Как настырный баварец Россию засудил

В мире
№41 (651)

Длившаяся 14 лет судебная тяжба между мюнхенским предпринимателем Францем Зедельмайером и Российской Федерацией близится к завершению.
Начало этой истории восходит к лету 1990 года. Тогда молодой 26-летний владелец мюнхенской фирмы SGC International Франц Зедельмайер заключил с руководством в то время еще Ленинградского Главного управления внутренних дел (ГУВД) договор об учреждении совместного предприятия (СП). В его уставный фонд ГУВД передало право на 25-летнюю аренду своей ведомственной гостевой резиденции - земельного участка площадью 20 тыс. кв. м с домом № 6 по улице Полевой на Каменном острове. Со своей стороны, Зедельмайер профинансировал реставрацию этого дома и начинку его современнейшим оборудованием, что обошлось ему в 2,3 млн. долларов. По завершении работ юный Франц обосновался там и занялся бизнесом –  снабжением российской милиции амуницией, транспортом и спецоборудованием, на чем специализировалась его фирма SGC International. Дела у мюнхенца пошли хорошо: российская милиция в отличие от преступного мира испытывала нужду во всем.
СвоЯ рука
владыка
Три года к удовольствию обоих учредителей СП благополучно функционировало. Но грянул 1994 год, и всё пошло прахом. Выглядевший, словно игрушечка, особнячок приглянулся Управлению делами президента России. Да и не мог не приглянуться:
«Собственный дом одного из ведущих зодчих Санкт-Петербурга начала ХХ века Романа Федоровича Мельцера явился творческим манифестом его создателя. Это здание – один из ключевых памятников северного модерна в Петербурге. Компактный план особняка вписан в квадрат. Над основанием, облицованным белым известняком и красным кирпичом, стремительно вырастают резко сдвинутые бревенчатые срубы, завершенные крутой высокой кровлей. Мельцер блестяще продемонстрировал красоту открытых деревянных конструкций и декоративную выразительность естественных материалов».
Так описывается дом № 6 по улице Полевой на страницах сборника «100 лет петербургскому модерну». Не менее блестяще, чем Мельцер, продемонстрировал свои способности и его соотечественник Зедельмайер, вернув особняку его первоначальную красу. Но, как оказалось, на свою голову. Потому что увидев, каким стал после реставрации прежде запущенный дом, умники из мэрии Ленинграда, ставшего к тому времени уже Санкт-Петербургом, решили, что таким красавцем впору владеть президенту России. А поскольку всеми президентскими делами заправлял в те годы небезызвестный Пал Палыч Бородин, позже попарившийся в швейцарской тюрьме по подозрению в отмывании денег, то вскоре на свет появилось распоряжение № 633-РП за подписью аж самого Ельцина. В нем черным по белому было прописано, что земельный участок и дом № 6 по улице Полевой переходят в федеральную собственность. Зедельмайеру, правда, предложили перебазироваться на новое место. Но поскольку оно и в подметки не годилось старому, он от такой «рокировки» отказался, заодно отказавшись и освобождать особняк. Силами собственной службы безопасности упрямый баварец в течение трех месяцев держал там осаду, но в конце концов особняк был взят штурмом.
Еще до штурма Зедельмайер с великим трудом пробился  к руководству ГУВД и потребовал возместить ему затраты на реконструкцию особняка. В отличие от остряка-Бендера, предлагавшего отцу Федору «мертвого осла уши», руководство ГУВД изъяснялось более изящно. Наивному мюнхенцу объяснили, что желание президента – закон, а что касается миллионов, то в  бюджете российской милиции таких деньжищ никогда не было, нет, а главное, и не будет, а посему и говорить больше не о чем.
И веЧный бой...
Но Зедельмайер так не считал. Его адвокаты, обложившись книгами по российскому и международному праву, составили и разослали во все надлежащие российские инстанции обстоятельные жалобы. В ответ пришли пустые отписки. Тогда через посольство ФРГ в Москве он переслал в кремлевскую администрацию весь пакет документов. Но подтверждения об их получении он так никогда и не дождался – документы бесследно исчезли. Зато ему самому запретили въезд на территорию Российской Федерации. В общем, убедившись на собственном опыте в справедливости пословицы «плетью обуха не перешибешь», обратился баварец с иском против правительства РФ в Стокгольмский международный коммерческий арбитражный суд. И в 1998 году арбитраж присудил ему 2,3 млн. долларов компенсации за потерянные инвестиции. Тут бы мюнхенцу и утешиться – выиграл дело и радуйся! Так ведь нет: ему, видите ли, живьем подавай те самые миллионы со всеми процентами!
Ну вот скажите на милость, читатели дорогие: мыслимое ли дело, чтобы государство российское стало какому-то немцу по решению какого-то там шведского арбитража миллионы долларов отваливать? Чтобы да – таки нет! Вот с этим «нет» Зедельмайер до 10 апреля 2005 года и мыкался. Но указанного числа в германском городе Ганновере должно было состояться открытие ежегодной Международной промышленной ярмарки Hannover Messe 2005. И узнав, что Россия на той ярмарке будет почетным гостем и привезет туда новинки своей самой высокой технологии, ринулся Франц в город Ганновер к тамошним судьям. И в полном соответствии с международным и германским правом потребовал исполнительный лист для наложения ареста на имущество российских участников ярмарки.
Дело в том, что еще в 2001 году Берлинский апелляционный суд постановил, что Зедельмайер на основании стокгольмского решения вправе взыскивать через немецкие судебные органы любое находящееся на территории Германии имущество Российской Федерации. Так что он, посягая на экспонаты российского Министерства науки и образования, а заодно и государственного акционерного общества «Российские железные дороги», действовал, руководствуясь не эмоциями, а нормами международного и германского права.
Через тернии –
к... деньгам
Но не зря говорится, что гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Это ведь только так кажется – пришел и взыскал. Там же в это время президент Путин с канцлером Шредером в вечной дружбе друг другу клялись и миллиардные двусторонние соглашения заключали. А тут какой-то Зедельмайер под ногами путается со своими жалкими миллионами! Нонсенс, однако. Так или приблизительно так подумали три судебных исполнителя, которым выпало «счастье» идти арестовывать экспонаты на российских стендах. Но поскольку немцы в юридической казуистике доки, то хитрые судейские крючки, не желая оказаться непосредственными зачинщиками международного скандала, выдвинули вполне резонный аргумент: мол, а где написано, что то имущество принадлежит именно государству российскому? Это юридически некорректно – приравнивать ярмарочные представительства к государству! Зедельмайер их за руку тянет и на Путина пальцем тычет – дескать, так вот же их самый главный, у него спросите! А судейские ему в ответ: но это же не Людовик XIV, который утверждал, что «государство – это я». В общем, покуда они так препирались, ярмарка свернула работу, россияне со всеми манатками домой возвратились, а оставшийся ни с чем мюнхенский бизнесмен продолжал искать правды.
Все последующие годы он только тем и занимался, что пытался  получить с ответчицы – Российской Федерации – свои кровные денежки. Тщетно! Добром Россия их не отдавала, а отнять силой у Франца не получалось: несмотря на все имевшиеся у него к тому основания, российская сторона на все выигранные им иски всякий раз подавала апелляции. И вот наконец в этом деле вроде бы поставлена точка. Высший Земельный суд в Кельне постановил, что принадлежащий Российской Федерации комплекс зданий бывшего торгового представительства СССР в Кельне (стоимость этой недвижимости составляет минимум 30 млн. евро) пойдет с молотка, а Зедельмайеру из той выручки причитаются 4,9 млн. евро (столько на сегодняшний день составляет общая сумма задолженности с набежавшими процентами). Данное решение является окончательным и обжалованию не подлежит. Публичные торги назначены на 17 декабря, и вполне может статься, что повзрослевший и возмужавший 44-летний Франц Зедельмайер встретит Рождество с чувством глубокого удовлетворения.
Впрочем, у России еще есть возможность предотвратить позорный аукцион: для этого всего-то и нужно что погасить всю сумму иска баварца (с процентами, разумеется). Но пойдет ли на это страна-ответчица?..
Вместо
послесловиЯ
Как сообщают сейчас российские СМИ, директор Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов уверен, что «России крайне невыгодно доводить до публичной продажи имущества, поскольку это получит негативный резонанс в Германии и ухудшит и без того негативный инвестиционный имидж нашей страны. Россия сейчас вынуждена расплачиваться за ошибки, допущенные в 1990-е годы некомпетентными участниками внешнеэкономической деятельности. Специалисты в области международного права и коммерческого арбитража зачастую игнорировались, что и привело к проигрышной позиции России», - сказал Белов. По его мнению, «признание российским правительством ошибки, допущенной в 90-е годы региональными властями, может выглядеть сейчас как усиление позиции, направленной на правовую защиту инвесторов».
В контексте сказанного господином Беловым следует, видимо, понимать, что «некомпетентным участником внешнеэкономической деятельности» в истории с Зедельмайером являлся занимавший с июня 1991 года пост председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга и одновременно (с 1994 года) первый заместитель председателя правительства Санкт-Петербурга, личный друг канцлера Германии Герхарда Шредера Владимир Владимирович Путин. Которого, как заявил Зедельмайер в недавнем интервью влиятельной немецкой газете Sueddeutsche Zeitung, он «лично проинформировал по телефону о событиях вокруг особняка на Каменном острове. А Путин в то время отвечал в Петербургском муниципалитете за контакт с иностранными бизнесменами».
Понятно, что зедельмайерское обращение к будущему российскому президенту  ничего не дало. Но исправит ли Россия сегодня одну отдельно взятую ошибку своего одного отдельно взятого «некомпетентного участника внешнеэкономической деятельность»? Об этом мы узнаем уже 17 декабря 2008 года.