Демократы без демоса

В мире
№43 (653)

Уж как ругали Григория Явлинского, что не хочет объединяться с Союзом правых сил! Обвиняли в вождизме, говорили, что его претензии на единоличное руководство – главное препятствие в создании мощного демократического блока. Прав оказался он. Потому что был принципиален. В итоге – прозорлив. Сейчас бы партия “Яблоко” стала предметом сарказма для всех, кому не лень.
“Яблоко” возникло как партия интеллигенции в годы перестройки. А Союз правых сил – кремлевский проект. Явлинский и “Яблоко”, несмотря на игры с властью, все же не перешли грань и остались самостоятельными, сохранив партию, уважение сторонников. И, надеюсь, будущее.
Союз правых сил превратился в объект насмешек – когда в Кремле осенью решили сконструировать новую партию, смешав в одном флаконе СПС, мало кому известную “Гражданскую силу” и вовсе никому не известную Демократическую партию России. Естественно, прежних руководителей убрали, назначили новых, которых никто не знает.
К чести бывшего председателя СПС Никиты Белых надо сказать, что он ушел, едва узнав о новой затее: “Когда оппозиция контролируется и создается при участии самой власти, то вопрос ее независимости и оппозиционности для меня лично закрывается... Неприемлемым для меня в этом проекте является его имитационность... Участие в таком театре предполагает не испытание твоих профессиональных качеств, а испытание качеств актерских – изображать оппозицию”.
Чего хочет президентская администрация – неясно. Наверно, замышляет показательный парламент для Запада. Полагается быть системной оппозиции - ее и оформят. Сделают партию, проведут в Думу. Марионеточные оппозиционеры начнут критиковать правящую “Единую Россию”. Можно им даже хорошие, относительно умные тексты написать. В принципе элементарная работа. Кто-то даже поверит.
А так называемая внесистемная оппозиция пытается создать свое движение. В декабре проведут съезд, в расширенный состав оргкомитета входят Борис Немцов, Никита Белых, Владимир Буковский, Владимир Милов, Гарри Каспаров, Лев Пономарев, Лев Самодуров, Илья Яшин, Олег Козловский, Иван Стариков, Максим Резник, Ольга Курносова.
Предполагается, что новое движение назовут “Солидарность”. Удачно придумано. Хорошо бы позаимствовать у поляков не только название, но и суть – польская “Солидарность” начиналась как профсоюзное движение. При отсутствии в России настоящих профсоюзов открывается огромное поле деятельности.
Российская “Солидарность” добьется успеха и признания только в том случае, если станет чем-то вроде профсоюзной и правозащитной организации одновременно. Если по всей стране раскинет отделения, где грамотные специалисты займутся консультациями, отстаиванием экономических и юридических прав граждан. Чтобы люди шли туда искать защиты от повсеместного произвола. Только так можно сегодня завоевать авторитет у населения.
Тяжкая, кропотливая, черновая работа. Обозначенные лидеры ею никогда не занимались. Боюсь, у них лишь политические цели и политические лозунги. Народ от этого устал. Итог - политика в пустоте. Без поддержки населения. Демократы без демоса.
Потому что наш демос не нуждается в демократическом движении. В политическом движении вообще.
Прошло то время, когда популярным был анекдот о встрече двух воробьев над Атлантикой. Один из СССР в Америку летит, другой - наоборот. Наш спрашивает американского, зачем он к нам устремился. “Да с голоду сдохнешь в этой Америке! Кругом порядок, каждое зернышко подбирают!” – объясняет американский воробей. “А у нас лафа, вдоль всех дорог понасыпано, клюй – не хочу!” – сообщает советский. “Чего ж ты улетаешь?” - удивляется американец. Наш отвечает: “Почирикать хочется!”
Массам давно уже чирикать не хочется. Начирикались.
Нынешние поколения рабочих, крестьян, служащих, интеллигентов, заставшие в более или менее сознательном возрасте горбачевскую перестройку, гласность и ельцинскую победу, не простят демократам шока 90-х годов, цинично названного шоковой терапией. Разорения, ужаса, бессилия, унижения тех лет.
Многим деятелям либерально-демократической оппозиции кажется: да пора уже забыть, дело прошлое... Никто из них не побывал в шкуре рабочего и инженера, уволенных с оборонного завода, учительницы и врача, пенсионера. Политики ведь так или иначе были пристроены: вначале при ельцинской власти, потом – при новых политически-коммерческих структурах. Основное население никогда не забудет того, что было. Иметь зарплату, работу по специальности, счет в сберкассе, бесплатно учить детей в любом институте – и враз остаться без ничего.
При этом народ не чувствует ответственности за то, что проклинал партократов у власти, шел за демократическими вождями на двухсоттысячные митинги, стоял у стен Белого дома живым кольцом, которое могло под гусеницами танков превратиться в кровавое кольцо. И правильно, наверно, что не чувствует. Есть ответственность народа – и есть ответственность вождей. Особенно когда вожди не разделили с нами тяжесть последствий – разная у нас с ними жизнь началась после августа 1991 года.
Отсюда непонятная и странная нынешним демократам лояльность населения к Путину. Что тут непонятного? От Путина ничего особого не ждали. От лидеров перестройки ждали. Демократическое движение горбачевских времен – борьба относительно обеспеченных советских людей за политические права. Ждали Немедленного Светлого Капиталистического Сегодня. А попали в кошмар. В нищету. Многие в ней до сих пор и находятся.
И потому протестные настроения россиян неуклонно снижаются. В 2005 и 2006 годах почти половина опрошенных допускали возможность массовых выступлений. В марте 2008 – только 21 процент. И, наконец, в сентябре 2008 года только 18 процентов респондентов ответили, что они готовы участвовать в акциях протеста, если они состоятся. Большинство недовольных – те, у кого за прошедшие годы ухудшились условия жизни: люди из разоренных сел, поселков и маленьких городков, те, кому “не хватает на продукты”.
Много или мало 18 процентов - не теоретический, а практический вопрос. В Европе, наверно, такие результаты вызвали бы панику правителей: каждый пятый хочет выйти на улицы. Для России – благолепие и спокойствие. Они ведь только “готовы”, их еще надо “организовать”. Организаторов нет – к нынешним лидерам внесистемной оппозиции население равнодушно. К тому же политика вершится в столицах - а в Москве склонны к уличным акциям только 4 процента.
Демократия надолго дискредитирована в глазах народа.


Комментарии (Всего: 2)

За что так не любят интеллигенцию, так это за то, что она плохо вписывается в монолитное единство, причём по любому поводу...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Назвался демократом, полезай в народ...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *