BОRО-графия Нью-Йорка: Финансовый округ

История далекая и близкая
№43 (653)
Один миллион долларов. Примерно такую сумму ежесекундно (!) зарабатывают работники Финансового округа (Financial District) – нью-йоркского района, получившего неофициальное название «мирового денежного хранилища». 
Трудно поверить, что когда-то Финансовый округ, ставший ныне родным домом для тысяч финансовых корпораций по всему миру, выглядел иначе. Здесь не было ни массивных архитектурных построек, ни тысяч возбуждённых финансистов в галстуках, ни туристов со всего мира...
...В начале XVII века работники торговой корпорации Dutch West India (DWI) основали в южной части Манхэттена небольшую деревню, которую нарекли Маленькая Индия (в честь корпорации). В обязанности местных жителей входили погрузка, разгрузка и упаковка грузов, прибывавших из Европы и убывавших из Америки. Коренные индейцы прозвали переселенцев «начекоруте», что в переводе обозначало «горбатый человек с тяжёлой ношей». Странное название возникло в связи с тем, что: работники DWI работали по 16 – 18 часов в сутки, постоянно таская на своей спине тяжеленные мешки.
В 1629 году на территории Маленькой Индии открылся рынок, который впоследствии стал главным центром торговли на всей территории Северной Америки. Ассортимент продукции был огромен: от азиатского опия, упакованного в стопаундовые кожаные мешки, до украшений, принадлежащих цивилизации майя.
Английский путешественник Винсент Энгланд так описал рынок Маленький Индии в своих дневниковых записках: «Здесь продают даже то, о чём страшно подумать. Чучела двухголовых кошек и уродливых рептилий, человеческие черепа и индейские скальпы, всевозможные плётки для телесных наказаний и верёвочные петли для виселицы. Это место напоминает мне древний Рим...»
К сожалению, американские исследователи очень редко обращают внимание на негативные аспекты ранней истории Нью-Йорка, останавливаясь преимущественно на благородных и героических поступках европейских колонизаторов. Мы же будем более объективными и отметим, что практически вся инфраструктура нижнего Манхэттена создавалась чернокожими рабами в 30 – 70-х годах XVII века. По приблизительным данным, за этот период от непосильного труда погибло от 4 до 6 тысяч африканцев.
«Я не вижу ничего унизительного в том, если рабы сыграют решающую роль в колонизации Америки, - писал Джордж Вандерсар, один из совладельцев DWI. – Голландцы – исключительный народ. Для своего блага и процветания они должны использовать любые средства. Чернокожий раб – это клещи в руках кузнеца. Когда они изнашиваются, их меняют на новые...»
Подобным образом мыслили практически все бизнесмены и общественные деятели Маленькой Индии. К примеру, голландец Филипп Велунд основал «Фонд белых переселенцев» – организацию, в обязанности которой входило восхваление людей белой расы. В 1637 году Велунд купил 15 рабов только для того, чтобы вздёрнуть их на виселице. Так он попытался продемонстрировать «настоящее предназначение африканцев».
Владелец пяти торговых кораблей Вивьен Карлос, будучи одним из самых авторитетных жителей Маленькой Индии XVII века, пошёл ещё дальше. Он предложил чиновникам принять закон, который позволит применять против чернокожих средневековые пытки. Больше всего он ратовал за процедуру вырывания языка, которая «повысит работоспособность чернокожих и сократит их общение между собой».
Несмотря на рабовладельческую систему развития экономики, к 1695 году южная часть Нового Амстердама напоминала бурлящий котёл, где обосновались люди самых разных профессий – от наёмных солдат до проституток и от беглых европейских миллионеров до закоренелых преступников.
«Это место, где правят деньги и злость, - писал английский путешественник Патрик Кинвуд. – Голландцы ненавидят англичан, англичане терпеть не могут французов, французы презирают чернокожих и индейцев. Каждый втайне мечтает объявить войну всем остальным...»
В 1697 году в районе завершилось строительство Церкви Cвятой Троицы (Trinity Church). Примечательно, что английский король Уильям III сам назначил сумму аренды за церковную землю - одну горошину перца в год. Сегодня этот архитектурный памятник считается одним из главных символов Нью-Йорка.
В XVIII веке начинается «финансовая история» знаменитой на весь мир Уолл-cтрит, пожалуй, самого знаменитого объекта в современном Финансовом округе. Любопытно, что своё название улица получила ещё в 1640 году, когда местные жители воздвигли баррикады из брёвен и кольев, опасаясь нападения индейцев или восстания рабов.
Первоначально Уолл-cтрит называли «прибежищем доносчиков». Здесь шла торговля информацией, касавшей важных сделок. К примеру, всего за пару гульденов можно было узнать, какие новые товары везут в Америку бизнесмены Нового Амстердама, как подкупить нужного городского чиновника, куда выгоднее всего вложить денежные средства и т. д. У местных информаторов имелось подробное досье практически на каждого жителя. Больше всего они раздражали нью-йоркского мэра Томаса Делавелла, каждый факт личной жизни которого моментально становился достоянием общественности. Одна из легенд гласит, что однажды Делавелл, покрасив бороду и усы в рыжий цвет, пошёл к информаторам и сказал: «Мне нужна родословная вашего мэра с 1510 года. Плачу золотом». Не прошло и недели, как они предоставили рыжему незнакомцу подробную родословную Делавелла аж с 1400 года. Мэр так рассвирепел, увидев своё семейное древо, в котором, кстати, не было ни одной ошибки, что приказал бросить каждого торговца информацией за решётку.
В 1792 году на Уолл-стрит появилась Нью-Йоркская фондовая биржа, работники которой имели уже официальное право торговать информацией. Поскольку многие малообразованные жители не понимали слова «биржа», чиновники им шутливо объясняли: «Это место, где вы можете умереть по двум причинам: от горя и от радости».
За последующие полтора столетия Уолл-Стрит и Финансовый округ обросли десятками учреждений: судами, банками, ломбардами, офисами всевозможных фирм и т.  д.
Уже в те времена считалось, что самым беспроигрышным бизнесом, который когда-либо появится в Финансовом округе, будет... ресторан. Бизнесмен Альберт Зайнц  так объяснял этот феномен: «Когда вы разорены и расстроены, то не хотите есть. А когда вы стали богаче на несколько тысяч долларов, то хотите отведать пищу где-нибудь в другом месте, чтобы не смотреть в глаза конкурентам...»
Примечательно, что у самого Зайнца имелось в районе аж 19 (!) похоронных агентств – больше, чем во всём остальном Манхэттене. Причина, как нетрудно догадаться, крайне банальна: ежедневно десятки, а то и сотни обанкротившихся на бирже бизнесменов кончали жизнь самоубийством.
Во времена Великой депрессии Финансовый округ прозвали «нью-йоркским кладбищем». Количество самоубийц, выбрасывавшихся из окон высотных домов, достигло такого гигантского количества, что самыми востребованными специалистами в районе стали... стекольщики.
Некоторые жители относились к происходящему крайне цинично. К примеру, некто Артур Смитсон предлагал за несколько долларов «очистить тротуар от крови с помощью специального водонапорного оборудования». Как это ни удивительно, но услугами Смитсона пользовались владельцы малых бизнесов, расположенных на первых этажах. Их прибыль резко падала, когда на тротуар «приземлялся» очередной разорившийся неудачник.
Подсчитано, что статистика самоубийств в Финансовом округе самая высокая в мире. Вы не найдёте ни одного района с аналогичной площадью, где за последние сто лет произошло бы больше суицидов, чем здесь. Удивительно, что только в 50-х годах XX века руководство Нью-Йорка приняло закон, который запрещал устанавливать бьющиеся стёкла в небоскрёбах Уолл-стрит.
Сегодня «выйти через окно» биржевому игроку практически невозможно. Они не открываются и не разбиваются. В 1973 году биржевой маклер Томас Кибнер пророчески сказал: «Теперь мы не выбрасываемся из окон. Теперь у каждого из нас есть пистолет. Самоубийство приобрело элемент эстетики».
Несмотря на то, что входить на биржу с оружием строго-настрого запрещено, обанкротившиеся финансисты с Уолл-стрит до сих пор «практикуют» самоубийства. Вернуться домой, запереться в кабинете и пустить себе пулю в висок – именно так заканчивается часть головокружительных карьер в сфере биржевого бизнеса.
Заветная мечта каждого американца, туриста и авантюриста – взглянуть на денежное хранилище Федерального резервного банка, которое расположено в Финансовом округе. Оно находится на глубине 25 метров под землёй и по своим габаритам не уступает даже знаменитому Форт-Ноксу. Так что, путешествуя по району, помните: под ногами у вас миллиарды (если не триллионы) долларов. 
Расположение денежного хранилища держится в таком большом секрете, что некоторые люди осмеливаются сомневаться в его существовании. В 2005 году исследователь нью-йоркской подземки Дэннис Вебстер заметил: «Люди живут в Нью-Йорке несколько столетий, но ни одно поколение не заметило строительства банковского хранилища, которое находится ниже уровня моря. Ни очевидцев, ни строителей, ни зевак, ни журналистов. По-моему, нас попросту водят за нос...»
Сегодня Финансовый округ шутливо называют «резиновым районом». Официальное количество местных жителей - всего 32 тысячи, однако к полудню каждого дня население увеличивается до 350 – 400 тысяч человек.   
Настоятельно рекомендую отправляться в Финансовый округ в будний день. Тогда вы получите уникальную возможность лицезреть хааризматичных биржевых игроков, похожих на «городских сумасшедших». Обратите внимание на их мимику, жестикуляцию и поведение – сразу поймёте, насколько благополучным выдался день у«финансовых воротил».  
И не забудьте прихватить с собой фотоаппарат. По количеству архитектурных построек и современных памятников Финансовый округ даст фору любому другому району Манхэттена...