ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СПАД и преступность

Нью-Йорк
№42 (652)

Сейчас, когда в Нью-Йорке наблюдается значительный экономический спад, жителей города волнует не только угроза снижения уровня своей финансовой состоятельности. Но и тот факт,что такое состояние экономики может обернуться ростом преступности . Если говорить по-научному, они считают, что между статистикой  экономического развития и статистикой преступности существует корреляция.
Как показывает исторический опыт Нью-Йорка за последние полстолетия, это мнение  можно считать обоснованным с большими оговорками. Мы привыкли к тому, что при двух последних мэрах города - Р.Джулиани и М.Блумберге, преступность в городе имеет  тенденцию снижаться, тогда как экономическая ситуация характеризуется то спадами, то подъемами.
Мнения экспертов по поводу наличия упомянутой корреляции расходятся. Многие  связывают уровень преступности не столько с экономикой вообще, сколько с экономической обеспеченностью правоохранительных органов, и прежде всего полиции. Если в период экономического спада не экономить на полиции, то порождаемая им дополнительная преступность может быть в корне пресечена. Так говорит и логика, и опыт.
Между тем, например, в 1987 году во время резкого падения курса акций рост преступности в Нью-Йорке приобрел взрывной характер. В последующие за этим годы в городе были отмечены наивысшие в его истории количества убийств.
Более ранний финансовый кризис 1970-х годов содействовал запустению многих районов города, сокращению количества школ и существенному росту преступности. Число грабежей в те годы непрерывно росло и достигло пика в 1981 году – 107495 случаев (в среднем по 294 грабежа в день). Между прочим, в минувшем году было зафиксировано 21787 грабежей – самый низкий уровень в современной истории Нью-Йорка.
Социолог из Университета штата Миссури Ричард Розенфелд утверждает: «Каждая рецессия с конца 1950-х годов сопровождалась ростом преступности, ярко проявляющейся в действиях, напрвленных против собственности и ограблениях, которые  наиболее чувствительны к экономическим условиям». При этом он отмечает наличие определенного лага между экономическими изменениями и величиной преступности.
Можно сказать, что сейчас в Нью-Йорке возникла очень подходящая ситуация для экспериментальной проверки утверждения Розенфелда. Причем в отличие от 2001 года количество полицейских в городе на несколько тысяч меньше, чем было тогда.
Комиссар полиции Нью-Йорка Реймонд Келли не считает себя приверженцем идеи Розенфелда, т.е.  не видит такой уж сильной связи между экономической судьбой города и его безопасностью для населения.  Комиссар говорит, что он и его старшие полицейские командиры  обмениваются мнением относительно текущей экономической обстановки и ее влияния на преступность, но специфические полицейские решения о маршрутах патрулирования города обычно никак не определяются экономической обстановкой. Келли поясняет: «Наши беседы об экономике не являются совещаниями по стратегии и тактике действий полиции, поскольку мы и в прошлом не видели такой связи во время экономических спадов, однако, считаем себя обязанными и подчас даже вынужденными учитывать влияние экономики».
Комиссар полиции Лос-Анжелеса Уильям Браттон говорит, что в определенные периоды времени Калифорния сталкивалась с экономическими болезнями, но это не приводило к заметному росту преступности.
Ему противоречит начальник полиции Провиденса в Род-Айленде Дин Ессерман, который заметил ухудшение ситуации с преступностью в городе во время нынешнего спада  экономики страны. Меняется облик районов , где появились пустующие или конфискованные дома. Молодежь стала много времени проводить на улицах. Участились кражи водопроводных медных труб из пустующих домов, что приводит  к  их затоплению. В телефонном интервью, проведенном Ессерманом во время его участия в совещании начальников полиции в Вашингтоне, он сказал: «Я вижу, как бедность оказывает громадное воздействие на состояние духа людей и преступность». Совещание как раз и было посвящено связи между преступностью и состоянием экономики.
В ходе подготовки к совещанию был проведен опрос более 200 правоохранительных агентств страны. 40% ответов константировали, что конфискация домов влияла на  деятельность агенств в отношении как финансирования ее, так и  всплеска преступности вокруг брошенных домов. Такие дома привлекают преступные банды и проституток.
Другие интервью с криминалистами, экономистами и командирами полиции в разных районах страны показали, что предположение о прямой корреляции между финансовым бедствием и ростом преступности не является очевидным. Например, во время Великой Депрессии преступность снижалась, а во времена Сухого закона  она росла.
Если экономист из Университета штата Огайо Брюс Вейнберг находит связь между ростом преступности и безработицей среди низкоквалифицированных работников за период с 1979 по 1997 годы, то другие эксперты пришли к иным заключениям. Они берутся доказать, что в хорошие времена, когда люди ходят по улицам, держа в руках сумки с покупками, стоят в очередях у банкоматов или разъезжают в дорогих автомобилях, для преступников открывается широкое поле деятельности. А в плохие времена для таких прогулок появляется меньше повода, люди больше сидят по домам. Так, например, считает профессор Питер Мэннинг из Северо-Восточного университета.
Можно считать, что в Нью-Йорке, экономика которого в сильной степени зависит от состояния финансовой индустрии, ее спад наверняка почувствуют многие неквалифицированные работники сферы обслуживания, транспорта, доставки товаров, что и чревато ростом числа преступлений. Недаром мэр М.Блумберг решил третий срок руководить городом, считая себя среди политиков наиболее приспособленным для войны с экономическим штормом в городе. По его мнению, нынешний кризис создает для города больше угроз, чем атака 11 сентября.
Руководство полиции Нью-Йорка беспокоит не столько влияние экономики на преступность, сколько ее влияние на эффективность его собственной работы, поскольку речь идет о сокращении финансирования полиции. На конец августа там работало 362675 офицеров – на 4000 меньше, чем в 2000 году. В этом финансовом году полиции предложено сократить расходы на 94 млн. долларов – 2.5% бюджета. Предполагается, что в следующем году эта цифра составит 192 млн. долларов. Эксперты надеются, что рост преступности можно будет сдерживать гораздо эффективнее, чем раньше, т.к. сейчас полиция гораздо лучше оснащена.
По словам Келли, он занимается распределением сил полиции по районам города на основании данных о преступлениях, совершаемых там. Такой  метод позволил в ряде районов сократить преступность на 30%, что и определяет общее снижение преступности в городе. По данным на начало октября, она сократилась на 3.2% в сравнении с тем же периодом год назад. Число убийство возросло на 11.4%, но оказалось на 9% ниже уровня 2006 года.
Браттон, бывший  начальник полиции Нью-Йорка в 1990-х годах, своими действиями в Лос-Анжелесе   не только добился снижения преступности, но и отстоял неприкосновенность бюджета полиции. «Я понимаю, распределение бюджета – трудная задача, но я считаю неправильным решать  эту задачу за счет полиции», - говорит Браттон.
Никто не знает, какая  судьба  ожидает ньюйоркцев,но многие опасаются роста преступности, особенно небольших преступлений, по мере ухудшения состояния экономики. Мия Би из Бруклина замечает, что люди становятся менее уверенными, некоторые начинают продавать личные вещи, а один ее друг сообщил, что забрал все деньги из банка. «Люди чувствуют себя плохо, когда не могут воспользоваться кредитной картой и начинают искать другие способы добычи денег – кражи, грабежи, попрошайничество», - говорит Би.
Келли считает, что нам не остается ничего другого, как ждать, случится ли реально что-нибудь из перечисленного Би. Когда его спросили, останется ли он с Блумбергом на третий срок, Келли ответил: «Я не обсуждаю публично проблемы, которые существуют между мной и мэром».