КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№42 (652)

«Время разбрасывать камни и время собирать камни...»
Кажется, и для нас наступило это время.
С помощью творчески активных читателей «Русского базара», мы щедро «разбрасывали» версии сюжета детектива «Как извлечь сыр из мышеловки».
Настало время подводить предварительные итоги.
Как мы уже сообщали ранее, после публикации в «РБ» № 632 завязки детектива мы получили достаточно большое количество писем с вариантами продолжения сюжета. Мы честно предупредили читателей, что для отбора наиболее интересных и перспективных версий редакция создала специальную «следственно-творческую группу» в составе:
Представителя редакции,
бывшего прокурора,
адвоката,
полицейского
и даже бывшего (завязавшего) представителя криминального мира. Это «общественное жюри» отобрало ЧЕТЫРЕ ВЕРСИИ развития событий в детективе, которые мы предлагали читателям.
Напоминаем вам, в чем заключалась «завязка» детектива:
Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена красная сумка, которую подобрал наш герой. Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям...

Версия нашего читателя Матвея Куницына, начавшаяся достаточно интригующе (в сумке оказались две отрубленные кисти рук... Кошмар!), была внезапно им прервана. Поскольку никто из читателей не решился ее продолжить, она так и осталась незаконченной...
У Михаила Шалева получился очень, на наш взгляд, неплохой сюжет. Некая осовремененная «Золушка»...
Но Михаил предусмотрительно оставил возможность дальнейшей «раскрутки» нового сюжета с участием не только всесильной мафии, но и будущим офицером Генерального штаба Вооруженных сил России. Не знаем, как читателям, но коллективу редакции и «следственно-творческой группе» было бы весьма любопытно узнать о путях проникновения мафиозных структур в высшее военное руководство России.
Редакция наградила Михаила Шалева недельной туристической поездкой, посоветовала ему набраться сил для возможного продолжения истории доставания сыра из мышеловки.

У следующей версии нашего детектива было сразу двое родителей. Вернее, родительниц. Первое продолжение захватывающей истории о найденной сумке и о ее необычном содержимом написала наша читательница Людмила Барнстейбл.
Но потом что-то произошло - то ли плохо сработала почта, то ли Людмила опоздала с отсылкой очередной серии своей версии, но эстафету подхватила Фаина Бенджаминова. Она прислала нам письмо, содержание которого мы вам сегодня напоминаем:
«Уважаемая редакция! Поскольку вы разрешили «продолжить любую версию детектива с любого места», я выбрала Версию «Д» и посылаю вам свой вариант продолжения. Одновременно приношу извинения первоначальному автору этой версии г-же Людмиле Барнстейбл за то, что, возможно, нарушила ее планы...
Фаина так лихо закрутила сюжет, что если бы «РБ» выходил ежедневно, а не раз в неделю, то детектив г-жи Бенджаминовой читался бы на одном дыхании.
Но, несмотря на кажущуюся завершенность сюжета с «красной сумкой», сама история неунывающей и инициативной Ларисы не завершена.
Фаина Бенджаминова обещала «разобраться со своими делами», набраться сил и продолжить повесть о приключениях Ларисы и ее друзей в новой обстановке. Если все действие раньше разворачивалось в Нью-Йорке, на знакомых улицах Бруклина и Манхэттена, то теперь, кто знает, может быть, мы перенесемся в дебри Амазонки?
Во всех случаях, побеседовав с Фаиной Бенджаминовой и узнав о ее насущных потребностях, редакция наградила ее новым современным компьютером в самой полной комплектации. Теперь если Фаина продолжит так удачно начатое повествование, то работать она будет уже на новом высокоскоростном компьютере.

Итак, можно констатировать, что на сегодняшний день две версии завершены (Михаил Шалев и Фаина Бенджаминова), одна версия (Матвей Куницын), увы, осталась незавершенной, продолжателей не нашлось, а что касается версии, которую продолжает раскручивать «Мистер Х», то о ней нужно сказать особо.
Эту версию первоначально продолжила Майя Леонидова. Но на каком-то этапе решила ограничиться только «идеями дальнейшего развития», и версию подхватил «Мистер Х», который, как нам кажется, и не думает останавливать развитие сюжета.
География действий героев его версии – Америка, Россия, Израиль и, как говорится, далее везде. Редакция готова продолжить публикацию его версии, которая, кто знает, может перерасти из обычного детектива в некий детективно-политический роман. Впрочем, не будем загадывать...
Во всех случаях мы завершаем наш проект «народного детектива», распускаем нашу «следственно-творческую группу» и так же, как и все читатели, будем просто с нетерпением ожидать продолжения творчества «Мистера Х».

Напоминаем вам о том, как развивался сюжет в предыдущих (начиная с № 362) выпусках «РБ».


Версия «А».
«Мистер Х»
Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след. Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия. Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе. С этого момента с героем постоянно происходят некие события, позволяющее сделать вывод, что он внезапно приобрел способность влиять на людей. Поначалу он считает, что эти способности заключены в нем самом, что в нем «проснулись» некие экстрасенсорные способности. Однако через некоторое время, сопоставив все факты, понимает, что никаких особых паранормальных способностей у него не было и нет. Что все происходящее с ним – это действие уникального прибора, случайным владельцем которого он стал. Герой экспериментальным путем определяет возможности «прибора влияния», который он назвал «надеждой», “наденькой”.
Читатель узнает о том, как Виктор - бывший «хлебник» полковника Грутова - легализовался после отсидки в зоне и начал поиск чемоданчика - «Магнолии». Эти поиски приводят к неутешительным результатам. Выясняется, что чемоданчик забрал некий Влад Киров - сын бывшего сослуживца Грутова. Который в секретной лаборатории, скорее всего, довел «Магнолию» до совершенства. В результате поисков Влада выясняется, что он эмигрировал в США, в Нью-Йорк, где и был убит в собственной квартире во время ограбления. Соседи видели, как грабители выносили из квартиры Влада большую красную сумку.
Дальнейшее развитие событий связано с главной находкой – с тем, что в сумке, помимо денег, оказалась секретнейшая разработка – приборчик, попавший в руки нашего героя. Читателю уже понятно, что этот приборчик не что иное, как мощнейшее портативное психотронное оружие. Это прекрасно понимает наш герой и окончательно укрепляется в ранее принятом решении использовать это оружие в политике.
Но он еще не известен широкой публике. С целью привлечь к себе внимание и выйти на первые полосы новостных СМИ герой решает организовать скандал. Он придумывает некую идею, с которой намерен выступить перед широкими массами.
Герой договаривается с известным рекламным агентством о подготовке видеоролика и начинает готовить пресс-конференцию с редакторами всех печатных русскоязычных СМИ и телевидения.
Все складывается как нельзя лучше.
Пресс-конференция прошла успешно. Все присутствующие на ней редакторы русскоязычных газет и СМИ «озадачены» подготовкой к публикации скандальной информации.
Но по дороге домой Тимур становится свидетелем попытки ограбления банка. Пытаясь задержать грабителей, он получает ранение...

Версия А

Продолжение. Начало версии “A” см. в №№ 632-651

Первое, что я увидел, придя в себя, - заплаканное лицо жены.
- Привет! Я, что, в госпитале?
Увидя, что я открыл глаза, жена быстро отвернулась, промокнула салфеткой глаза и мгновенно натянула на себя привычную, очаровательную скептично ироничную масочку.
- Нет, - ответила она, - ты на карнавале! Это у тебя такой костюм – раненого идиота. Полная гармония – единство перебинтованной формы с бесполезно продырявленным содержанием. Как ты себя чувствуешь, Рэмбо недоделанный?
- Вполне... Только... Где тут это заведение... - спросил я, пытаясь приподняться.
- Лежи, перебьешься. Во-первых, у тебя капельница, во-вторых, водоплавающее, в смысле «утка», слева от тебя, протяни руку...
- Ты бы вышла, что ли...
- Чего это я там не видела? Ладно, ладно, выхожу...
Через полчасика нашего привычного общения я уже знал, что превратился в героя местного разлива. Что «девочки» сразу из двух банков – ограбленного и того, где работает она сама, прислали мне огромный букет цветов, коробку шоколадных трюфелей и коньяк. Почему-то кошерный... Что мои коллеги из редакции готовят чуть ли не разворот с фотографиями «с места событий», с моим портретом и рассказом о том, что «в жизни всегда есть место подвигу». Что я потерял столько крови, что если бы я сдал эту кровь как донор, то ее хватило бы на переливание мамонту, и что во всей этой истории есть один-единственный плюс, заключающийся в том, что мой любимый, незаменимый жилет-вест продырявлен и настолько пропитан кровью, что наконец-то я буду вынужден купить себе новый.
Есть еще одна приятная новость. Когда из полиции позвонили к ней на работу и вызвали в госпиталь, она еще не знала, что произошло. В госпитале она столкнулась с менеджером того банка, который ограбили и грабителей которого я как бы задержал. Этот менеджер позвонил ее менеджеру, рассказал, какой я герой, и моей жене дали целых три дня за счет ее бренча для ухода за «героем и настоящим гражданином!»
Попутно я узнал, что мне уже сделали операцию и извлекли пулю, что уже вечер, что если все пойдет, как надо, то меня продержат еще день, а потом отправят долеживать дома, а завтра ко мне придет полицейский детектив уточнять детали. Что было бы крайне любопытно узнать, где я припарковал машину.
Потом принесли что-то вроде ужина, который - «не пропадать же...» - съела жена, так как есть мне абсолютно не хотелось.
Уже собираясь уходить, в дверях она подчеркнуто равнодушно поинтересовалась, кто такая Наденька и почему ее «нельзя с тебя снимать»? И вообще почему с меня нельзя снимать некую Наденьку, почему я треплюсь о ее раскованной сексуальной позе в присутствии столпившейся вокруг «героя» общественности, да еще и будучи без сознания? Нет, разумеется, ей плевать и на Наденьку, и на мою озабоченность ее позой, просто любопытно, слезла она с меня или еще нет?
- Где мои вещи? - заорал я так, что даже у моей жены с ее железной выдержкой брови ползли вверх.
- Какие вещи?! Окстись, что с тобой? Все настолько было пропитано кровью, что я велела все это выбросить... Твой жилет, футболку, джинсы... Даже кроссовки были в крови...
- А то, что было в карманах и... на мне?
- Это все здесь, в коробке. Бумажник, все документы, ключи, деньги... Даже зажигалка здесь.
- А то, что было на мне, такая сумочка с приборчиком? Где она?
- Сумочку тоже выбросили, а приборчик... Да вот же он! - Она пошарила в коробке и вытащила её! Мою “наденьку”!
- Слава Богу! Вот это и есть моя “наденька”, - с огромным облегчением произнес я.
- Вот оно что, - протянула жена. - В твоем возрасте увлекаться игрушками – верный путь к SSI по причине «менталити». Это ее нельзя с тебя снимать? А я-то уже...
- Приревновала? – с надеждой спросил я.
- Размечтался... Ладно, держи свою «подружку», а мне уже пора. Пока доеду, пока заберу машину с паркинга, пока домой доберусь... Спи давай. У тебя завтра столько посетителей будет, что мама моя!
Она аккуратно положила “наденьку”  на прикроватную тумбочку, поцеловала меня в небритую щеку и ушла.
“Наденька” была абсолютно цела, индикатор весело светился. Я нащупал правой рукой кулончик, который, слава Богу, с меня, видимо в спешке, так и не сняли, засунул “наденьку” глубоко в наволочку и устало откинулся на подушку.
Если честно, то за эти полчаса, пока общался с женой, здорово устал. Я закрыл глаза и провалился в сон.
Не знаю, что они налили в эту капельницу, но через пару часов проснулся, т.к. встреча с «водоплавающей» не терпела отлагательства. Спать уже не хотелось, и я, взяв с тумбочки пульт, включил прикрепленный на специальном кронштейне телевизор. Как раз попал на вечерние новости. И вовремя. Начало сюжета я пропустил, и картинка на экране показывала панораму улицы в то время, когда корреспондент брал интервью у представителя банка. Речь шла о попытке ограбления, которое «предотвратил отважный русский журналист. Рискуя собой, он (то есть я!) вступил в схватку с грабителями, одного из которых мастерским ударом отправил в нокаут. Второму преступнику удалось ранить Тима (все еще меня!), но подоспевшие полицейские и водители автомобилей, находящихся рядом с машиной преступников, умелым маневром заблокировали двери машины, на которой преступники намеревались скрыться. Преступники были обезоружены и арестованы».
Честное слово, именно такая фраза на одном дыхании, была произнесена с экрана!
Потом появились фотографии двух отморозков и были названы их имена. Один из них - выходец из Пакистана, второй, тот, который стрелял в меня, – пуэрториканец. Ранее дважды судимый за драку и распространение наркотиков.
Из этих новостей я узнал, что пуэрториканец еще несколько раз стрелял, но все пули «по счастливой случайности» ушли в асфальт прямо у моих ног. Одна из них даже задела и сорвала кусок подошвы кроссовок. Узнал, что амбуланс увез меня без сознания в госпиталь, что рана средней тяжести и состояние у меня «стабильно удовлетворительное».
Полностью понежившись под лучами внезапно свалившейся на меня славы, я незаметно уснул.
Утром меня разбудила медсестра (или нянечка - до сих пор не могу разобраться в служебных рангах и полномочиях медперсонала...). Измерила температуру и прощебетала, что скоро подойдет врач. Потом наклонилась к самому уху и прошептала, что уже с утра приехали телевизионщики с CNN и просят разрешения взять у меня интервью, но до обхода врача это невозможно.
Я попросил ее достать из коробки, в которой находилось все, что было у меня в карманах, мой мобильник и положить его на тумбочку рядом со мной.
Теперь, когда я был вооружен связью и находился под полным покровительством своей “наденьки”, я чувствовал себя просто великолепно! Рана почти не чувствовалась, повязка не мешала, впереди интервью, визиты родных и знакомых, к которым не мешало бы подготовиться. Кстати, это великолепный способ еще раз убедиться в том, что “наденька” в полной боевой готовности.
Я мысленно представил себе только что отошедшую медсестру и попытался передать ей, что мне нужно зеркало и вообще меня нужно побрить. А еще я хочу большую кружку апельсинового сока.
Прошло несколько минут... Никакого результата...
Я сконцентрировался и повторил свое мысленное распоряжение...
Еще несколько минут...
Я уже запаниковал, что “наденьку” повредили когда меня раздевали, но тут в дверях палаты появилась медсестра, которая катила перед собой столик. На нем лежало достаточно большое зеркало, какие-то тарелочки и, наверное, литровая чашка.
- Тим, - обратилась она ко мне по имени. - Мне показалось, что вы голодны и хотите пить. И обязательно из большой чашки! Я с ног сбилась, разыскивая такую чашку... Но как быть, Тим? Вы должны сегодня сдать кровь на тест, а до этого нельзя ничего ни есть, ни пить. Я все привезла с собой – это ваш завтрак и самая большая кружка, которую я смогла найти в ординаторской. Мне так попадет за это... Питье можно только в разовых стерильных стаканчиках...
- Спасибо! Как вас зовут?
- Ненси. Ненси Шааб. Ох, Тим, я даже не спросила разрешения называть вас по имени, сразу Тим да Тим...
- Что ты, Ненси... Разумеется, зови меня просто Тим, а я тебя – просто Ненси. На брудершафт мы с тобой обязательно еще выпьем, договорились?
- Вне сомнения, Тим! Кстати, со мной сегодня происходит что-то непонятное... У тебя в палате есть свой рест-рум, там имеется зеркало, а я почему-то притащила еще одно... Ну, ничего... Все равно вставать тебе может разрешить только врач, а пока... Полюбуйся на себя, Тим! У тебя такое мужественное лицо...
Она поднесла зеркало, и на меня уставилась моя небритая и бледная физиономия. Действительно, я выглядел неплохо... Этакая интеллигентская бледность... Но побриться все равно не мешает...
То ли это действовала моя “наденька”, то ли Ненси все поняла сама, но она побрила меня так чисто и аккуратно, как я никогда бы не смог сам.
Ненси прикрыла столик с завтраком салфеткой, видимо, для того, чтобы принесенная ею чашка не бросалась в глаза, и сказав, что врач вот-вот придет, упорхнула за дверь.
Через час после того, как у меня взяли кровь на анализ и врач разрешил мне самостоятельно передвигаться, в палату ввалились телевизионщики...
И началось...