Философия долга

В мире
№40 (650)

В последние годы в США опубликовано множество книг, авторы которых пытаются понять как жизнь в долг влияет на государства и общества.

Жак Джайкаран в книге с “говорящим” названием “Вирус Долга”\Debt Virus: A Compelling Solution to the World’s Debt Problems доказывает, что вся мировая экономика ныне зиждется на зыбком фундаменте взаимных долговых обязательств. Эта экономика далека от реальной жизни. Джайкаран иллюстрирует это следующим примером: если бизнесмен занимает у банка $1, то реального трансферта денег не происходит, банк просто увеличивает лимит счета бизнесмена на соответствующую сумму. То есть банк просто создает новые деньги из воздуха. Причем эти “воздушные” суммы превышают исходный $1, поскольку банк закладывает сюда еще и ожидаемую прибыль. В итоге на каждый реально существующий доллар приходится один “виртуальный” доллар долга. Эта пирамида не сможет выстоять долгое время.
Эндрю Ярроу в книге “Прости Нам Долги Наши”\Forgive Us Our Debts: The Intergenerational Dangers of Fiscal Irresponsibility утверждает, что многие основы современного государства основаны на работе с долгами или на жизни в долг. К примеру, социальные службы забирают у работающих людей деньги (пенсионные отчисления) фактически в долг, обещая выплачивать им пенсию в будущем. Однако заимодавец не знает, сколько денег ему вернет заемщик: то есть какой по размеру будет его пенсия и насколько будет велика покупательная способность этой суммы через несколько десятилетий. Следовательно, вся мощь государств направлена на поддержку существующей системы, хотя она явно неэффективна и малонадежна.
Эллен Браун в книге “Сеть Долгов”\Web of Debt: The Shocking Truth About Our Money System and How We Can Break Free доказывает, что долги настолько опутали весь мир, что фактически все правительства, финансисты, бизнесы и народы вынуждены ориентироваться на долговые обязательства как на единственный ориентир в мире. Логика здесь, по мнению Браун, следующая: бизнесмен принимает решение об инвестициях на основании того, насколько быстро он сможет отдать полученный на эти цели кредит - в намного меньшей степени его интересуют, например, интересы общества. Правительство вынуждено тратить силы на обслуживание государственного долга, а не на развитие общества и пр. Браун утверждает, что мир должен пережить кардинальную реформу, которая позволит ему избавиться от долговой паутины и начать развиваться нормально. 
В книге Джона Гордона\John Gordon “Необычная Жизнь Нашего Национального Долга”\Hamilton’s Blessing: The Extraordinary Life and Times of Our National Debt приводится исторический пример, опровергающий теорию Браун. Так, в 1834 году США полностью избавились от национального долга. Освободившиеся средства переправлялись в банки, контролировавшиеся государством. Предполагалось, что это позволит повысить доходы госбюджета. На практике все произошло иначе: уже в 1837 году в США начались финансовый кризис и бурная инфляция, вызванные спекулятивными операциями с бюджетными деньгами. С тех пор США жили с долгом. Долги позволяли финансировать войны США и, более того, только укрепляли отношения с кредиторами, поскольку “должников любят и стараются им помогать в надежде на возвращение долга”.
Роберт Мэннинг, автор книги “Нация Кредитных Карточек: Последствия Американской Приверженности в Кредитам”\Credit Card Nation: The Consequences of America’s Addiction to Credit, утверждает, что проблема долга усугубляется от поколения к поколению. Причиной является человеческая психология: люди убеждены в том, что будущее сулит им только успехи. что человеческий прогресс невозможно остановить и что они должны жить лучше, чем предыдущие поколения. Для этого достаточно взять кредит, который позволит обеспечить повышенные стандарты жизни. В свою очередь банки и иные финансовые структуры также были заинтересованы в этом: они активно предоставляют кредиты даже тем заемщикам, у которых не было бы шансов получить заем еще десятилетие назад. Это приводит к образованию замкнутого круга: чем больше кредитов - тем больше “плохих” кредитов и тем больше банкротств.
Джеймс МакДональд в книге “Свободные Народы в Долгах. Финансовые Корни Демократии”\A Free Nation Deep in Debt. The Financial Roots of Democracy доказывает, что жизнь в долг стала возможной лишь в свободных обществах. По его мнению, фундаментальная причина этого заключена в сфере отношений власти и общества: долги (кредиты) становятся частью жизни там, где кредиторы и кредитуемые ощущают свое равенство перед друг другом, законом и государством. Кроме этого, демократии способны намного более успешно использовать заемные средства - они идут на развитие экономики и общества, а не на финансирование прихотей правителей. Не случайно, что граждане начали кредитовать свои государства именно в XVIII веке - в эпоху борьбы за права и свободы. По мере роста объемов долгов растет и благосостояние должников. Следовательно, без долга нет и улучшения качества жизни.
Историк Найал Фергюссон в книге “Связь Наличных. Деньги и Власть в Современном Мире, 1700 - 2000” Cash Nexus. Money and Power in the Modern World 1700 - 2000 анализирует отношения финансов и государств. Он, в частности, доказывает, что война и империалистическая политика де-факто помогали в становлении современных финансовых систем стран Запада. Те государства, которые оказались в состоянии правильно распорядиться этим, оказались в выигрышном положении и смогли значительно укрепить свое глобальное влияние. При этом должники и кредиторы часто оказывались союзниками - точнее, отношения в связке “заимодавец-заемщик” приводили к формированию союзов: так, по мнению Фергюссона, был скреплен союз Франции и Российской империи в конце XIX века.
Экономист Родриго Тремблеy в книге “Новая Американская Империя”\The New American Empire, в частности, пытается обобщить опыт империй прошлого и настоящего. Он приходит к любопытному выводу: США оказались первой в мировой истории империей, обладающей крупнейшим в мире государственным долгом. По его мнению, до сих пор не было примеров того, как государство с колоссальным политическим влиянием имело столь значительные долги. Впрочем, нечто подобное было - к примеру, Испания стала первым в истории государством, объявившим о своем банкротстве (впервые это произошло в 1557 году). На тот момент Испания была одним из богатейших государств Европы с наиболее многочисленной армией. Впрочем, в масштабах планеты она не стояла на первом месте. Трембле (как и многие другие авторы) доказывает, что именно из-за долгов США перестанут быть единственной супердержавой.