Отсоединение или что такое “молодетство”

Мир страстей человеческих
№45 (916)

В жизни раз бывает восемнадцать лет, – пела в свое время певица. Действительно, один раз. Но долго. Примерно полторы декады. Именно на столько растянут нынче период, который даже специалисты затрудняются назвать. И не  детство, и не юность, но уж точно не взрослость со всеми сопутствующими ей обязанностями. Поскольку упорное нежелание взрослеть и взваливать на себя груз ответственности – явление сравнительно новое (да что там! – совершенно новое, неведомое предшествующим поколениям) – термин ему еще не придуман. Попробуем назвать  его «молодетство». Это молодость с  четкими параметрами детства. А сами субъекты – не иначе как «молодцы», с ударением на первом «о»!

Это не единицы, и не тысячи, это – целое поколение.  Внутри «молодечества» есть свои подгруппы. Одна – это «дети» под тридцать, а то и за тридцать, которые нередко живут со своими родителями, одеваются как подростки, обожают маечки и рюкзачки, меняют работу в надежде  отыскать что–то сверхинтересное. Однако однообразные обязанности и отсутствие «фана» на работе заставляют их  продолжать поиск.

Другая группа – люди самостоятельные. Живут отдельно. Держатся  своей хорошо оплачиваемой работы. Но взрослеть не хотят. «Мы не готовы к созданию семьи» – таков их довод, сопровождаемый лучезарной улыбкой вечного подростка. Вместо смены работ здесь присутствует  лихорадочная череда свиданий. Идет бесконечный поиск, который так и не приводит к какой–нибудь цели. Постепенно сам поиск, смена партнеров и занятий и становится самой целью, самой жизнью. Есть и другие «подвиды», однако общее у них – нежелание (или неумение?) жить «взрослой» жизнью.

Что же произошло с вековечной цепочкой «детство–молодость–зрелость». Этот механизм издревле работал, как часы, и вдруг на рубеже тысячелетий словно ударился лбом в кирпичную стену.

Давайте говорить откровенно. Определенную часть  хорошей махровой зависти мы не можем не испытывать. «Ишь ты, – думаем, – по клубам до сорока лет ходят. Ищут, видите ли,   и ищут – не могут найти, путь по которому стоит идти. А как в омут с головой – слабо?»

Когда в каком–то ночном клубе случился пожар, оттуда под камеры телевидения выскакивали рослые мужички хорошо за сорок. Это нынешние «молодцы», вечные дети американской галактики.

Отражая  феномен последних десятилетий, наше уважаемое киноискусство один за другим выпускает сериалы, где  герои  заменили семью на такую дружную «компашку», в кругу которой им беззаботно и комфортно. «Сайнфельд», «Друзья», «Секс в большом городе»... Почему так похожи  герои друг на друга? Да потому что они живут словно «под копирку». Впрочем, «живут» – глагол слишком целеустремленный для нашей категории. Стилю их жизни больше подходит  трудно переводимое английское словосочетание – “hangingout”. Они  совместно проводят время, ведя необременительные разговоры, вступая в необременительные связи, ведя необременительную жизнь.

***

Вот тут и вопрос вопросов. А должна ли жизнь быть обременительной? Где, кроме, пожалуй, Библии, об этом сказано?

Ученые и специалисты, привлеченные нынешним феноменом, разделись на две группы. Одни оценивают его позитивно. Оно говорят, что перед нами продолжение и, в какой–то мере, результат душевных исканий и метаний шестидесятых,  результат либерализации общества, раскрепощения женщины,  отхода от прежних «домостроевских» традиций. Неожиданный подарок судьбы – лишних пятнадцать лет молодости –  молодые люди имеют полное право потратить,  по своему усмотрению – на  удовольствия и всякий прочий «фан».

Другие ученые (я не беру  в рассмотрение  морально–консервативный аспект явления) говорят: молодые не взрослеют потому, что они не могут.  Традиционный механизм  трансформации подростка во взрослого человека – сломан. Общество больше не в силах обеспечить своим подросшим  птенцам достаточную опору (психологическую и финансовую) для самостоятельного полета.  Причем и те, кто влез в огромные долги и получил высшее образование, и те, кто,  закончив  среднюю школу, озираются по сторонам, – находятся в одинаково плачевном состоянии. Рабочих мест, способных  поддержать ваше стремление  завести семью и содержать ее, нет, нет и нет. Фронт работ в Америке усох, как самолично выстиранный шерстяной жакет.  Раньше выпускник  школы мог пойти на завод  по производству шин или светильников. Получив небольшую подготовку на самом предприятии, он мог работать и содержать семью. Зарплата была вполне приличной. Таких  работ в нынешней Америке почти не осталось.

Outsourcing– помните это слово? Для тех немногих, которые еще не почувствовали   на собственной шкуре  нахрапистую силу этого явления, переведу на русский:  «поиск  рабочей силы вне пределов США», а попросту  – уход, уплыв, убег  работ за рубеж. Масштабы его таковы, что они затронули уже саму суть общественного устройства, разладили тончайший механизм преемственности поколений.

***

Первыми тревогу забили родители. По–своему, по–родительски, то есть без демонстраций и  гнева, но вполне определенно. Вложив  немалые средства в образование детей, они никак не могут дождаться времени, когда уже вздохнут спокойно. Когда чадо подхватит эстафету, начнет зарабатывать деньги на интересной работе, обзаведется, наконец,  семьей, и на лужайке перед домом станет бегать парочка прелестных внучат. Нет. Не так быстро. Они не готовы...

В общем, картинка нарисовалась. Она всем так знакома, что и слов больше тратить не  стоит.   А вот на вопрос «почему» специалисты пытаются ответить. Успешно или нет – судите сами.

Торговые корпорации усиленно навязывают нынешней молодежи образ «вечного подростка». Даже сеть магазинов такая появилась  – «Forever21!». Их потребители – тот самый сегмент общества  с четким ориентиром на «фан». Развлекательный зуд молодые в себе усиленно культивируют. Не будь его – где же оправдание и смысл «прожигания времени»?

В детские годы очень высока была поднята планка  всеобъемлющего комфорта и всеобщего обожания. Не только семья, но и школа внесли в это огромную лепту. Почему–то нынешние «песталоцци» озабочены только одним: созданием у детей чувства самодовольства и низкой самокритичности.

Реальная жизнь не способна дать адекватное продолжение. Поэтому детство  бессознательно (или вполне сознательно?) консервируется. Когда–то мне пришлось прочитать выступление Билла Гейтса перед выпускниками. В свойственной ему прикладной, практической манере он говорил на эту же тему.

Колледжи и университеты уже  сняли с себя  даже видимость подготовки  выпускников к реальной жизни. Как они это умудряются делать – загадка, но совет бывалых людей: «забудьте все то, чему вас учили» – остается в силе.

Юность (настоящая, а не искусственно пролонгированная) нынешних «молодцев» пришлась на  интернетовский бум. Похоже, они никогда не оправятся от этой картинки: за ночь  компания и все ее работники стали миллионерами, через неделю  накупили себе миллионного жилья и  «мерседесов»,  и стали припеваючи жить от  продажи акций.  С тех пор  уже  вошедшие в зрелость «молодети»  любую работу воспринимают как перерыв между двумя синекурами. Особенно это заметно в нашем штате. Да, такую бешеную прививку получила Калифорния, что до сих пор  на ее сдобном теле сыпь и всякие рецидивы...

***

Нельзя сказать, что молодые не думают о браке. Поиск подходящего супруга ведется постоянно, однако он  объединяет в себе немыслимую смесь  цинизма, эгоцентризма и детского романтизма.  На закате четвертого десятка (средний возраст вступления в брак в Америке!), современный Ромео представляет собой  человека со сложившимися привычками и рутиной жизни, привыкшего относиться к себе весьма и весьма снисходительно и прощать  «маленькие слабости», но от потенциального супруга ждет жертвенности и понимания. Но поскольку вторая половина – продукт той же среды, ничего хорошего ждать не приходится. Вот почему   чуть больше декады  назад  здесь был всплеск поиска  зарубежной невесты. «Молодцы» продемонстрировали, что они  отдают себе отчет в сложившейся ситуации. И от второй половины, похожей на самого себя, родненького, отказываются. Потом, правда, пришло понимание, что вместо одних проблем они получают другие.  Прагматики из предшествующих поколений поняли бы это заблаговременно, но не таковы романтики девяностых и нулевых.  Им казалось, что где–то  на просторах России  водятся реликтовые жены, преданные и всепрощающие, как мамы, скромные и неприхотливые красавицы, довольствующиеся «раем в американском шалаше».

***

Тем представителям старшего поколения, которые  завистливо говорят: «нам бы их проблемы!», следует напомнить – жизнь  молодых только внешне кажется безоблачной. Многим давно хочется выйти из круговорота опостылевшего фана. Но они не могут. И  никто им помочь, похоже, тоже не собирается.

Что ж, они научились  находить хорошее в сложившейся ситуации.

 Говорите, жизнь в среднем продлилась  на 10 – 15 лет? Мы берем эти годы сейчас,  целым куском, заверните, пожалуйста.

Что,  вы считаете, что нам необходимо выйти из «молодечества», нарабатывать трудовой стаж уже сейчас, платить налоги, начать копить деньги на пенсионных планах?  И зачем нам делать это?  Ах, чтобы нынешние пенсионеры – согласно теории преемственности – могли получать заработанную ими когда–то пенсию. Нет, спасибо, не заинтересованы.

И – бац трубку на рычаг. Отсоединились.


Комментарии (Всего: 1)

А дальше будет еще хуже. Нынешняя "молодежь" училась и брала пример с учебников "Sex in the city", "Friends" и другого подобного мусора, а посмотрите на сериалы для детей на казалось бы самом детском канале Disney! Зрители этого и подобных ему "детских" каналов покажут уже настоящую кузькину мать нынешним "молодеткам".

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *