческой поддержки и уважения. Иные из них стремятся привлечь наше внимание к назревшим экологическим бедам, даже рискуя собственной жизнью. Именно такие самоотверженные энтузиасты-одиночки объявились на закате лета в Калифорнии.
Но сначала два слова о бедах, чтобы было понятно, ради чего эти люди ломают копья. Однажды я уже подробно рассказывала (№2 “РБ”, “Мусорный остров”) о ситуации в Мировом океане, которую ученые разных стран классифицируют как глобальную катастрофу. Речь идет о колоссальном скоплении мусора посреди Тихого океана, который на 80% состоит из пластиковых отходов нашей цивилизации – разовой тары, поломанных детских игрушек и пр.
Площадь дрейфующей свалки, сметаемой циркулирующими по кругу течениями в зоне мертвого штиля, достигла уже 34 млн кв.км – размер целого континента, и продолжает расти с устрашающей быстротой, каждые 10 лет десятикратно увеличиваясь в размерах. И ничего с этим уже поделать нельзя. Ее некуда деть. Ее невозможно уничтожить.
Под воздействием волн пластмассы крошатся, измельчаются, но не разлагаются, а “фотодеградируют”, оставаясь полимерами. Обитатели океана заглатывают их, принимая за зоопланктон, за пищу. В их желудках пластмасса не переваривается и не выводится, а накапливается, не оставляя места для настоящей еды. Было подсчитано, что ежегодно гибнет свыше миллиона морских птиц и сто тысяч морских млекопитающих и морских черепах от голода или от того, что запутывается в мусорных дебрях.
Тихоокеанская свалка при всех ее невиданных масштабах, увы, не единственная. У берегов Японии формируется еще одна, не уступающая по размерам первой. Всего же в Мировом океане уже обнаружено пять аналогичных скоплений.
Количество пластмассы, производимой в Соединенных Штатах, констатирует American Chemistry Council, за последние 20 лет практически удвоилось. Но ведь использованную продукцию нужно куда-то девать. Утилизация отходов - не решение проблемы. Вариант один – полностью отказаться от применения пластиковой тары, чтобы хотя бы остановить разрастание ее скоплений в океане.
Вот эту проблему и пытаются довести до сознания мировой общественности небезразличные к судьбе планеты люди – не от имени государств, ее создающих, а по собственной инициативе. В северной части Tихого океана ею, в частности, озабочена группа морского ученого, капитана научно-исседовательского судна Чарльза Мура и организация Центр морских исследований (Algalita Marine Research Foundation) – AMRF, им же созданная.
Два американца, плававшие на судне Чарльза Мура, а следовательно, знающие о проблеме не понаслышке, избрали довольно нестандартный, зато впечатляющий метод борьбы с ней – построить плот из того самого пластикового мусора и совершить на нем беспрецедентное путешествие через Тихий океан.
Первый энтузиаст этой сумасшедшей затеи - Маркус Эриксон, вполне солидный и уважаемый человек. Он доктор философии, получивший образование в Южно-Калифор-нийском и Нью-Орлеанском университетах, директор отдела исследований и образования AMRF. Занимаясь преподавательской и научно-исследовательской деятельностью, Маркус все свое внимание сконцентрировал на экологических проблемах океана.
Джоэл Паскал - фотограф-подводник, в прошлом морской исследователь NOAA (Национальной администрации по океану и атмосфере США). Снимая на фото- и видео-камеры подводный мир, он воочию наблюдал катастрофические результаты загрязнения океана, и увиденное так его поразило, что ни о чем другом он уже не мог думать. Узнав о намерениях Маркуса Эриксона, Джоэл, не раздумывая, примкнул к нему.
Они строили свой плот (размерами 10х4 м) в Калифорнии, в Лонг Бич, на лужайке перед Aquarium of the Pacific, администрация которого сама предложила им место. На постройку плота ушло 20 тысяч пустых пластиковых бутылок. Собирать их и увязывать старыми рыбацкими сетями в понтоны помогали студенты Маркуса. В качестве каюты было решено использовать фюзеляж одномоторного самолета Cessna, который откопали на свалке самолетов в Палм Дейле. Никакого мотора и никакого мусора за борт! На старом парусе крупно начертано название судна: “Junk”.
На лужайке перед Аквариумом ежедневно собиралось до 6-7 тысяч зевак. Приготовления снимались на видеокамеры, у энтузиастов брали интервью, и все это широко освещалось в калифорнийской прессе. 1 июня, в день отплытия плота, мало чем отличавшегося от мусорного ящика, в Лонг Бич прошла пресс-конференция, после чего Маркус и Джоэл взяли курс на Гавайские острова. Им предстояло покрыть на своем “Джанке” 2 000 миль (4 200 км).
Вскоре после старта волны разорвали плот на две части, и его пришлось связывать заново прямо в открытом море. Маркус и Джоэл рассчитывали, что плавание займет не более шести недель. И соответственно на такой срок запаслись питьем и едой. Их реальная скорость оказалась вдвое меньше ожидаемой, а следовательно, и срок пребывания в океане увеличивался с шести недель до трех месяцев. “Мы поняли, что просчитались, когда было уже поздно, – рассказывал по прибытии исхудавший Паскаль. – Нам пришлось некоторую часть путешествия ограничиваться половинным пайком.” Сопровождение и корректировка просчетов извне не предусматривались.
Однако помощь все-таки пришла – от такой же шальной энтузиастки, как и они сами. Не могу не познакомить с ней читателя, тем более что она и физически, и идеологически пересеклась с героями нашего рассказа. Зовут бесстрашную мореплавательницу из Англии Роуз Сэвидж.
Не каждый отважится пускаться в плавание на веслах через океан, да еще и в одиночку, особенно женщина. Но Роуз, видимо, сделана из другого теста. Выпускница Оксфордского университета, сотрудница Королевского Географического Общества, участница Лондонского и Нью-Йоркского марафонов, менеджер и консультант лондонского банка. Но к 34 годам она решила, что сыта по горло своей упорядоченной однообразной жизнью, что настало время совершить что-нибудь этакое, значительное. Роуз ушла с работы, развелась с мужем и бросила все свои силы и средства на осуществление в буквальном смысле глобального плана. А надумала Роуз - ни больше, ни меньше - проплыть на веслах за 7 лет через весь земной шар – в одиночку. Цель данной акции та же, что и у калифорнийской пары, – привлечь внимание человечества к экологическому кризису Мирового океана, его катастрофическому загрязнению.
Ее кругосветный рейс начался из Лондона. За 103 дня безо всякой поддержки Роуз Сэвидж пересекла на весельной шлюпке Атлантический океан. В пути у нее сломались весла, вышла из строя вся аппаратура – одинокая беспомощная женщина посреди неспокойного океана! Для связи с внешним миром остался только movement detector, указывавший на то, что она еще жива. Каким-то чудом Роуз сумела добраться до берегов Северной Америки. К концу рейда она весила 50 кг.
Но трудности и лишения ее не сломили. Покорив Атлантический океан, Роуз заявила, что намерена пересечь Тихий – от западного побережья США до Австралии. На такой подвиг не отваживалась еще ни одна женщина в мире. Тихоокеанский маршрут она собирается разбить на три этапа, с двумя остановками. Старт начался этим летом из Сан-Франциско. 25 мая Роуз проплыла под мостом Золотые Ворота и взяла курс на Гавайи. Владелец компьютерной компании Brocade из Силиконовой Долины Лео Лапорт объявил Brocade спонсором отважной мореплавательницы.
С момента выхода в открытый океан ее единомышленников, Маркуса и Джоэла, Роуз находилась на спутниковой связи с ними, договорившись о встрече на полпути. Поразительно, но они-таки пересеклись посреди безбрежного “нигде”. На обоих судах были свои проблемы. Маркус и Джоэл испытывали недостаток продуктов питания, практически голодая. У Роуз испортился опреснитель воды.
Английская шлюпка пришвартовалась к американскому плоту. Три затерянных в океане человека встретились так, будто давно знали друг друга. Обменявшись объятиями и впечатлениями, они поужинали вместе и снова разошлись. Маркус и Джоэл выручили Роуз опреснителем воды и напитками, а она поделилась с ними своими запасами провизии. Такая взаимовыручка помогла всем троим живыми добраться до Гавайских островов – загорелыми, исхудавшими, но целыми и невредимыми.
Друзья встречали их в порту Ala Wai Harbor не с цветами, а с хот-догами и пивом. Пока путешественники неделю приходили в себя на Гавайях, их самодельный плот, с честью выдержавший трехмесячное плавание, был выставлен на всеобщее обозрение на лужайке перед Waikiki Aquarium. Затем его разобрали и отправили уже просто как мусор на пароходе назад – в Калифорнию. Не засорять же океан средствами борьбы за его чистоту. Роуз Сэвидж продолжит свое кругосветное путешествие, взяв курс на Австралию, а друзья-экологи вернутся пароходом в Лос-Анджелес, чтобы оттуда устроить новый рейд в защиту океана, на сей раз – на водных велосипедах вдоль берегов Мексики.
Там, в открытом океане, рассказывали Маркус и Джоэл, их мутило. Но вовсе не от морской болезни, а от отвращения. Их выворачивало наизнанку от огромного количества мусора, плавающего вокруг плота. “Вода только с поверхности кажется чистой, – говорят они, – а зачерпни ее стеклянной банкой - и увидишь кашу из пластмассовых отходов.”
Такие вот отважные борцы за сохранение окружающей среды. Они выискивают способы, возможно, не самые остроумные, не бесспорные, и к тому же сопряженные с риском для собственной жизни, чтобы крикнуть как можно громче, на весь мир – так, чтоб их услышало все человечество: Давайте беречь нашу планету, ее долготерпение не безгранично. Посмотрите, во что мы превратили этот великолепный бескрайний океан! Как знать, может, и докричатся.