За что дают “нобелевку”?

В мире
№42 (652)

Арабо-израильский «мирный процесс» начался давно. И конца ему не видно. Даже если предположить, что переговоры между Израилем и палестинской автономией приведут в конце концов к созданию независимого палестинского государства, это будет лишь частным случаем на фоне того, что из всех арабских государств Израиль признан лишь считанными единицами. Не говоря уже об исламских странах. Есть ли альтернатива такому состоянию дел?
Израильская пресса на этой неделе сообщила, что в Великобритании должны начаться конфиденциальные переговоры между представителями Израиля и ряда арабских стран, в которых примет участие один из старших членов королевской семьи Саудовской Аравии, предложившей в 2002 году так называемую Арабскую мирную инициативу. Встречу организует Оксфордская исследовательская группа, которая занимается вопросами безопасности в глобальном смысле этого термина.
Мероприятие оформлено в виде трехдневного семинара, участники которого постараются, как заявляют инициаторы встречи, сблизить позиции старых врагов, что если и не приведет к немедленному прорыву в арабо-израильских отношениях, то, по крайней мере, позволит им сделать эти отношения, насколько это возможно, доверительными.
Давайте для начала вспомним, о чем это – арабская мирная инициатива. Это предложение заключить всесторонний мирный договор между двадцатью двумя арабскими государствами и Израилем в обмен на возвращение последнего к границам 1967 года, создание независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме и возвращение «палестинских беженцев».
Сколько уже на эту тему сказано и написано! Но для тех, кто не знает или не помнит, я готов повторить: суть «арабской инициативы» заключается в реанимации «мадридских принципов» - мир в обмен на землю. Эти принципы совершенно неприемлемы для Израиля, о чем прекрасно знают все участники оксфордского семинара. Почему же все они согласились на нем присутствовать? Зачем время от времени повторяются действия, начавшиеся шесть лет назад, и вытаскиваются на свет божий уже давно признанные нереализуемыми принципы?
У каждого из участников действа есть на это свои собственные причины. Давайте сначала поговорим о евреях.
Нынешний президент Израиля Шимон Перес не исключает возможности переговоров с арабами на основе их инициативы. «Я призываю арабских лидеров приехать в Израиль, чтобы рассказать о своем предложении», - говорит он. Но от Переса и нельзя ожидать ничего иного. Социалист по убеждениям, бывший долгие годы вице-председателем Социалистического интернационала, один из авторов подписанных в 1994 году ословских соглашений, лауреат Нобелевской премии мира (ее он получил вместе с  Ицхаком Рабином и Ясером Арафатом), он таков, каков есть. Его можно уважать за его неистребимую веру в то, что арабы тоже хотят мира, но для многих израильтян поверить в это трудно. Слишком уж «плоды Осло» оказались горькими для еврейского государства.
Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт лишь на финише своей каденции высказался откровенно по, как говорится, животрепещущим проблемам арабо-израильских отношений. Высказывания оказались шокирующими для всего Израиля. По мнению Ольмерта, надо уходить со всех территорий, которые Израиль контролирует начиная с 1967 года, включая и Восточный Иерусалим.
Иначе, говорит он, мира с арабами не будет. Непонятно, как сложилось это убеждение Ольмерта, ведь будучи мэром Иерусалима он решительно выступал против любых попыток раздела еврейской столицы.
Таким образом, присутствие на оксфордской встрече представителей Израиля предопределено позицией двух высших чиновников государства, имеющих наибольшее влияние на его внешнюю политику. И с этим ничего нельзя поделать.
Но, не удивляет ли руководителей Государства Израиль тот факт, что арабскую инициативу поддерживают такие одиозные силы, как террористическая организация ХАМАС?
Не странно ли, что движение, не признающее само существование Израиля, заявляет о том, что на каких-то условиях оно готово его признать? Я уже не говорю о том, что абсолютно никто не может дать гарантию, что отступивший к требуемым арабами границам Израиль вновь не станет объектом различных провокаций, «войн на истощение» и других действий, которые позволяли себе арабские государства до тех пор, пока не получили от него достойный ответ.
Я думаю, что арабы все это понимают. Они понимают, что, несмотря на присутствие в Оксфорде израильских представителей, ни о каком возвращении в Израиль «палестинских беженцев» не может быть и речи. Этого не допустит тот самый электорат, от которого в конечном итоге зависит политическая жизнь всех руководителей. И все же арабские лидеры с настойчивостью, достойной лучшего применения, возобновляют свои предложения.
Настойчивость эта не беспричинна. Для нее есть свои резоны. Главный из них – арабо-иранское соперничество, если не сказать – противостояние. Оно началось не вчера и не завтра закончится. Среди причин, его породивших, и ирано-иракская война, и продолжающаяся оккупация Ираном некоторых территорий, принадлежащих Объединенным Арабским Эмиратам. А главным образом – растущее влияние Ирана на процессы, происходящие в регионе. Это поддержка со стороны Ирана Сирии, все более расширяющееся вмешательство во внутренние дела Ливана, которое Иран осуществляет руками «Хезболлы», и особенно постоянные угрозы в адрес Израиля, которые, как считают арабы, в определенный момент могут перейти в реальные дела, стоит только Ирану получить в свое распоряжение ядерное оружие.
А ядерная война в регионе – это последнее, что могут желать арабские режимы.
К тому же у Ирана есть достаточно сильный покровитель. Это Россия, которая помогает ему создать ядерный реактор, несмотря на то, что даже Международное агентство по атомной энергии не уверено в мирном характере иранской атомной программы. Россия блокирует принятие против Ирана санкций. Она расширяет энергетическое сотрудничество с ним. Иран стремится вступить в Шанхайскую организацию, где одну из главных скрипок играет Россия. И, наконец, президент Венесуэлы заявил недавно, что его страна совместно с Россией и Ираном планирует создание международного нефтяного банка. Ясно, что мы видим стремление Ирана вовлечь Россию в свои дела не только на Ближнем Востоке.
После того, как стало совершенно ясно, что Иран доведет свой реактор до промышленного состояния, многие страны Ближнего Востока захватила идея развивать собственную атомную промышленность. Что за этим стоит – желание диверсифицировать производство энергии или потихоньку подкрадсться к созданию ядерного оружия?
Этого мы не знаем, однако ясно, что западные страны навряд ли пойдут навстречу арабским странам в данном вопросе – слишком уж это будет похоже на расползание ядерного оружия по всему миру.
А вот Россию вполне можно рассматривать в качестве потенциального исполнителя «чаяний народов» региона. Это как будто вполне соответствует тем тенденциям, которые мы в последнее время наблюдаем. «Вставшая с колен», она с удовольствием возвращается туда, откуда перед своим исчезновением ушел Советский Союз.
Это предположение кажется тем более вероятным, что Россия энергично поддерживает как «арабскую инициативу», присовокупляя к ней и свое предложение о проведении новой конференции по ближневосточной проблематике в Москве, так и требования арабских стран к палестинским фракциям «восстановить национальное единство».
Таким образом, за арабскими инициативами вполне можно увидеть реверанс в адрес России, которым арабские государства надеются оторвать Россию от Ирана и привлечь на свою сторону.
Впрочем, я не настаиваю на этой версии ввиду ее явной конспирологичности, которую и сам недолюбливаю. Я просто попытался порассуждать на эту тему, имея перед собой новые сообщения прессы и воспоминания о давно произошедших событиях.
Кроме того, считая, что мои оценки происходящего имеют право на существование, я не упускаю из вида, что арабская инициатива вполне может оказаться очередной попыткой решения «еврейского вопроса».
Опыт навязывания Израилю соглашений Осло, результатом которых стал арафатовский террор, свидетельствует о том, что в определенных условиях такая попытка может привести к успеху, и Израиль, как и до 1967 года, окажется уязвимым для армий соседей, к которым добавится и палестинское государство, где верх может взять не зависящий от мирового сообщества ФАТХ, а снабжаемый Ираном ХАМАС.
Вполне возможно, что и в этом случае кто-то будет увенчан лаврами за «сохранение мира». Но боюсь, что это награждение может стать последним в арабо-израильских «отношениях». Почему? Да потому, что после этого евреям не останется ничего, кроме защиты своего государства с оружием в руках. А за это нобелевские премии не вручают.