Вера, Надежда и Идея

Досуг
№47 (918)
Продолжение. Начало в №№906-917


Часть 12. Исторический экскурс для спасения Джана 
 
Я наслаждалась поездкой. И это меня удивляло, потому что из-за Джана нас кинуло буквально из огня, да в полымя! После поездки в другой штат на поезде, я совсем не отдохнула, а тут... 
– Мне, кстати, Альберт звонил, - словно, прочитав мои мысли, сказала Надя.  
– И? – спросили мы с Верой в один голос.  
– Счастлив. Забрал Шейлу к себе, перевез, несмотря на то, что тетушка ее немножко бунтовала. А потом собралась и с ними уехала в Анкоридж, на Аляску. Скоро свадьба, приглашал... Поедешь?  
– Надь, ты издеваешься? – спросила я. – Да с твоим возвращением я уже почти забыла, какого цвета  у меня дома наволочки! 
– Здравствуйте-приехали! – нараспев отозвалась Надя. – Джан, стесняюсь спросить, чей друг? Это еще большой вопрос, кто цвет своих наволочек забыл, я свой дом вообще не открывала с момента приезда!  
– Девочки, не ссорьтесь, - миролюбиво попросила Вера, глядя в окно. – А ты, Надюша, лучше расскажи нам, как ты так быстро на вопрос Джана ответила?  
– Случайно! Вот не поверите – совершенно случайно. Совсем недавно я посмотрела интервью о системе законов в США. И одна дама, американский юрист, сказала, что во многих странах над американскими законами смеются: то у нас нельзя в красных трусах по главной улице ходить, то лосей из самолета выкидывать... А это все исключительно потому, что законы в США – это как дерево, которое все время растет, в то же время, какие-то его сучки и веточки могут отваливаться. Говорит, ну вот в Провансе, в Род-Айленде, нельзя одновременно покупать щетку и зубную пасту, если на календаре воскресенье. Уже никто толком не помнит, когда и почему появился такой закон...  
– Ну, наверное, было для этого основание, - сказала Вера. 
– Конечно, было, - согласилась Надя. – А теперь, чтобы его отменить, надо целую процедуру проводить, которая, кстати, стоит денег. А зачем? Зачем, если это дерево – то, что живо, оно расти дальше будет, а то, что мертвое, само отвалится!  
– Значит, он в Провансе, - сказала я. – А там есть маяк?  
– Маяк есть рядом, в Ньюпорте. Вот туда мы сначала и зарулим. Там наверняка кто-то и что-то о Джане знает. Не стал бы он просто так нас на маяк наводить. 
На наше счастье, пробок не было совсем. Мы ехали быстро, и остановились, чтобы выпить кофе и перекусить всего один раз. Остановка заняла у нас меньше получаса. 
– Совсем не хочется пить кофе на фоне такой красоты, как подумаешь, что Джан может быть в опасности, – быстро прихлебывая горячий напиток,  сказала Вера. Мы с ней согласились и тоже стали пить кофе очень быстро.  
Маяк было видно издалека. Мы плавно подкатили к стоянке. Боже, какая же красота окружала нас! Вы только подумайте – три часа от Нью-Йорка и вы совсем в другой эпохе. Какие дома, какие улочки... Вернусь сюда обязательно. 
Тайком от Веры и Нади я вынула мелочь из-за пазухи, чтобы кинуть ее в воду – мы как раз дошли до нее. Подруги шли молча, какие-то насупленные, им было явно не до монеток. 
Около маяка на низенькой скамеечке сидел пожилой мужчина. Он прислонился к массивной стене здания, закрыл глаза и подставил лицо солнцу. Явно услышав наши шаги, он  даже не шевельнулся. Мы остановились около него, мужчина продолжал сидеть. Дышал он глубоко, иногда даже похрапывая... Спит? А зачем он выбрал это место? Вон, его лицо уже как покраснело! 
Вера кашлянула, мужчина не пошевелился. Надя потрепала его за рукав. 
–  Извините, уважаемый...  
Мужчина не пошевелился. 
–  Подождите, тут что-то не так, - Вера подошла к нему и открыла один глаз. – Звоните в 911, ему нужно в госпиталь, вероятнее всего, у него инсульт.  
Мы ахнули, а мужчина зашевелился, захрипел и стал сползать со скамейки. 
–  Ловите его, ловите! – закричала Вера, аккуратно поддерживая мужчину за голову. – Кладите аккуратно на скамейку! Медленно, плавно.  
На наше счастье, недалеко прогуливалась молодая пара. Мужчина сразу сообразил, что что-то не так, подскочил, помог уложить незнакомца, а его спутница тем временем позвонила в 911.  
–  Скажите им, что это инсульт! – крикнула ей Вера, продолжая держать мужчину за голову.  
Помощь прибыла очень быстро. Медики профессионально уложили мужчину на носилки и в этот момент он открыл глаза.  
–  Подождите секунду, пожалуйста, –  закричала Надя медикам и подскочила к носилкам. – Где Джан, скажите что-нибудь, нам без вас его не найти. Хотя бы букву! 
–  Мэм! – молодой парень врач посмотрел на Романову укоризненно. – О какой помощи вы сейчас говорите? Он сам нуждается в помощи и незамедлительной! 
–  Я понимаю, я все понимаю, но мне нужна от него одна только фраза, одно слово, пожалуйста! 
–  Надя, ты сошла с ума? – прошипела Вера. – Да он умереть сейчас тут может. Отойди от носилок. И потом – может, он не тот, кто нам нужен! 
–  Если он не тот, то мы сейчас осмотрим маяк и найдем другого. Ничего, опозорюсь, не страшно. А вот, если сейчас он ничего не скажет, Джан, может быть, тоже умрет, –  также шепотом ответила ей Надя. – Я вас очень прошу! – обратилась она опять к мужчине. Тот попытался сфокусировать на ней взгляд, было видно, что сделать ему это непросто.  
–  Lanpo, lanpo! – вдруг просипел он на английском и закрыл глаза.  
- Что это? Что это? – громко спросила Надя.
Безрезультатно – носилки закатили в машину. Водитель включил сирену, толпа, которая уже успела собраться, расступилась и машина уехала.
Нам ничего не оставалось, как пойти к маяку. Надя оказалась права – никто и ничего больше нам сообщить не мог. Незнакомец с так некстати разбившим его инсультом скорее всего и был другом Джана. 
Правда, кое-что мы все-таки разузнали. Одна из сотрудниц маяка поведала нам, что мужчину зовут Питер, он бывший полицейский, живет тут уже давно. На маяке он никогда не работал, яхты, маяк стали его страстью. Может быть, он мечтал стать капитаном, а вместо этого стал полицейским... Где жил Питер – она точно не знала, в каком-то домике на окраине города. Про его семью тоже ничего толком сказать не могла, знала, что где-то в Нью-Йорке у Питера есть взрослый сын и два чудесных внука. Короче, нам эта информация мало помогла. Ниточку, ведущую к Джану, мы явно потеряли...  
–  Так, надо поесть и подумать, –  рассудительно заметила Надя, когда мы   покинули маяк.  
Мы сели в машину и поехали искать приличное место. Оказалось, что все самые лучшие места находятся на пристани. Там и вид  чудесный, и еда под стать. Мы заказали рыбу, Надя и Вера еще и по бокалу вина. А я, как шофер, только чай.  
- Я считаю, что ехать в Провиденс нам все равно надо, –  начала Надя, покончив с рыбой. – А сейчас нам надо позвонить Кате, чтобы она посмотрела все, что может быть связано с Lanpo и Провиденсем.  
–  Логично, –  одобрила ее Вера. – Звони, Идеечка, пусть ищет, пока мы едем.  
Я набрала Катю. Она долго не подходила к телефону, наконец, ответила.  
- Катя, –  сказала я девушке, поздоровавшись. – Возьми ручку и запиши задание. Готова? Значит так, нам надо, чтобы ты нашла все, что связывает Провиденс и Lanpo.  
–  Идея, это вы серьезно? – уточнила Катя.  
–  Абсолютно. И помни, жизнь Джана, возможно, в твоих руках, а потому бросай все дела и занимайся только этим. Мы ждем звонка. Желательно, чтобы ты сделала это за час. Через час мы будем в Провиденсе. Хорошо?  
–  Хорошо, –  неопределенно протянула Катя. – Я постараюсь...  
В этот момент я услышала на заднем фоне какой-то шум. 
–  Ты что – не одна?  
–  Нет, я одна! Почему вы так решили?  
–  Просто как будто кто-то что-то уронил... 
–  Да это я задела мусорную корзину ногой. Ну, ладно, буду искать, отбой, пока, удачи! 
Я даже не успела в ответ попрощаться, как она уже положила трубку. Вот же быстрая какая!  
Мы рассчитались и пошли к машине.
Ах, как же мне не хотелось рулить, дремота одолевала... Все-таки сытный обед иногда не придает тебя новых сил, а лишает последних.
–  Может быть, это два слова? – сказала Надя вдруг вслух. 
–  Подожди, пусть Катя поищет.  
–  Да что ждать-то? Может, я сама соображу. Может, он хотел сказать «баранина»? Или «ягненок», «овечка»?  
–  Нет, дорогая, он не говорил слова lamb, - ответила я.  
–  Идея, нельзя списывать со счетов, что у человека был инсульт. Он в такой ситуации может любую ерунду, которая взбредет ему в голову, сказать!  
В этот момент у меня зазвонил телефон. 
Ответить я за рулем не могла, наушников не признаю, а потому передала трубку Наде.  
–  Да, Катя, говори, –  Надя какое-то время слушала Катю, потом переспросила. 
–  Ты уверена? Я просто в шоке, честно сказать, не ожидала, прости, от тебя такой прыти... Нет, нет, что ты, я наоборот приятно поражена. Да, я все запомнила, спасибо большое, детка.  
Надя нажала кнопку «отбой» и внимательно посмотрела на меня.  
–  Короче, девочки, так. Катя считает, что мы должны найти в Провиденсе места, связанные с Сарой Хелен Уитмен, умершей в 1878 году. Вопросы есть?  
–  Ну, как бы тебе поинтеллигентнее сказать... – начала Вера. – Некоторые уточнения хотелось бы сделать.  
–  Да, присоединяюсь к мнению предыдущего оратора, –  сказала я, притормаживая. 
Бежевый джип сзади ехал, если так можно сказать, неприлично близко. И я хотела немножко попугать его, дать понять, что дистанцию между автомобилями на американских дорогах пока никто не отменял. 
–  Эта женщина родилась и прожила всю жизнь в Провиденсе, нам надо найти, где она жила или что-то еще, связанное с ней, других вариантов у Кати нет. Но этот мне кажется очень сомнительным, хотя то, что она его раскопала – удивительно, честное слово. Там такая цепочка..., –  Надя достала бутылочку с сокома, но ни договорить, ни выпить не успела – злосчастный джип, вдруг обогнав нас, также затормозил у меня перед носом, и я, ахнув, нажала педаль тормоза...  
–  Вот, подлец! – от души сказала Вера. – Еще потреплет нам нервы!  
–  Кто? – спросила Надя, отряхивая платье от сока.  
–  А, может, он хотел, чтобы нас тут сердечный приступ хватил...– себе под нос опять сказала Вера.  
–  Да кто? – опять спросила Надя. 
- Ты сначала нам про Сару расскажи, сделай, так сказать, исторический экскурс, будь любезна!  
Продолжение в следующем номере.