Да не разверзнутсЯ “Врата Рая”!

Америка
№41 (651)

«Бюджетные страсти Калифорнии» и разразившийся в стране финансовый кризис, кажется, начинают окрашиваться в зловещие кровавые тона и уже появляются первые жертвы. Утром 6 октября в San Fernando Valley, что считается частью Лос-Анджелеса, в закрытой community Porter Ranch Home были обнаружены трупы: муж, жена, трое детей и их бабушка, т.е. вся семья. Все они были убиты выстрелами в голову, а в некоторые тела было выпущено по несколько пуль. Их обнаружили сотрудники полиции Лос-Анджелеса после того, как в полицейский участок позвонили обеспокоенные друзья этой семьи и попросили проверить, все ли у них в порядке.
Семья жила в просторном современном двухэтажном доме с четырьмя спальнями и тремя ванными комнатами, с гаражом на две машины – вроде бы наглядное свидетельство ее благосостояния. Однако первое, что бросилось в глаза проникшим внутрь полицейским, – абсолютная пустота, царившая внутри. Пустота, указывающая на то, что как минимум в последние месяцы своей жизни семья была доведена до крайней черты обнищания.
Так что же именно там произошло? 45-летний Карзик Раджарам (Karthik Rajaram)  застрелил свою жену Субашри Раджарам (Subasri Rajaram), 39 лет, ее 69-летнюю мать, троих сыновей 19, 12 и 7 лет, а затем застрелился сам. Все шесть тел находились в разных спальнях.
До разразившегося экономического кризиса в стране Карзик, обладая степенью магистра в области финансового администрирования, имел стабильное место под солнцем и хорошую зарплату финансового консультанта, работая на крупные бухгалтерские фирмы, такие, как Price Waterhouse и Sony Pictures. Была работа и у жены – бухгалтера в местной аптеке.
В 2006 году семья Раджарам продала свой дом в Нортридже, в котором жила с 1997 года, купив его за 274 тысячи долларов. Продала очень выгодно, на пике роста цен на недвижимость – за 750 тысяч, и взяла в рент этот дом в Porter Ranch Community. Соседи характеризуют их как тихих, спокойных, уравновешенных людей, никому не доставлявших неудобств. Супруги, по рассказам друзей и учителей, были внимательными и заботливыми родителями и очень пеклись о том, чтобы их дети получили достойное образование. Несколько месяцев назад Карзик лишился работы, а следовательно, и возможности содержать дом и семью, и впал в отчаяние.
Глава LAUSD Дэвид Л. Брюер III выступил с заявлением в связи со случившимся, намеренно не называя, однако, имен погибших детей и школу, в которой они учились, – из уважения к частной жизни жертв, как он выразился. “Весь Объединенный школьный округ Лос-Анджелеса, – говорится в заявлении, – с глубоким прискорбием воспринял произошедшую трагедию. Двое погибших мальчиков 7 и 12 лет были нашими учениками. А третий погибший – 19 лет, хоть и бывший, но тоже наш ученик.” И дальше следует комментарий: «Уму непостижимо, что такое могло произойти из-за проблем с экономикой! Правительство обязано помочь людям, попавшим по его вине в тяжелое положение».
Учащиеся и педагоги школы, в которой учились братья, в шоке. Для детей вызвали врачей-психологов, чтобы снять с них стресс. Директор школы дал о мальчиках и их родителях – до трагедии – самые высокие отзывы. Но никак не мог справиться с эмоциями по поводу случившегося. «Дети потрясены и напуганы до глубины души, – сказал он журналистам. – Ведь у них тоже есть родители, а у родителей – тоже есть финансовые проблемы. Когда насилие совершают террористы или душевно больные люди, это еще как-то можно понять. Но чтобы отец убивал собственных детей! Это страшно».
Карзик Раджарам оставил три предсмертных письма. Одно предназначалось правоохранительным органам, где он сообщал, что сам убил членов своей семьи. Второе было прощальной запиской самоубийцы друзьям. Третье содержало изъявление последней воли, что-то вроде завещания. Судя по содержанию писем, он долго колебался между двумя вариантами выхода из безвыходной ситуации – уйти из жизни одному или забрать с собой свою семью, чтобы «не бросить их малодушно на произвол судьбы». И в конце концов избрал второй вариант...
Следственные органы в течение одного дня выяснили, что Карзик не состоял на учете ни в одной психиатрической клинике, что он был абсолютно нормальным и адекватным. Вся семья была американцами индийского происхождения и, судя по именам детей (родители назвали сыновей в честь любимых индийских богов: старшего – Кришна, среднего – Ганеша, имя младшего не упоминалось), не изменила своей религии.
Содержание писем и сам факт покупки миниатюрного пистолета за три недели до трагедии, который все еще сжимала его мертвая рука, говорят о том, что все было продумано и спланировано заранее.
Ближайшая соседка рассказывает, что с тех пор, как семья поселилась в их Home Association, в Porter Ranch, прошло три года, и за это время она всего несколько раз разговаривала с Карзик. А тут вдруг за последнюю неделю он дважды заходил к ней, интересуясь, будет ли она дома на уик-энд. Сосед предостерег ее, что в округе якобы появились воры, и посоветовал держать окна закрытыми. Их дома, как большинство частных домов в Америке, чуть ли не соприкасаются стенами и соответственно side windows («задними» окнами). Он явно боялся, что, услышав первые выстрелы в его доме, соседка может помешать осуществлению его замысла. Она заметила нервозность в его поведении и походке и даже дрожь, чего прежде с ним не бывало.
В субботу, в шесть часов вечера, он свершил задуманное. И никто ему не помешал. Остается неясным, была ли посвящена семья в его планы, разделяла ли их по доброй воле, готовились ли они все вместе покинуть этот мир или он действовал как убийца, в одиночку.
 «Это была образцовая американская семья, доведенная до полного отчаяния, – сказал заместитель начальника полиции Лос-Анджелеса Мишель Мур на пресс-конференции, спонтанно возникшей в день трагедии перед домом погибших. – То, что там, позади меня, – грозный сигнал для всех нас, находящихся на расстоянии всего лишь шага от точно таких же проблем».