Обыскивать можно... Пока

Америка
№45 (916)

Федеральный окружной апелляционный суд отменил решение федерального судьи Ширы Шейндлин, признавшей неконституционной нью-йоркскую практику stop-and-frisk,  и вернул дело на новое рассмотрение. Новое заседание суда пройдет уже в 2014 году, но без участия самой Шейндлин, которую от ведения этого дела отстранили.  А практику остановок- обысков судья  пока разрешил продолжать. До нового решения.


Напомним вкратце суть конфликта. Пару месяцев назад Шира Шейндлин, рассматривая иск нескольких правозащитных организаций, утверждающих, что чаще всего на улицах останавливают и обыскивают представителей меньшинств, неожиданно поддержала жалобщиков.


В принципе, у Шейндлин сложилась репутация  строгого судьи, который в своих решениях прежде всего поддерживает государство и его институты.


Совсем недавно она доказала это, отвергнув претензии адвокатов Виктора Бута, утверждавших, что американцы не имели права задерживать и судить иностранного гражданина, и приговорила его к 25 годам тюрьмы.
Но на сей раз оказалось иначе. Может ее искусали комары либерализма?


Посчитав нью-йорских копов расистами,  она постановила, что остановки-обыски в их нынешнем виде нарушают права афро– и латиноамериканцев. Саму практику обысков она отменить не смогла, хотя у некоторых наблюдателей сложилось впечатление, что очень хотела.  


До нее правомерность практики досмотра подозрительных подтвердил Верховный суд, но Шейндлин в борьбе за права меньшинств нашла оригинальный выход: выставила такие условия, при которых сами полицейские прекратили бы заниматься досмотрами подозрительных. Она обязала полицейских, проводящих досмотр, носить видеокамеры, которые должны фиксировать процесс задержания и обыска. Шейндлин также приставила к городскому управлению полиции специального федерального надзирателя, в задачу которого входил контроль и проверка полицейских  на предмет  «расизма во время проведения операции stop-and-frisk».


Такое решение вызвало – с одной стороны – радость всякого рода правозащитников (уж как торжествовали общественный адвокат Билл Де Блазио и прочие кандидаты в мэры от демократической партии, которые как один обещали покончить с этой формой борьбы с преступностью»), с другой – раздражение и разочарование городского комиссара полиции Рэя Келли и сотрудников правоохранительных органов.  Копы сразу же предупредили: если решение Шейндлин будет проведено в жизнь – кривая преступности, снижавшаяся все последние годы, поползет вверх.


Но разве правозащитников волнуют такие мелочи?


Решение Шейндлин встретили в штыки все, кому в той или иной степени приходится бороться с преступностью. И пока  противники обысков праздновали победу, пока в массовом порядке подавали иску к городскому управлению полиции с требованием компенсации за неправомерные аресты и задержания, юрисконсульты города готовили апелляцию, чтобы отменить это опасное для города решение.


И у них были на это все основания. Но первый блин вышел комом: апелляционный суд (три человека) отказал городу в рассмотрении иска. И лишь федеральный апелляционный суд в полном составе, рассмотрев жалобу города, постановил, что судья  в ходе процесса нарушила кодекс поведения федеральных судей,  чем «поставила под сомнение свою беспристрастность».


Оказывается, во время слушаний и сразу же после своего эпохального вердикта Шейндлин  пыталась оправдать свое решение в ходе нескольких интервью. Она рассказала журналистам из городских газет, чем  руководствовалась во время процесса, забыв, что подобные откровения нарушают все юридические нормы. Судья должен оправдывать (объяснять) свои решения лишь в судебном постановлении. А  комментировать дело, которое ведешь, как-то не принято. Такая болтливость послужила формальной причиной пересмотра решения и отстранения Шейнлдин от дела.


Последнее, кстати, довольно необычно. Федеральных судей крайне редко отстраняют от дел, хотя жалуются на них часто. Согласно данным сайта US Courts, в 2012 году против федеральных судей было подано 1364 жалоб. 99% остались без удовлетворения.  


 «После приговора федерального суда  многие адвокаты стараются оформить жалобу, и требовать пересмотра дела, – рассказывает профессор права Индианского университета Чарльз Гих. – Но, как правило, пересмотр именно федеральных дел происходит редко. Обычно апелляционный суд поддерживает суд нижней инстанции и лишь Верховный суд принимает подобные решения».   


Федеральные судьи в нашей стране – особая каста. Они избираются по предложению президента и утверждаются Палатой представителей на пожизненный срок. Наказать федерального судью сложно, это должен делать специальный комитет округа, в котором судействует провинившийся. А уж уволить такого судью, чего бы он там не постановил,  очень трудно.
С 1797 года лишь семь федеральных судей подвергли процедуре импичмента (иначе его не отстранить).  Сделала это та же Палата представителей, которая и утверждала их судьями по представлению президента. При этом  нарушения у них были гораздо серьезнее, чем желание Шейндлин обелить (объяснить) свое решение.  Так что, скорее всего, особые неприятности ее не ждут, разве что выйдет на пенсию раньше срока.   


Но, несмотря на такое решение, городским юристам и сотрудникам правоохранительных органов торжествовать и радоваться пока рано. Как утверждает газета Wall Street Journal, за несколько дней до решения апелляционного суда дело о конституционности обысков предлагали трем манхэттенским федеральным судьям. Двое отказались, и теперь вместо Шейндлин рассмотрением займется судья Аналиса Торрес, которая давно известна своей критикой полицейского управления города. Именно ей предстоит определить, является ли конституционным обыск, который проводит полиция Нью-Йорка. И вероятность того, что она признает их конституционными, крайне мала.


53-летняя Торрес не раз высказывалась против этой практики NYPD. Федеральным судьей она стала в апреле этого года с подачи президента Обамы. А Обама продвигает самых либеральных судей.


Об этом говорит и послужной список Торрес. Именно она в 2010  выступала против  практики stop-and-frisk в городских проджектах, население которых составляют  представители афро– и латиноамериканской общины.  Тогда полиция изъяла у Хосе Вентуры, которого обнаружили  в вестибюле Baruch Houses на Нижнем Ист-Сайде, 29 пакетов с кокаином. Вентуру обвинили в хранении наркотиков, но... судья Торрес посчитала обыск незаконным.


Полицейские остановили  и проверили подозрительного посетителя под предлогом неправомерного пребывания в проджекте.  По правилам Нью-йоркского управления социального жилья,  вход в проджекты посторонним (не жильцам или их гостям) запрещен.


«Разве полицейским можно допрашивать и обыскивать человека, который просто стоит посреди вестибюля в билдинге, и у них нет доказательств того, что он совершил преступление?» – написала в своем решении Торрес.
Так какое решение она может принять?


Комментарии (Всего: 1)

NYPD делает свою работу правильно! Конечно, желательно обыскивать и общупывать граждан женского пола ,правда Торрес уже старовата...Блин.Хочу в NYPD!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *