За высокими деревьями

В мире
№50 (921)
Они не были святыми наши тогдашние кумиры - Голда Меир, Моше Даян, прославленные герои Шестидневной войны 1967 года. Мы никогда, к примеру, не узнаем, что побудило министра обороны Моше Даяна отдать арабскому ВАКФу Храмовую гору и Пещеру праотцев. Или почему премьер-министр Ариэль Шарон изгнал евреев из cектора Газа и части Самарии. Но и не забудем, что именно они, победители, со всеми своими грехами и провалами, заставили этот безумный мир посмотреть другими глазами на всех нас, разбросанных по планете евреев. Увидеть не народ-жертву, а народ, способный дать сдачи и победить любого врага, какой бы силой он не владел.


Удивляет другое. С какой страстью и алчным наслаждением скособоченные влево СМИ пересчитывают упущения и провалы Войны Судного дня. Сокрушаются тому, что через 40 лет не все документы рассекречены и нет возможности продолжить смакование грехов победителей. 


Показывая наших героических отцов в неприглядном свете, осуждая их за реальные, а чаще и надуманные ошибки, леволиберальная элита думает про другое: как оправдать свое фанатическое, неподвластное нашему разуму, желание отдать ненасытному монстру последнее, что еще может защитить страну - Голанские высоты, холмы и горы Иудеи и Самарии, Восточный Иерусалим. 


Поэтому и побед особенных, по их мнению, не было, а войны были лишними, “безнадежными”, как назвал их известный человек из правящей элиты страны. Его заслуги перед Израилем и еврейским народом впечатляют, да и Войну Судного дня он прошел в батальоне Эхуда Барака, в одном танке с ним. Все это можно прочитать в интернете, как и сказанную им в одном из интервью, вероятно, правдивую фразу: “У нас огромная армия, но нет ума заставить врагов слушать нас”.
Что касается тех трагических дней, то, по его словам, все военные вопросы решались тогда на кухне у Голды. 
Сама Голда - упрямая старуха, ограниченная, местечковая, правда, с американским образованием. 


Она не приняла тогда предложения египетского президента Анвара Садата о завершении конфликта и заключении мира. Оно было сделано через госсекретаря США Киссинджера в сентябре 1972 года. 


К тому времени Садат отправил на родину советские воинские части и условием заключения мира поставил возвращение Египту Синайского полуострова и Газы. Но, заслушав, мол, советы Даяна, который “мог по пять раз изменять свое мнение”, а Шарон вообще говорил - “пройдем всех и завоюем”, Голда отклонила предложение Садата. 


Это привело его в ярость, началась война, на которой и погибли тысячи наших воинов.


Сейчас пишут, что в обстановке легкой паники Голда Меир подумывала даже о самоубийстве, а Даян предлагал показать готовность к использованию ядерных зарядов. На что глава правительства сказала: “Забудьте про это!” Если такое и было, то можно лишь гордиться мужеством этих людей.


Изображать прошлое Израиля чередой преступлений вошло в привычку леволиберальных СМИ после победы Нетаниягу над Шимоном Пересом на выборах в 1996 году. 


Простить такое оскорбление своему народу израильские леваки не могли. А представлять Садата миротворцем, который начал войну 6 октября 1973 года из-за того, что израильские лидеры отвергли его предвоенные призывы... и не стыдно им лгать? 


На самом деле его предложения Израилю были неприемлемы, так как Садат условием полной нормализации отношений ставил общее урегулирование арабо-израильского конфликта, в том числе удовлетворение всех палестинских притязаний. 
На такое наша великая женщина, премьер-министр Голда Меир пойти не могла. 


В отличие от наших нынешних властителей дум, не устающих повторять, что они готовы пойти на болезненные уступки. 
Не разбираясь в военных делах, эта пожилая, тяжело больная женщина должна была решать за мужиков-командиров - какая нужна мобилизация, полная или частичная, наносить ли превентивный удар и вызвать недовольство США, гадая при этом, даст ли Никсон оружие, без которого трудно выстоять.


Но любопытно другое. Почему за высокими деревьями обвинений в допущенных ошибках, в армейском головотяпстве и слабой подготовке командиров, не вспоминают главного. Одержана историческая военно-политическая победа, величие которой предстоит еще осознать и по достоинству оценить. 


Как известно, в интернете есть все. Как в Греции. Расписаны по часам все 18 дней схватки, которой будут гордиться наши внуки и правнуки. Не двумя Ливанскими войнами, не их позорными воеводами, а именно этой – победной Войной Судного дня. 


Придет время, и пофамильно назовут генералов и командиров, героев сражений, сыновей и внуков жителей еврейских местечек, ратные дела которых изучают в военных академиях многих стран, хотя это и не афишируется.


Созданная по результатам войны комиссия Аграната отражала недовольство народа большими потерями - около трех тысяч убитых и десять тысяч раненых. Войну признали провальной, а шесть генералов и офицеров высокого ранга посчитали виновными и отстранили от должностей. 


Чувство вины заставило вскоре уйти в отставку Голду Меир, Моше Даяна и весь кабинет министров. Но цивилизованный мир еще долго обсуждал и не скрывал своего удивления чудом сокрушительного разгрома мощной арабской группировки и высоким мастерством форсирования Суэцкого канала.


Но вот по окрику из Вашингтона израильские войска были остановлены в 100 км от Каира и в 40 км от Дамаска. Победу у ЦАХАЛа украли нетрезвый из-за Уотергейтского скандала президент Никсон и наш давний недруг Киссинджер. 


Бровастый генсек Брежнев готов был бросить стоящие наготове семь дивизий воздушно-десантных войск на спасение своих арабских друзей. 


В гибель СССР внесли свой вклад не только разорительная война в Афганистане, Карибский кризис, но и канувшие в бездну гигантские средства, брошенные на поддержку бесчеловечных режимов у наших соседей. 


Трудно даже вообразить себе, какие фантастические материальные и моральные потери понесла Страна Советов - верный друг и защитник арабского монстра. И какая пощечина была нанесена всему исламскому и коммунистическому миру.


Как можно не гордиться итогами этой “неудачной” и “безнадежной” войны, если за 18 дней сражений потери арабов составили 18,5 тысяч убитых, что превысило утраты Израиля более чем в шесть раз? Раненых почти на порядок больше, а плененных вообще было трудно сосчитать. Отбирали у деморализованной солдатской толпы оружие, обувь и возвращались они под палящим солнцем к себе домой.


Потери врага в военной технике, особенно в танках и бронемашинах - это отдельная поэма: 1775 против 810. Сотни советских танков достались Израилю практически целыми, хоть сейчас в бой. Финальные цифры Войны Судного дня звучат упоительной победной музыкой, которой могла бы гордиться любая армия мира. Ведь Египту и Сирии посылали солдат и военную технику отовсюду. Три бригады прислал Марокко, 30 тысяч солдат и 500 танков Ирак. Куба готовилась отправить в Сирию три тысячи солдат. СССР предоставил немеряное количество оружия, военной техники, зенитно-ракетных комплексов с обслугой, летчиков и советников.


Если это не победа, то что? Так что, будем терпеливо ждать новую “комиссию Аграната”, которая посмотрит на те события взглядом, незамутненным миражами “Нового Ближнего Востока”?

“Новости недели”

Комментарии (Всего: 2)

Почему такой важный вопрос - отдавать или не отдавать ту или иную территорию, принадлежащую Израилю, - решает один человек - премьер-министр? Надо, чтобы это решал народ Израиля путем референдума!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
А знаете ли вы, что Моше Даян был кавалером ордена Боевого Красного Знамени за бои при освобождение Киева, где он собственноручно застрелил из пулемёта Максим более 40 солдат Вермахта? Ему нужно было Героя СССР давать, да начальство побоялось Ста - не должен был английский военный представитель участвовать в бою.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *