Детектив Вера, Надежда и Идея

Литературная гостиная
№50 (921)
Глава 15. Дом, милый дом... 

 
Знаете, если рассказать все, что было потом, то надо просто плюнуть на жизнь часа на три и только и делать, что рассказывать! Но если вкратце – Нэта, конечно, арестовали. Мы провели в участке дикое количество времени, даже не знаю сколько,  Надя и Джан в итоге просто уснули там на стульях. Как будто они устали больше нашего! Они спали, а мы с Верой в это время в буквальном смысле страдали, ведь они не успели рассказать нам ничего:  как Надя нашла Джана на кладбище, почему он прятался от Нэта и почему Нэт хотел его убить. Да, именно, Нэт хотел его убить! Это Надя сообщила нам при встрече первым делом. 


Из полицейского участка мы отправились всей толпой в отель. Надя и Джан пытались отговорить нас, но Вера так глянула на нашего спасенного друга, когда он заикнулся, что поспать можно и в машине, что тот сразу замолчал. В гостинице мы попросили четыре одноместных номера, и не знаю, как остальные, а я рухнула спать. И проспала двенадцать часов. Разбудил меня стук в дверь. Я замоталась в одеяло, надела кроссовки на голые ноги и пошла открывать.


На пороге стоял сияющий Джан, с ним Надя и Вера. Все умытые, красивые, веселые. Одна я как пугало в одеяле. 
- Завтрак проспала, обед проспала, всю жизнь проспишь! – весело заявил полицейский и зашел в номер. – Умывайся, живо! Еда сама к тебе пришла. 


- Может, в ресторанчик какой сходим? – сказала я. – Не хочется никакой сухомятки. 


- Какая сухомятка, ты о чем? – возмутилась Надя. – Посмотри! 


Боже мой, как я сразу не заметила – они же принесли с собой большие пакеты и, судя по запаху, это были суши! Суши, которые я просто обожаю. Душ, легкий макияж, прическа – можете себе представить, что и после пятидесяти привести себя в божеский вид не так сложно, каких-то полчаса и ты снова человек!


- Ну, рассказывай, не томи, - сказала я минут через пятнадцать после начала трапезы. 


Сначала мы все просто жевали. А мы с Верой получили еще и по бокалу замечательного японского вина,  того самого, которое сливовое в крошечной бутылочке. Да, возможно, такое вино не сочетается с суши, но нам было все равно. 


- Нуууу, - издевательски начал Джан.


- Я тебе сейчас покажу «нууу», ни разу больше спасать не поеду, если рассказывать не начнешь, - пригрозила Вера. 


- Ладно, ладно, не ругайся. Значит так. Несколько лет назад в нашем округе произошла беда – утонула молодая женщина. В собственном бассейне, когда дети спали, захлебнулась. А почему? Потому что перед этим напилась таблеток, и были это совсем не витаминки... Да плюс алкоголем запила. У нее остались четыре дочки. Старшей тогда было лет четырнадцать. Ну и муж, естественно, остался, доктор, прекрасный человек, очень горевал, когда супруга погибла. Да что там говорить – все горевали, ведь погибла такая красавица, умница, талантливый архитектор. И вот старшая их дочка как-то пришла к моему племяннику в гости, что-то они там у него в комнате болтали, болтали... А потом она ушла, а он мне говорит, дядя, мол, помощь нужна твоя. Ну, вы меня знаете – надо, значит, помогу. Он мне: Аманды мама не утонула сама, ее утопили. Я в шоке – как, кто? Он мне – ее муж, Аманды папа. Они все вчетвером это знают, все четыре дочки, они пытались это и полиции сказать, но кто их послушает, детей-то. Я ему – сынок, не дури, я понимаю, почему Аманда злится, ведь ее папа уже месяцев через десять после смерти жены в дом новую женщину привел. Его тоже можно понять – жизнь же продолжается! Он мужчина молодой еще, красивый, опять же самим девочкам женщина в доме нужна. Ну, говорю, взревновали, бывает. А клеветать на папу не надо, нельзя так. Племянник промолчал и ушел. На другой день опять Аманда приходит и сразу ко мне – зря, говорит, вы нам не верите, я ведь и доказать могу. Ну, думаю, сейчас я твои доказательства просто об коленку! Начинаем общаться, и вдруг я понимаю, что права девчонка-то! Недосмотрели коллеги, прошляпили, а дело-то уже закрыто и в архиве. А я сам на пенсии. Ну, прихожу в участок, говорю коллегам, так, мол, и так. Надо, ребята, дело из архива забирать. Сам пошел в архив, почитал его, и ужаснулся – тут ляп, там ляп... Если бы не девочки, гулять убийце на свободе! Нэту говорю – скоро дельце это наверх поднимем. Ну, он так головой качнул, мол, хорошо! 


Дело из архива подняли. Да только там не было уже и половины того, что туда положил детектив, когда сдавал его в архив.  Позвали меня, показывают, например, результат вскрытия, а я вижу, что это не то! Я читал, у меня память профессиональная -  не тот результат! Показывают мне данные о бассейне, где она утонула, опять не то! А проверить уже ничего нельзя – бассейн тот вдовец вдруг быстренько залил бетоном, мол, напоминание было нехорошее. Эксгумацию сделать невозможно, потому что даму ту кремировали... в общем, белиберда какая-то. А еще офицер, который дело вел, умер – сердце. Я в управление, ребята, говорю, фигня какая-то. А они мне – не волнуйся, Джан, разберемся. Ну, я решил подстраховаться и собственное расследование провести. Провел, ага, как же, только начал, и сразу чуть пулю не получил – стреляли в меня прямо около дома. Спасся случайно. 


- Почему же ты в полицию не пошел? 


- Ну, то, что я дорогу вдовцу перешел – это было понятно с самого начала, но я тогда не знал, кто именно на него работает в управлении, это раз. Девочек, у которых мама погибла, было страшно подставлять – два, в общем, по каждому пункту есть объяснение. И я решил уехать, скрыться, спрятаться, как будто испугался и от дела отстранился! Знал, что вам могу доверять. А потому и написал эту записку и спрятался. За кладбище простите – было бы время, спрятался бы как-то поинтереснее, а  тут не до хорошего было. Велел вам торопиться, потому что боялся за девочек. Ведь они были в опасности. А вы сработали на зависть, просто очень хорошо сработали! 


- Получается, Нэт подложил поддельные документы в дело... 


- Да, он сообщил Питеру – тому самому вдовцу, что дело подняли из архива, и они сообща стали действовать. Кто на кого первым вышел - я не знаю, но точно одно:  Нэт пытался помочь убийце. А убийца что-то ему за это пообещал. А как не пообещать, если он и сам доктор с неплохим доходом, и плюс страховка от погибшей жены осталась. 


- Да, не ожидала я такого, - задумчиво проговорила Вера. – Выходит, мы с Идеей были в опасности? 


- Конечно! И молодцы, что позвонили, - наконец, вклинилась в разговор Надя. – Я только услышала про то, что Баталов, а не Олег Ефремов в «Трех тополях на Плющихе» снимался, сразу все поняла. Могла бы уже и про Флориду не добавлять. 


- Ну, извините, - с сарказмом ответила Вера. – Просто, когда ты пытаешься сообщить друзьям, что находишься в машине с психом, хочется быть уверенной на сто процентов, что друзья тебя поняли. 


- А во Флориде что с прыжками с парашютом в воскресенье?- уточнила я.


- Я не уверена, что это правда, но вроде как если ты девушка незамужняя, то по воскресеньям прыгать с парашютом во Флориде не можешь...


- Самое смешное, что я вообще этого не знала, – засмеялась Надя. – Я просто представила тебя с парашютом на высоте птичьего полета, и поняла, что что-то тут не так, не может такого быть. 


- Поехали домой, мы уже собраны, бери свои вещи и в машину, – скомандовала Вера, поднимаясь. – Мне Катя уже раз пятнадцать позвонила, все уточняла, когда мы обратно. Говорит, Рита замучала вопросами.


- А я про нее совсем и забыла! – всплеснула я руками. – Джан, ты на Риту-то ругаться не будешь, она же все пыталась узнать, где мы. И понятно зачем – братец просил...


- Да что на нее обижаться, она же ничего не знала. 


Уже через полчаса мы сидели в машине. Джан взялся довезти нас до дома быстро и безопасно. Дорога в обратную сторону, особенно домой, как известно, всегда короче. Плюс Джан был очень искусным водителем, плюс, нам уже не надо было волноваться за него, он был спасен. В общем, не успела я оглянуться, как мы уже катили по до боли знакомым местам. Пробки в любимом городе отняли, пожалуй, больше времени, чем движение по трассе. 


Я поднялась на собственное крыльцо – дом, милый дом, как же я люблю тебя! Постучала, мне никто не открыл, я подождала и открыла дверь своим ключом. Где-то в глубине дома, или на заднем дворе смеялась Катя. Громко, заливисто. Я прошла через гостиную и вышла в сад. 

 
Ну, конечно, она сидела за столом, а напротив восседал Андреа собственной персоной. Офицер-врун. Увидев меня, парочка замолчала, молодой человек привстал. 

- Добрый день, Идея, извините, что я у вас в гостях без вашего разрешения. 


Катя звонила, чтобы спросить, но вы не брали трубку, а ко мне в гости она ехать не хочет, - быстро затараторил парень.
- Да ладно, ничего страшного, сейчас чай будем пить.


- А можно без чая? – взмолился Андреа. – Я понимаю, что это ваши русские традиции, но нет уже никаких сил его пить, только Кате не переводите!


- Я поняла, - вызывающе на английском ответила Катя. – Ты не любишь чай. Почему ты не сказал мне? 


- Я не хотел тебя обидеть, - просто ответил Андреа и примиряюще улыбнулся. И Катя одарила его улыбкой в ответ. 


- А ты спросила его, почему он тебя обманул, сказав, что после перевода в отделение Нью-Йорка, поднимется в должности? 


- Да, спросила, как могла. Надя была права, он подумал, что я такая важная фифа, а он всего-навсего детектив... Но теперь все хорошо.


- Ладно, некрасиво при человеке на другом языке разговаривать, когда он ничего не понимает. 


- Да уж, а говорить при вас на своем английском я не буду, стесняюсь, а потому мы уходим. Пошли, Андреа! Пошли, милый! 
Катя взяла парня за руку и потащила в дом, он на ходу помахал мне рукой и направился за ней. Через минуту хлопнула входная дверь. Ну все, одна, дома, в тишине и спокойствии. Из сумки, которая у меня всегда висела на заднем дворе, я вынула вязание, пересела в свое любимое кресло-качалку и блаженно вытянула ноги...  


Вязала я ровно пять минут – до тех пор, пока не зазвонил телефон. Это была Рита, плача и причитая, она напросилась в гости «на пять минут». И я, проклиная себя за мягкотелость и слабохарактерность, согласилась. Я не успела произнести «да», как Рита открыла калитку на задний двор. 


- Идея, я все понимаю, мне уже Вера сказала, что вы были у Нэта в заложниках, и оправдывать его нельзя, но ты постарайся его понять. У него же не сложилась жизнь, ну, совершенно не сложилась...


- Рита, прекрати истерить! Твой братец мне угрожал пистолетом, а жизнь у него не сложилась исключительно из-за самовлюбленности и нарциссизма!


- Да нет же, послушай, он мне рассказывал, что в детстве с ним приключилась одна история, которая очень повлияла на его становление как личности. Я это и в суде скажу!   


Мне на секунда стало стыдно, кто его знает, может, Нэта, когда он был маленький, например, бил до полусмерти отец? 
- Так вот, - трагическим голосом продолжила Рита. – У него была морская свинка, которую он спас от опытов. Забрал из института полиомиелита, когда был там с отцом на интервью. Свинка была вся в зеленке, ей что-то там вкалывали, в общем, Нэт заплакал, папа попросил, и им ее отдали. И вот Нэт ее буквально выходил, она стала такая красивая, толстенькая. Жила-жила, он ее обожал. А потом она заболела, видимо. Но Нэт говорил мне, что и не подозревал, ты же знаешь, морские свинки долго и часто спят, я, мол, и не подозревал, что она просто умирала. А она вот так во сне и умерла. А родители, видя, как он переживает, не рискнули больше кого-то завести. Ты вот улыбаешься, а это удар на всю жизнь!


- Врет твой Нэт, прости, как попадья, врет и не краснеет! Смерть свинки ему жизнь сломала и психику покалечила, держите меня семеро!


- Ты не веришь, что он мог любить животное? 


- Почему? Верю! Только я тоже когда-то держала морских свинок и, поверь, есть в его рассказе одна большая несостыковка. А потому лучше промолчи в суде, а, то, может, у судьи тоже в детстве свинки были, только усугубишь, как говорится!


Почему Идея не поверила Рите? Ответ и продолжение в следующем номере.