Виза для пострадавшего

Америка
№40 (650)

Из всех разновидностей иммиграционных виз, дающих право на законную работу и проживание в Соединённых Штатах, самой малоизвестной является виза категории U - она предназначена для людей, переживших в Америке «существенные физические и психологические потрясения».  
Конгресс одобрил U-визы ещё в далёком 2000 году - во время подписания «Акта по защите жертв насилия и работорговли» (Victims of Trafficking and Violence Protection Act). Однако неповоротливый механизм сложной иммиграционной системы привёл к тому, что фактически визы стали доступны лишь во второй половине 2007 года. «В ближайшие годы количество U-виз будет постепенно увеличиваться, - считает Карлос Сантос, представитель службы USCIS. – В 2008 году мы планируем выдать чуть менее 11 тысяч, а в 2009 - более 14 тысяч».
Любопытно, что для получения «визы пострадавшего» (так их прозвали американские журналисты) человек должен стать жертвой или свидетелем одного из 25 предусмотренных законом преступлений, среди которых - насилие, работорговля, похищение или убийство.
Приведу типичный пример: 33-летнего сальвадорца Рипа Гэмбона до полусмерти избила банда подростков в пригороде Лос-Анджелеса. Медики насчитали на его теле свыше двадцати ножевых ранений, сотрясение мозга плюс переломы рёбер, суставов и позвоночника. Почти девять месяцев врачи боролись за жизнь пострадавшего. Гэмбону удалось чудом выжить, однако он навсегда остался инвалидом, прикованным к креслу-коляске.
В ходе следствия полиция выяснила, что Гэмбон проживает в США незаконно. Он въехал в страну через морской порт, воспользовавшись услугами преступной группировки, переправлявшей людей в контейнерах с одеждой. Подробно рассказав свою историю прокуратуре, он получил право на визу U. Подчеркну, что срок её действия – четыре года, после чего она довольно легко «переделывается» на грин-карту.
«Когда мы даём пострадавшему нелегалу вид на жительство, то рассчитываем на его помощь в раскрытии серьёзных преступлений, -  говорит капитан полиции штата Вирджиния Лиза Голц. – U-виза – это не только государственные извинения за физические и психические травмы, полученные на территории США. Это своеобразный договор о взаимопомощи между нелегалом и правительственными структурами».
Однако, как показывает практика, далеко не всегда U-визы выдаются исключительно жертвам криминальных преступлений. К примеру, 49-летняя Элиза Мао из Хьюстона (штат Техас) смогла легально остаться в стране после того, как попала в чудовищную автокатастрофу. Адвокату потерпевшей удалось убедить судью в том, что «причинённый вред нельзя компенсировать материально» и жертва аварии «нуждается в легализации».
«Чем большую трагедию пережил нелегал, тем больше шансов он имеет на получение документов, - рассказывает адвокат Трой Лакаптер из Массачусетса. – В моей практике был случай, когда работники иммиграционной тюрьмы не предоставили вовремя врача одному из заключённых, в результате чего у него была диагностирована тяжёлая форма туберкулёза. Нам удалось добиться того, что вместо депортации на родину он получил вид на жительство».
Ярые противники нелегальной иммиграции опасаются, что увеличение квоты U-виз повлияет на рост заведомо сфабрикованных кейсов, когда человек без устойчивого статуса прикидывается невинной жертвой в надежде получить документы.
К сожалению, подобные предостережения отнюдь не безосновательны. Только в этом году было выявлено свыше семисот случаев мошенничества с получением U-визы в разных уголках страны. Так, например,житель Эквадора заявил, что его заставляют торговать наркотиками под угрозой сдачи иммиграционным властям. В качестве доказательства он представил шесть паундов кокаина, которые ему якобы были выданы для реализации. Следствию удалось выяснить, что на самом деле «жертва» является одним из организаторов наркотрафика из Латинской Америки в США. Слушания по этому делу продолжаются.
Ещё один интересный момент: правила прошения U-визы настолько сложны и размыты, что фактически любой свидетель преступления может просить вид на жительство взамен свидетельских показаний в суде. Такие моменты, как лжесвидетельство и отказ от дачи показаний, довольно легко обойти с помощью опытного адвоката. К примеру, 60-летний житель Детройта, ставший свидетелем перестрелки представителей двух городских банд, потребовал от прокурора... грин-карту за свидетельские показания, которые «он мог бы дать». Своё решение он аргументировал просто: «Меня могут запросто убить друзья тех хладнокровных преступников, против которых мне придётся выступить. Я не совершал в жизни ничего более рискованного. Я боюсь, и победить этот страх очень непросто...»
Излишне говорить, что основная часть процедуры получения U-визы или сразу грин-карты для нелегала, ставшего жертвой или свидетелем преступления, происходит за закрытыми дверями суда. Основной успех зависит от «деловой беседы» адвоката, прокурора и судьи. Как правило, они умеют находить решение, которое устраивает все стороны.
В этом году резко возросло число судебных процессов, связанных с насилием в семье. Нередко они провоцируются иностранными жёнами американских граждан, для которых получение вида на жительство требует прохождения иммиграционного интервью. Пройти это самое интервью очень сложно, и куда легче оклеветать мужа, обвинив его в физическом и психологическом насилии.
Нередко ситуация складывается так, что жёны начинают собирать на мужа улики сразу же после свадьбы, надеясь получить U-визу или грин-карту. Сделать это не так уж сложно. Порой достаточно устроить несколько семейных скандалов, сменить дверной замок, походить к психологу, вызвать несколько раз полицию на дом и так далее. Самое интересное, что мужа можно не ставить в известность о том, что «он издевается над женой». 
«На сегодняшний день U-виза является одним из немногих способов получить документы людям без статуса, - говорит Руби Гарфолд, член Коалиции по борьбе с нелегальной иммиграцией (Coalition Against Illegal Immigration - CAII). – Мы уверены, что ради легализации тысячи людей пойдут на самые радикальные меры. Не исключено, что они будут сознательно калечить себя, становясь инвалидами, или вступать в преступные группировки в надежде стать информатором спецслужб и выпросить за информацию грин-карту».
Конечно, слова Гарфолда нельзя воспринимать всерьёз. В прошлом номере «РБ» мой коллега Евгений Новицкий очень верно подметил, что из-за спада в экономике число нелегалов и так сократилось до 11 миллионов человек. Следовательно, рисковать жизнью и здоровьем ради призрачного шанса стать американцем сегодня вряд ли кто согласится. 
Десятки нелегальных мексиканских пар, чьи дети (кстати, тоже нелегалы) отправились воевать в горячую точку и погибли там за «демократические ценности и свободную Америку», смогли получить документы благодаря усилиям адвокатов.
«Государство выдало нам с женой визы, потому что наш 19-летний сын подорвался на мине во время службы в Ираке, - рассказывает 43-летний Хуан Мендес, потерявший ребёнка в начале этого года. –  Мы готовы уехать обратно, только верните нам нашего мальчика, отправившегося на войну, чтобы доказать свою любовь к новой стране...»
 В интернете на тему U-виз развернулось множество любопытных дискуссий. Одни называют их «визами для лгунов и стукачей», другие – «документами для мучеников». Я нисколько не удивлюсь, если в самое ближайшее время в интернете появятся объявления с предложением вроде: «Стань нелегалом и получи грин-карту...» Иммигранты давным-давно преуспели в аферах, связанных с фиктивными браками и липовым политическим убежищем. Не исключено, что кто-нибудь и согласится искалечить себя ради законного проживания в США...