НЕРВОТРЯСКА

В мире
№42 (652)

Обычно железными нервами наделены люди с золотым характером. Яркий пример тому Шимон Перес: пережил врагов, переживет и друзей. Но и железные нервы ржавеют. Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, к примеру, впал в пессимизм, заявив после мучительных раздумий, что о мире на Ближнем Востоке можно забыть. Потому что все внимание сейчас приковано к президентским выборам в Соединенных Штатах, мировому экономическому кризису и наглеющему не по дням, а по часам  Ирану.
Наверное, он прав. Хотя в мир на Ближнем Востоке мало кто верил и раньше. Просто нужно было создать иллюзию мира.
А для измордованных миром израильтян даже маленькая передышка от нервотряски, как подарок судьбы. Они уже сами не знают, откуда ждать удара. То ли от ХАМАСа, то ли от Аббаса, то ли от “Хезболлы”, то ли от ООН, то ли от “любимого” правительства, то ли от прилипчивой, как банный лист, Кондолизы Райс, то ли от собственных арабов. Даже в Судный день нет покоя. Война 1973 года не только научила, но и отпечаталась почти на генном уровне. А от исторической памяти просто так не избавиться. Тем более если тебе постоянно об этом напоминают.
К счастью, до войны на этот раз не дошло. Хотя Газа по привычке отсалютовала “кассамами”. Но на это уже никто не обращает внимания. А вот жителям Акко досталось. Еще не закончился Йом Кипур, как местные арабы спровоцировали погромы. Они сожгли и повредили около сотни автомобилей, разгромили несколько десятков магазинов и учреждений, в том числе помещения службы скорой медицинской помощи. Полиция, как всегда, опоздала, появившись, когда сами евреи вышли на защиту своего имущества.
Проживающий в Акко арабский депутат Кнессета Аббас Закур ничего не видел, но считает, что в погромах виноваты обе стороны. Какое имеют отношение к Судному дню арабы, он не пояснил, но добавил, что и евреи должны считаться с арабскими праздниками и обычаями.
Обычаи и традиции знать и чтить, безусловно, не лишне. Но если арабы натягивают на головы чулки, да еще в чужой праздник, и идут крушить все что под руку попадет - это на криминальном языке называется несколько иначе. Погромы в Акко переросли в микроинтифаду.
Не ожидавшая такого развития событий полиция обвинила в раздувании межобщинного конфликта... местных евреев, которые слишком бурно отреагировали на «единичный, локальный и спонтанный инцидент в Судный день». Правда, “единичный” инцидент нанес существенный ущерб многим бизнесам и просто случайным людям, припарковавшим, к несчастью, свои автомобили на пути погромщиков. И что, интересно, заставило их громить синагогу Рамхаля?
Сначала государство наотрез отказалось выплачивать хоть какие-то компенсации. Затем “сжалилось” и устами министра внутренних дел Меира Шитрита сообщило о выделении аж одного миллиона шекелей. Это порядка 300 тысяч долларов.
Но жизнь идет не по полицейским сводкам. “Единичный” инцидент растянулся на целую неделю. Дурной пример, как известно, заразителен. Мятеж перекинулся в Иерусалим, где сбившаяся в толпы арабская молодежь из близлежащих деревень блокировала дороги, перекрывая транспортное движение, и забрасывала камнями проезжавшие машины.
Это чем-то напоминало вспыхнувшую осенью 2000 года так называемую “интифаду Аль-Аксы”. Те же искаженные злобой лица, те же ощетинившиеся палестинскими флагами дома, те же, надо полагать, организаторы.
Ситуация стремительно уходила из-под контроля властей. И тут начали происходить события, которые изумили даже видавших виды циников.
Таксиста Тауфика Джамаля, который, собственно, и спровоцировал своими действиями беспорядки в Судный день, пригласили на... заседание Комиссии Кнессета по международным делам и обороне, где он «признался в своей ошибке». Когда депутат Эфи Эйтам резонно заметил, что виновник беспорядков должен сидеть за решеткой, а не  устраивать политическое шоу, его тут же обвинили, что он “пляшет на крови”. А председатель комиссии Офир Пинес-Паз и вовсе призвал  «оценить мужество Джамаля».
Среди тех, кто “оценил”, коммунист Мухаммад Бараке, который заявил, что беспорядки в Акко спровоцировали “еврейские радикалы” во главе с мэром Шимоном Ланкри. Его мнение, как видим, совпадает с мнением полицейских чинуш. С тем лишь отличием, что в их сводках не фигурирует Ланкари. Мэр не стал ждать, пока и его обвинят в бездействии, и срочно отпечатал воззвание к жителям, в котором призывает не обсуждать городские новости при детях. И вообще стараться не давать оценок последним событиям. Так что события вроде бы и есть, и в то же время их как бы нет.
Но разве спрячешься за “забором молчания”, если уже арестовано более 60 человек, причем как арабов, так и евреев? Не дождавшись защиты от стражей порядка, евреи быстро организовали отряды самообороны и стали давать жесткий отпор. Арабы дрогнули, когда начали гореть их дома и квартиры.
И запросили мира. Только как-то странно, поочередно перекладывая вину то на “деревенских”, то на “религиозных экстремистов”. И если “деревенские” - все-таки арабы, то под “религиозными экстремистами” подразумеваются исключительно евреи. “Религиозные экстремисты” в долгу не остались, призвав к бойкоту арабских бизнесов. «Мы больше ничего не покупаем у арабов, не почитаем их праздников и святых мест, - говорится в их обращении. – Пусть ищут себе место в деревнях».
Первым откликнулся Эхуд Ольмерт, посочувствовавший «угнетенному нацменьшинству». Впрочем, в Акко он не поехал. Говорят, был занят более серьезным делом: сопровождал жену, присмотревшую виллу в Тель-Авиве за 10 миллионов долларов. Несколько лет назад, сообщает газета “Едиот Ахронот”, Ольмерты уже купили квартиру  на улице Шенкин. Они отдали за нее 400 тысяч долларов. Но тогда Эхуд был всего лишь “портфеленосцем” Ариэля Шарона.
Вместо Ольмерта в Акко поехал Шимон Перес. Человека с железными нервами и золотым характером сопровождали два главных раввина (ашкеназской и сефардской общин) и целый отряд телохранителей.
Муфтии, видимо, ехать отказались. Собрав арабо-еврейскую общественность, как значится в официальных сообщениях, президент вдруг перешел на эзопов язык: «В этот ответственный момент мы все должны хорошенько подумать, прежде чем говорить. Неправильные слова могут привести к катастрофе, поэтому надо пользоваться только теми словами, которые ведут к успокоению».
Однако нервотряска так и не перешла в нервоутряску. Несмотря на то, что и почти премьер-министр Ципи Ливни тоже побывала в Акко, где объяснила вышедшим на демонстрацию евреям, что никто не имеет права брать закон в свои руки. В арабские кварталы она не заглянула, издали призвав забыть обиды и наладить межобщинные отношения.
Этот призыв арабы не услышали. На Востоке первым протягивает руку не тот, кто культурней, а тот, у кого слабее нервы. У арабов с нервами все в порядке. Слабые нервы у израильского государства. Точнее у его лидеров, постоянно испытывающих чувство неполноценности.
Ципи Ливни очень хочется занять пустующее премьерское кресло. Но за это надо платить, причем весьма щедро. Поэтому, призывая всех кого только можно под коалиционные знамена, она дает понять, что платить готова. И даже больше, чем это нужно. Не из своего, понятно, кармана.
Ливни вдруг заговорила от имени всего народа.  «Израильский народ никогда не простит тех, кто игнорирует единство и ведет страну к выборам», - заявила она, выступая перед “прокадимцами”. - Благо государства требует решительных действий, которые возможны лишь после присяги правительства под моим руководством».
Каким будет правительство под ее руководством - догадаться нетрудно.
Почти сразу после отъезда Ливни из Акко министр строительства Зеэв Бойм сообщил, что пострадавшие во время беспорядков арабские семьи получат государственное жилье. Сейчас решается вопрос и о выделении им финансовой помощи.
А что евреи? Могут изучать опыт выселенных из Гуш-Катифа, которые до сих пор ютятся во времянках: “амидаровские квартиры” им не положены. Как и жителям прифронтового Сдерота, потерявшим не только жилье. Теперь это испытывает на себе пока еще не совсем фронтовой Акко. Странно? Ну почему же? «Благо государства требует...». Играть политическое соло можно только на натянутых нервах.