Гилберт и Джордж: “Мы всегда в поиске”

Культура
№43 (653)

Гилберт и Джордж – эти имена двух очень интересных талантливых художников неразделимы. Потому что многие годы, с далёких шестидесятых прошлого века, работают, нет, уместнее было бы сказать – творят, они в тандеме, слитном, нерасторжимом творческом союзе, на редкость самобытном и плодотворном. Поэтому нынешняя обширная выставка в Бруклинском музее многоплановых картин двух мастеров (так и хочется сказать – мастера, настолько стали они единым целым, единым мозгом, единой кистью) - важное событие в культурной жизни Нью-Йорка. Прибыла организованная знаменитой лондонской галереей Тэйт экспозиция после выставок в десятках стран, и её демонстрация в Бруклине стала как бы завершающей, а потому очень ответственной остановкой. Уже самые первые дни экспозиции показали: залы полны, интерес к выставке велик. Каковы же они - Гилберт и Джордж? Что можно рассказать об их картинах, плакатах, графике, видеоинсталляциях?
Своё кредо определили они такими словами: «Мы верим, что любовь – это тропа, по которой движется искусство, стремящееся сделать мир лучше». Утверждение это и есть ключ к пониманию всего многообразного полифонического творчества мастеров. Войдя в первый же огромный зал, ты сразу попадаешь в какой-то невиданный сад, обнесённый высоченной оградой, сложенной из крупных тяжёлых камней, по которым вьются, соединяются с ними самые разные растения. И такое впечатление, что тонкие ветки тянутся к нам, обещая помощь и заботу, чего так не хватает в жизни. Картины не имеют названия, но внизу каждого полотна есть микроэссе, определяющее смысл его сюжета, очевидного в этих пейзажных панно. «Подари нам только тишину и спокойствие души». Да кто же об этом не мечтает! «Мы не отрываем взгляда от льющихся потоков света, а мозг наш без устали ищет, как предотвратить разрушение созданного». Гилберт и Джордж не только живописцы, но и писатели, отлично иллюстрирующие свои книги, а в молодости были ещё и популярными певцами, т.е. это люди, щедро небом одарённые. Вот они, родившиеся в начале сороковых, один – в Италии, другой – в Англии, меж ветвей на одной из картин – превосходно выполненный двойной автопортрет: художники, друзья, проверенная временем семья (да-да, семья, хоть это двое мужчин), сорок лет вместе.
А громадные (около двух с половиной на три метра) панно поражают тонкостью прорисовки, соединением живописи с графикой и изысканной колористикой – сама поэзия. Серовато-коричневая тональность ранней сухой осени. Не по стилистике, но по цветовой гамме близко Жоржу Браку. Бывают стихотворения в прозе, а это - стихотворения в красках. Какие картины, какие образы! Золотое утро: свет лёгкой пыльцой просочился в окно; большое дерево, кустарник, домик, уходящая в небо стена, разделяющая мир и тех, кто чудо это создал. А также мир – и нас. «Мы в поиске навсегда», – написали Гилберт и Джордж.
«В числе городов, где экспонировались ваши работы, была и Москва?» – спросила я у Гилберта. «На этот раз нет, к большому нашему сожалению, – ответил мне художник. – Представительная выставка была у нас в Москве в 1991году. В Третьяковской галерее нам был отдан большой зал. Мы были счастливы, потому что нашли полное взаимопонимание в такое тяжёлое для России время и смогли познакомиться с истинными сокровищами этого замечательного музея. К тому же состоялся диалог со зрителями: мы им показали свои картины, они делились с нами впечатлениями».
Следующий зал являет нам другое видение мира. Необычайно ярко, живо, доходчиво. Кажется, что это создали совсем другие художники. Почерк иной, но идейная наполненность та же. Тревога не исчезла, она теперь в глазах тех, кто так выразительно смотрит на нас. Надежда, жизнь в пламени, страх смерти и того, что завтрашний день может принести. Человек как бы раздваивается в своей сущности и оттуда, из пучины дуализма, салютует нам: ничего, ребята, прорвёмся! Всё, что в этом зале, выполнено в стилистике плаката, а это одно из мощных направлений современного изобразительного искусства. Плакаты Гилберта и Джорджа актуальны, понятны, нужны, политизированы. Поражают своей социальной заострённостью, глубоким знанием проблем того времени, когда создавались. И опять синтез живописи и графики.
Очень интересны видеоинсталляции - практически динамичные иллюстрации к биографии мастеров. Вот движущаяся картинка из шестидесятых: они поют с английской джазовой группой – эдакая смесь джаза с музыкой кантри. Хороши. Их называли поющей скульптурой. Художников волновала антивоенная тематика. Смертоносные войны вспыхивали в разных концах планеты, и Гилберт с Джорджем боролись с военной истерией методами, доступными живописцам: их «Нет войне!» читается в каждой картине, в каждом плакате. Я могу, не колеблясь, назвать шедевром очень сильную чёрно-белую «Смерть», одетую в шинель и каску и расстреливающую всех на своём пути, – образец подлинного пацифизма.
Выставка продлится до середины января следующего года. Добраться до музея, который находится на 200 Eastern Parkway, можно поездами метро 2, 3 или автобусами В71, В41, В69, В48 до Бруклинского музея. Где, кстати, вы сможете познакомиться с великолепной экспозицией американского искусства в его историческом аспекте.


Комментарии (Всего: 2)

две педрилы

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Много,слишком много словесного поноса выдавливаете в текст старушка.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *