Напоследок

В мире
№40 (650)

В Израиле наступил новый год. Этот праздник принято встречать угощениями с медом. Однако израильтяне получили нечто такое, что заставляет, скорее, вспомнить пословицу о бочке дегтя: одна из израильских радиостанций сообщила о том, что уходящий в отставку премьер-министр Ольмерт в процессе тайных переговоров с председателем палестинской автономии Аббасом предлагает последнему совершить обмен территориями.
Как же так, заволновалось общество, ведь правительство Ольмерта, чье прошение об отставке принято президентом, считается переходным, как об этом напомнил на днях в своем письме министрам юридический советник правительства, который призвал министров проявлять сдержанность и не затрагивать вопросов, которые не требуют немедленного решения.
И в этих условиях не член кабинета даже, а глава правительства вдруг позволяет себе не просто затрагивать, а практически решать такие вопросы, по которым даже в обществе нет единого мнения. Которые в том случае, если они будут решены в премьерском ключе, либо достанутся в качестве руководства к действию для будущего правительства, если оно продолжит линию Ольмерта, либо будет каким-либо образом отвергнуто кабинетом, сформированным противниками нынешнего курса. Фактически уходящий премьер выкатил не бочку дегтя, а мину замедленного действия.
Итак, согласно сообщению, Ольмерт тайно обсуждает с Аббасом будущие границы между Израилем и автономией. А фактически – будущие границы Израиля. Причем переговорщики, если верить тому же сообщению, достигли «почти полного согласия».
В чем же они согласились? Несколько крупных поселенческих блоков Иудеи и Самарии все же останутся за Израилем. В обмен палестинцы получат несколько территорий в районе пустыни Негев и на Хевронском нагорье и контроль над Иорданской долиной.
Помилуйте, воскликнет читатель, знакомый с израильскими реалиями, но ведь это почти то же самое, что предлагал лидер партии «Наш дом Израиль» Либерман! Похоже, но не то же самое. Либерман предлагал в обмен на поселенческие анклавы передать автономии несколько граничащих с ней районов с преимущественно арабским населением, причем главной «фишкой» его предложения был обмен не только территориями, но и населением. И уж совсем Либерман не предлагал отдать палестинцам долину Иордана.
И все же некоторое сходство налицо, по крайней мере, в подходах. Почему же план Либермана не встретил понимания руководства автономии, тогда как к предложениям Ольмерта Аббас как будто склонен прислушаться? Дело в том, что лидер НДИ формулировал свой план как комплексное решение, одним из пунктов которого являлось обязательное принесение присяги на верность государству, а также введение обязательной армейской или альтернативной службы для всех граждан страны, в том числе и для арабов, а это предложение и израильские арабы, и арабы автономии расценили как не приемлемое, а предполагаемое «переселение народов» и вовсе заклеймили как «расистское». Понятно, что «расизм» здесь притянут за уши, просто израильским арабам не улыбается перспектива сменить социальные блага, которыми они пользуются в качестве граждан страны, на сомнительное удовольствие жизни в палестинском государстве, но так им удобнее – осуждение расизма нынче высоко котируется на различных международных форумах, где под него можно выхлопотать как минимум еще несколько осуждений Израиля.
Как бы то ни было, но, по утверждению радиостанции, распространившей новость о сделке, Ольмерт якобы даже показал Аббасу карту, на которой была указана предлагаемая палестино-израильская граница. Показать-то показал, но передать ее отказался, как сообщается, «опасаясь утечки информации».
Информация, как видим, все же «утекла», и хотя сразу же по выходу передачи в эфир канцелярия премьера отказалась комментировать сообщение, дальнейшие события показали, что утечка произошла не просто так. Скорее всего, это было сделано для подготовки общественного мнения к какому-то более значительному событию.
И оно, это событие, наступило. Газета «Едиот Ахронот» опубликовала интервью с Ольмертом, в котором он, по словам журналиста газеты, так откровенно «не говорил еще никогда в жизни, и вряд ли это случится с ним в будущем».
И действительно, такого Израиль еще не слышал. «То, что я говорю вам сейчас, не говорил до меня ни один израильский глава правительства: надо отступить практически со всех территорий, включая Восточный Иерусалим и Голанские высоты». «Сейчас у Израиля есть уникальная возможность прийти к соглашению с палестинцами и Сирией. В двух этих вопросах мы должны принять решения, которых избегали на протяжении 40 лет». «Тот, кто серьезно говорит о безопасности в Иерусалиме, тот, кто не хочет, чтобы тракторы и бульдозеры и дальше давили лучших его друзей, как это случилось с моим другом, адвокатом Шуки Кармером, обязан отказаться от части Иерусалима». Это лишь некоторые цитаты из интервью, но и их достаточно для того, чтобы поразиться тому, как изменилась позиция премьер-министра за то небольшое время, как перед ним встала перспектива ухода со своего поста. Да помилуйте, изменилась ли? Не к тому ли все и шло? Сам Ольмерт уверяет, что его взгляды меняются со временем: «Я хочу учиться на собственных ошибках. Когда тридцать лет назад Менахем Бегин вернулся из Кэмп-Дэвида, я выступал против этих соглашений. Я не скрываю этого и не пытаюсь оправдываться».
Что обещает премьер народу Израиля, предлагая принять «тяжелое решение, которое идет вразрез с чувствами граждан, с их настоящими желаниями и противоречит исторической памяти народа»? Как будто бы  мир. Но сам Ольмерт признает, что, отдав Голанские высоты Сирии и уйдя из Иудеи, Самарии и Восточного Иерусалима, Израиль рискует. Но, как говорит он, «только в Швейцарии и Исландии нет никаких рисков и опасностей». И выражает надежду на то, что и после 9 января будущего года, когда истечет срок полномочий главы автономии, Аббас останется на своем посту, но в то же время не исключает такого развития событий, что Израилю «придется вмешаться», если в автономии начнется борьба за власть. Откуда такая противоречивость в мыслях премьера? Откуда вообще эти поспешные действия накануне ухода – попытка форсировать заключение соглашения с палестинцами, скоропалительный визит в Москву, намеченный на ближайшие дни?
Говорят разное. Недруги считают, что таким образом Ольмерт пытается избежать расследования тех действий, которые ему вменяют в вину. Победителя, мол, не судят. Сторонники премьера утверждают, что он действует так, как если бы вокруг его персоны ничего не происходило – все идет по давно разработанному графику. Да и сам Ольмерт даже  в своем интервью говорит о том, что переговоры с Сирией были им начаты еще в феврале прошлого года, когда о его отставке не было и речи.
В общем-то все это сейчас не имеет значения. Важно то, что премьер сказал. Судя по тому, насколько определенно он говорил об израильско-палестинских и израильско-сирийских отношениях, «процесс пошел» и зашел уже достаточно далеко. Настолько далеко, что и Голаны, и Восточный Иерусалим, да и долина Иордана в скором времени могут отойти к арабам.
Ну и слава Богу, говорят левые. Давно пора протянуть руку дружбы нашим арабским братьям и вместе с ними идти к светлому будущему.
Их бы устами да мед пить. Мир – дело хорошее. Но кто даст гарантию того, что арабы сдержат слово? Что не попытаются в очередной раз решить еврейский вопрос?
Вы говорите – международные гарантии? Неужели вы еще не уяснили себе, что международные гарантии в отношениях Израиля с его соседями действуют лишь в одну сторону? Вспомните печально известную резолюцию ООН, которой завершилась Вторая ливанская война. Международные силы, размещенные на ливанской территории вдоль границы с Израилем, фактически с самого начала выполняли лишь функции наблюдателя за воздухом – не летят ли израильские самолеты. А ведь они были предназначены и для того в том числе, чтобы не допустить нового развертывания сил “Хезболлы” к югу от реки Литании.
Не допустили? Как того не скрывают и сами лидеры “Хезболлы”, эта организация полностью восстановила свои коммуникации и боевую инфраструктуру в непосредственной близости от границы.
Это лишь самый свежий пример. А вообще-то все международные решения, в том числе и резолюции ООН, до сих пор служили лишь одной цели – уберечь противников Израиля, развязавших очередную войну, от поражения. Какими будут эти резолюции в том случае, если после столь масштабных территориальных уступок Израиль будет вновь вынужден защищаться в границах 1967 года, простреливаемый со всех сторон насквозь? Это представить нетрудно.
Вот какие вопросы задавали себе евреи, встречая новый год. И не находили на них ответа. Тем не менее ответ есть, но о нем ныне предпочитают не вспоминать. Ответ таков: безопасность Израиля не может быть доверена никому, кроме самого Израиля. Даже союзникам ее нельзя доверить. И уж тем более – международному сообществу. Надо искать и находить действительно такие решения, которые принесут мир, и при этом нельзя, исходя из каких бы то ни было, даже самых прекраснодушных соображений, гнаться за неверными миражами, сколь бы привлекательны они ни были. И уж тем более ничего нельзя делать в интересах одной персоны, даже если это премьер-министр.