Воинствующая "Земля очарования"

Досуг
№46 (656)

New Mexico – один из самых южных штатов США, граничащий с Мексикой. Словно спинной хребет распластанного медведя, вздыбились по центру штата Скалистые горы – Сан-Хуан и Сангре-де-Кристо, с востока переходящие в Великие равнины, а с запада – в плато Колорадо с глубокими каньонами, прорытыми рекой Рио-Гранде и ее притоком Пекосом. На севере зеленые островки высоких лесов и снежные вершины, в центре - огромное белое пятно пустыни White Sands. Первозданная дикая природа, среди которой затерялись следы канувшей в Лету древней цивилизации.
Едва ли не самой значительной достопримечательностью здешних мест являются удивительные скальные города XI-XIII вв – Кикуйе (Пекос), в частности, оставленные таинственным народом, неизвестно откуда пришедшим и куда исчезнувшим. Индейцы их называют “анасази” (древние чужеземцы) или “пуэбло” (селяне), а американцы – cliff dwellers (жители скал). Среди уникальных геологических образований особое место занимают всемирно известные Карлсбадские пещеры, что находятся в горах Гваделупы. Это длинная цепь из 80 огромных подземных залов, крупнейших в мире по объёму карстовых полостей. Процессы активного формирования пещер продолжаются по сей день (и будут наверняка продолжаться еще миллионы лет после нас), и спелеологи имеют уникальную возможность изучать их в естественных условиях.
В пещерах обитает огромное количество летучих мышей. Именно они, тучами выпархивая на закате солнца на охоту, помогли обнаружить это сталактито-сталагмитовое чудо в 20-х годах прошлого века. Пещеры хорошо оборудованы для посещений огромного количества туристов – не только удобными лестницами, тропинками, переходами, эффектной подсветкой и пр. (включая подземное кафе), но и лифтом, глубиной 250 м.
Должно быть, за красоты величественных ландшафтов штат прозвали “Землей очарования”. В долине Туларосс, рядом с буро-желтой пустыней Чи-хуа-хуа, покрытой пучками сухой травы и одиноко торчащими юкками, между горными хребтами Сакраменто и Сан-Андреас, нежданное диво для глаз и чувств: White Sands! “Белые пески” – самая обширная в мире гипсовая пустыня с самыми большими дюнами (высотой до 15 м), белоснежная и искристая, как сахарная россыпь, да нет, еще белее, живописная до неправдоподобности, нежная и прозрачная, как акварельный этюд в мягких размытых полутонах с прозрачными голубыми тенями на постоянно меняющейся ряби песков-альбиносов и редкими зелеными клочками жизни.
Белая пустыня занимает площадь в 275 кв.миль. На ней могут продержаться лишь особые растения, приспособившиеся к нелегкой жизни среди гипса, безводья и зноя. Это юкка, сумах и тополь, образующие очень длинные и сложные корневые системы, добирающиеся сквозь зыбучие пески до твердой почвы и подземных вод и удерживающие растение в вертикальном положении. Корни тополя, например, вырастают до 30 метров. Несмотря на внушительную высоту их стволов, ползающие дюны порой поглощают их по самую маковку.
Впрочем, у пустыни белой есть и одно существенное преимущество перед пустынями желтыми – мягкий сыпучий селенит, или сульфат кальция, из которого состоит гипс, не нагревается под солнцем подобно обычному песку, по нему спокойно можно ходить босиком даже в самое жаркое время дня. Под напором юго-восточного ветра гипсовые волны продвигаются вглубь материка, медленно, но неотвратимо поглощая все новые и новые пространства – со скоростью 6 м в год.
Ландшафты Национального парка “Белые пески”, будто перенесенные на Землю с другой планеты, являют собой потрясающее палеогеоморфологическое зрелище: рядом с девственной белизной гипсовых песков соседствует обширный участок межгорья, покрытый панцирем совершенно черной лавы с конусами потухших вулканов. И этот черно-белый пейзаж словно лежит за гранью логики и реального.
Месяца полтора назад на территории парка проводились соревнования на воздушных шарах. По традиции собралось около 4 000 зрителей. В тот день с утра дул сильный, порывистый ветер, и зрителям было невдомек, как напрягают предстоящие соревнования Пентагон. Устроители каждую минуту ждали указаний сверху, готовые отменить намеченное мероприятие. А все дело было в опасном соседстве парка с полигоном, над территорией которого полеты любых видов воздушного транспорта строго-настрого запрещены. Ветер же вполне мог снести шары в сторону полигона, и тогда не обошлось бы без прецедента. Но, к счастью, этого не случилось, и шоу-соревнование, ко всеобщему удовольствию, состоялось. 30 огромных красочных шаров с пассажирами одновременно взмыли в небо.
Да, пустыня White Sands - это не только Национальный парк-заповедник, но и одноименный полигон стратегических ракетных войск США, основанный в 1945 году. Тот самый, на котором в рамках печально известного Манхэттенского проекта была впервые испытана атомная бомба. Тогда, 16 июля 1945-го, ударной волной выбило стекла жилых домов в радиусе порядка 200 км. Встревоженным местным жителям объяснили, что то был результат случайной аварии, мол, в одном из хранилищ боеприпасов произошел взрыв. Так что дезинформацией “грешила” не только советская власть.
 Благодаря своей малой заселенности и необходимым географическим достоинствам, штат стал пристанищем крупных военных объектов страны: стратегических, космических, испытательных, научных. Два из них, каждый по-своему, прославились на весь мир. Это База ВВС Roswell и крупнейший военный мозговой центр США Лос-Аламос.
Говорят, начиная с середины прошлого века “летающие тарелки” облюбовали Нью-Мексико, постоянно кружа над его военными объектами. Свидетельств об их появлениях огромное количество. Вот что писал по этому поводу известный американский астрофизик, профессор Гарвардского университета Дональд Мензел:
“В прессу начали просачиваться сообщения о странных светящихся объектах, летающих по ночам над пустыней. Эти сообщения не были целиком опубликованы, поскольку упомянутые объекты наблюдались в непосредственной близости от испытательного полигона в “Уайт Сэндс” и авиабазы “Холломэн”, где по заданию министерства обороны ученые испытывали ракеты и управляемые снаряды. Кроме того, светящиеся объекты были замечены неподалеку от Лос-Аламоса, где находится крупная лаборатория по исследованиям в области атомной энергии.”
 И, по-видимому, не случайно именно здесь, в районе военной базы “Росвелл”, суждено было разбиться (якобы!) инопланетному космическому кораблю, что вызвало не забытый по сей день ажиотаж по всему миру.
Сразу после Второй мировой войны на полигоне “Уайт Сэндс” американские военные спецы совместно с пленными спецами – нацистскими начали проводить эксперименты с трофейными “Фау-2” – первыми одноступенчатыми баллистическими ракетами, оружием возмездия, как его называли немцы, и разрабатывать на их основе программу по созданию уже американских баллистических ракет (“проект Гермес”).
Кстати, при полигоне есть открытый для свободного посещения Музей. В нем, к примеру, экспонируется очень похожий на “летающую тарелку” экспериментальный космический аппарат 60-х годов Flying Soucer системы Voyager Ballon, предназначенный для высадки на Марсе.
К “Уайт Сэндс” вплотную примыкает авиабаза Холломэн – место постоянной прописки тактических истребителей F-117. А при базе медицинское отделение авиации, как бы несущее ответственность за биологические объекты космических экспериментов. Здесь, в частности, содержится целый зоопарк самых различных животных: крыс, кошек, собак, обезьян. Во времена первых космических полетов из джунглей Африки на базу была доставлена большая партия молодых шимпанзе. Шимпанзе Ham и Enos проложили дорогу человеку, заменив его в первых суборбитальных космических полетах 1961 года, на корабле “Mercury” и умерли естественной смертью много лет спустя. Но до сих пор живы 140 их коллег (или друзей по несчастью). Судьбу стареющих шимпанзе-астронавтов долго не могли решить. В конце концов 30 из них отправили в Техас, в обезьяний “дом престарелых”, а 110 – в Лос-Аламос, для дальнейших биологических экспериментов.
В Лос-Аламосе, как известно, находится одна из самых секретных научных лабораторий США (военные называют ее между собой “Гора”) – зона, расположенная высоко в горах, во всех отношениях полностью изолированная от внешнего мира.
Лаборатория и городок Лос-Аламос, возникший вместе с ней в 1938 году, страшны результатами своих разработок, опытов и экспериментов. А вот Музей атомного оружия, созданный на его базе, ничего особенного из себя не представляет - ни масштабами, ни экспозицией. Для случайного человека он может показаться даже скучноватым – больше документальных источников, чем наглядных экспонатов. Но, думается, он предназначался специалистам, а не праздным зевакам.
В Музее можно увидеть точные копии атомных бомб Little Boy (“Малыш”) и Fat Man (“Толстяк”), сброшенных в августе 1945-го на Хиросиму и Нагасаки, детальную экспозицию истории рождения атомной бомбы. Лос-Аламос продолжает и сегодня оставаться крупнейшим и современнейшим научным центром. В сфере его интересов дальнейшее изучение атома, космоса, биологии, геологии и экологии.
А что же Росвелл – не база, а провинциальный городок, рядом с которым 3 июля 1947 года произошел тот нашумевший “Росвеллский инцидент”? Люди, склонные верить в достоверность случившегося, утверждают, что там разбился космический корабль дискообразной формы внеземной цивилизации и что в нем находились несколько инопланетян, тела которых были извлечены американскими военными, прибывшими к месту катастрофы, и переправлены на базу Росвелл, в ангар №18А. А взбудораженной общественности якобы повесили лапшу на уши, объяснив, что аварию потерпел американский целевой метеозонд “Могул”.
Что произошло на самом деле – “науке неизвестно”, но шумиха, поднятая вокруг инцидента, сделала заштатный, ничем не примечательный городишко известным на весь мир. С тех пор уфологи разных стран не обходят его ни стороной, ни вниманием. В Росвелле был открыт Музей UFO – надо понимать, для привлечения легковерных туристов, а возможно, и идя навстречу их ожиданиям. Поначалу под Музей отвели три небольшие комнаты в местном банке, затем его расширили и переместили в здание суда напротив, а с 1997 года Музей, получивший к тому времени статус лучшего туристического объекта Нью-Мексико, вольготно расположился в здании кинотеатра, специально под него переоборудованном.
В Музее, естественно, не встретить ни обломков разбившихся инопланетных кораблей, ни останков самих инопланетян, ни каких-либо иных вещественных доказательств в пользу НЛО. (Если таковые в природе и существуют, то их надежно от простого обывателя прячут.) Очень натурально выглядит хорошо выполненный муляж мертвого большеголового человечка на больничной каталке. Есть макет “летающей тарелки”. В остальном же в скучных длинных коридорах и залах развешаны по стенам или разложены на стендах письменные свидетельства очевидцев, так или иначе пересекавшихся с НЛО, газетные публикации, связанные с “Росвеллским инцидентом”, изображения пришельцев в совсем уж игрушечно-мультипликационном стиле. И картинная галерея – живописная интерпретация той же идеи.
Однако интерес к этой теме и к самому месту падения НЛО, а следовательно и к музею, не затухает, и в посетителях недостатка нет. Ну а где посетитель, там и прибыль, которую желательно стимулировать и подогревать.
На одну летнюю неделю в году количество людей в Росвелле (с населением 45 тыс) утраивается – за счет верящих в существование инопланетного разума. Гости съезжаются на июльский фестиваль UFO. Но этого росвелльцам уже недостаточно. Они придумали новый праздник – День Пришельца, на который приглашаются не только земляне, но и сами пришельцы, чтобы повеселиться вместе с ними и “воздать должное инопланетным гостям, пожелавшим посетить нашу Землю”. Предложение отмечать новый праздник каждый второй четверг февраля внес представитель города Дэн Фоули.
На радушное приглашение жителей Росвелла ни один инопланетянин пока что не прореагировал, зато откликнулись туристы. “Если мы можем заработать на чем-то, что произошло или не произошло в 1947 году, значит, это может помочь всему штату”, – с предельной откровенностью объяснил свою позицию Фоули.
Пока одна часть американских граждан приглашает на фестивали и праздники инопланетян, другая упорно ищет свидетельства их существования в глубинах космоса. В Нью-Мексико, в районе Socorro, находится Национальная радиоастрономическая обсерватория – 27 антенн-тарелок, этакие гигантские уши человечества. Синхронно поворачиваясь в разных направлениях, они чутко вслушиваются в шорохи и далекие голоса Вселенной, стремясь уловить в них и распознать желаемую осознанность братьев по разуму. Это самая большая решетка из радиотелескопов, собранных в одном месте и работающих как единое целое.
К длинному списку военно-воздушно-космических объектов штата скоро добавится еще один. Правда, не совсем военный. Вернее, совсем не военный, но напрямую связанный с воздушным и безвоздушным пространством.
На юге Нью-Мексико, недалеко от полигона White Sands, на площади в 15 000 акров заканчивается строительство первого в мире пассажирского космопорта – “Америка”. Идея эта, стоимостью $225 млн, финансируется правительством штата – с одной стороны, и инвесторами-совладельцами – с другой, и осуществляется на основании соглашения, заключенного с Британской компанией Virgin Galactic (VG), основанной магнатом Ричардом Бренсоном специально для налаживания нового сервиса – запуска туристов в космос.
Почему выбор пал именно на Нью-Мексико? Решающую роль тут снова сыграли устойчивые климатические и погодные условия, нужная высота над уровнем моря, неперегруженное воздушное пространство и незначительная плотность населения вокруг. Хотя космодром уже сейчас частично используется, окончательная сдача в эксплуатацию планируется на конец 2009 – начало 2010 года.
На дизайнерское решение внешнего вида космодрома – его терминала и ангаров, практически был объявлен конкурс, после которого выбор остановили на эскизах английской архитектурно-дизайнерской группы. Понятно, что клиентами частного космопорта могут стать только самые богатые, самые влиятельные люди мира. А следовательно, всё тут должно быть на самом высоком уровне, включая внешнюю пыль, что пускают в глаза. Так вот, по части “пыли”, говорят, это будет нечто из ряда вон выходящее – абстрактно-рационально-фантастическое.
По данным компании, космопорт будет на 90 % спрятан глубоко под землей. На поверхности же будут видны лишь скоростная магистраль и сооружения для технического обслуживания. Аналитики считают, что строительство частного космопорта обеспечит тысячи людей работой на ближайшие 20 лет и привлечет крупные инвестиции, что в Нью-Мексико возникнет новый сектор космической индустрии, который в ближайшем будущем распространится по всему земному шару.
Полным ходом идут испытания аналога самолета-носителя WhiteKnightTwo и космического корабля типа SpaceShipTwo, предваряющие начало коммерческих полетов в космос. Суборбитальный корабль будет носить название Sir Richard Branson’s VG. Заработали на полную мощность “галактические турагентства” компании VG, не скупясь на посулы, их будущих клиентов-де ждут “сказочные и абсолютно безопасные приключения”. Космопорт еще не сдан в эксплуатацию, а заявки на космические туры компания начала принимать уже больше года назад.
Первый коммерческий рейс по суборбитальной траектории с пассажирами на борту намечен на 2010 год. VG и Elegant Resorts, выступающая ее туристическим агентом в Великобритании, России и СНГ, планируют ежегодно отправлять в полет порядка 500 человек. По замыслу организаторов, во время полета, который продлится час, корабль превысит высоту 100 км, пересечет условную границу открытого космоса и несколько минут будет находиться в зоне невесомости.
На регистрационном сайте VG сообщается, что на космический тур уже записалось 85 000 человек из 126 стран, причем 250 из них (включая 9 россиян) полностью или частично оплатили предстоящее удовольствие. Цена одного билета – $200 000. Wow! Цены на еще не начавшийся космический туризм головокружительно падают, если сравнить с $20 млн, уплаченными каждым первопроходцем: Деннисом Тито и Марком Шаттлуортом. В очередь уже записались многие известные люди США и мира. Можно себе представить, как воодушевит и подхлестнет любителей острых ощущений личный пример владельца компании Ричарда Бренсона, объявившего, что он сам вместе со своими детьми (!) будет в числе первых космических туристов – лучшую рекламу новому и довольно опасному бизнесу трудно и придумать.