Художник и природа. Теснейшая связь

Культура
№38 (648)

Об этой выставке с показавшимся поначалу странным названием узнала я, просмотрев календарь культурных событий Нью-Йорка в нашей газете.
Имплант – вселение, внедрение в наши души, в наш разум мысли, что природа и человек неразделимы, что человек и сам частичка природы - как камень, как водный поток, как растение, что художник больше, чем кто либо другой, призван это выразить. Потому-то и возникла идея создать эту интересную экспозицию, дав ей имя «Имплант» и пригласив 45 художников-ботанистов, т.е. тех, кто в творчестве своём отображает пир, празднество, красоту земных растений, участвовать в этой тематической выставке, концептуально, эмоционально, духовно ещё теснее сближающей нас с многообразнейшим миром природы. Любопытно, что организатором этой художественной экспозиции стало Нью-Йоркское общество садоводов, в состав которого входит и большое число художников-ботанистов. Представлены на выставке профессиональные рисунки, живопись, фотографии, видеоинсталляции. Много работ по-настоящему талантливых. О них-то и хочется коротко рассказать.
Меня просто поразили удивительные офорты, как-то по-новому эстетично и нежно выполненные, будто из тумана выступающие и качающиеся под ветром маргаритки и гвоздики. Рой Этридж – это имя стоит запомнить. В том же поэтическом ключе деревянная скульптура и изумительные книжные иллюстрации Кэрол Боув – цветы, на чьих лепестках не успела ещё просохнуть роса. Литографии Элсворса Келли – ну, это просто шедевр, эротика высшего класса, лёгкая, летящая линия, дивная пластика. Ник Кэйв соорудил фигуру человека, который несёт огромный, какой-то радостный букет, закрывающий его грудь и лицо. Цветы как выразители личностных качеств человеческих. Потому что мы родственны им, потому что и нас, и растения создала изобретательная и щедрая Природа. Это, собственно, и есть лозунг всей экспозиции.
Франческа Вудмен. Девушка и берёзки. Стройна, нежна, как тонкая молодая берёзка, девочка – чистота души и помыслов, ожидание любви. В рисунках пером Дэйл Бёрнинг угадывается влияние японских мастеров, зато у живущего в Нью-Йорке Хироко Оно даже отзвука японской стилистики нет, его энергетически мощные ландшафты близки, скорее, к живописи Чюрлёниса. У Джейн Фрейлихер натюрморты в духе старых голландцев соединены с уходящим вдаль бесконечным пейзажем. А вот и живой натюрморт: крохотная оранжерея, с зеленью которой органично смыкаются гитары и ударные – впечатление однозначно: звучит музыка.
Деревянная резная плакетка «Венера» Зака Харриса: абстракция, но мы видим, как богиня рождается из морской пены в лучах закатного солнца. А «Флора» этого же мастера, буквально гипнотического воздействия, абсолютно точно вписывается в предложенную тему. И конечно же нельзя не сказать о творениях Энн Крейвен, об её акварелях на мокрой плотной бумаге. Это открытие художницы. Сама нежность. Стопки чарующих набросков и словно бархатный диптих «Прости меня, лилия!» Прости меня, Энн, если недостаточно восторженно описала я талантливые твои работы.
Эту выставку стоит посетить. Проходит она в Манхэттене, в гигантском дворцовом холле здания корпорации UBS. Корпорация эта, кстати, выставку спонсирует. Адрес: 1285 6-я авеню, между 51-й и 52-й улицами. Доехать удобней всего поездами метро N, R, W до остановки «49-я улица».