ПеЧать Каина - наказанье Господне или охранная грамота?

Литературная гостиная
№47 (657)

Майкл КОРРИНДЖ, Нью-Йорк
Девица на экране с трудом сдерживала свои эмоции, чуть ли не прижимая микрофон к пухлым губкам.
- Власти штата Мичиган разыскивают Мэтью Реджмена, обвиняемого в ограблении почтового отделения в Гринсайде, - скороговоркой сообщила она. - Но почему именно Реджмена, ведь грабитель был в маске? На это нам ответит шериф Ронстайн! Прошу вас, сэр!
Усатый толстяк в форме, предварительно откашлявшись, усмехнулся:
- Дело в том, мэм, что Мэтью, этот малый, бросил угнанную им машину недалеко от бензоколонки в Уэверли и, самое занимательное, исхитрился оставить в ней на сиденье свои водительские права...
- Да, не повезло человеку, - вздохнул Бобби, ставя перед Беатрис Руперт ее любимый коктейль. - А он наверняка много дней готовился к налету, изучал местность, часы работы почты, прикидывал, как и что скажет в подходящий момент, чтобы ему выдали денежки... И надо же, когда все сделано, допустить такой промах!
- С кем не случается, - поддакнул я бармену, - тем более если нервы на пределе, а сам на взводе. Тут поневоле можно допустить роковую ошибку. Конечно, если ты не относишься к числу хронических неудачников... Те в любой ситуации опростоволосятся!
- Точно заметили, Майкл! - кивнул Бобби. - Мой дядя Джимми, пусть душа его блаженствует на небесах, всегда вляпывался в подобные истории. То кран на кухне забудет выключить, то в аварии дурацкие угодить умудрялся, то боссу своему не вовремя на глаза попадался, то бракованные электротовары покупал, а уж если что-нибудь серьезное планировал, то никогда ничего толком не выходило. Как сам любил повторять: если из пяти человек призы должны достаться четверым, то, нет сомнения, этим пятым окажусь именно я. А ведь какой замечательный во всех отношениях был человек! Не везло, и все!
- Невезение - особая субстанция, - задумалась о чем-то Беатрис, - тут все не так просто, как может показаться. Года три назад произошла со мной достаточно интересная история...

* * *
Специальный агент ФБР Рудольфо Альтинелли любил эффектные появления. Руперт предполагала, что в детстве он все время проигрывал, играя с ровесниками в прятки. Все наши нынешние комплексы исходят из прошлого: хорошо покопайся - и обязательно отыщешь там их корни.
- Ниша за лифтом - не самое лучшее место для ожидания, - заметила она, вставляя ключ в замочную скважину. - Холодно, пыльно и, вполне вероятно, водятся пауки и мокрицы.
- Вы умеете портить настроение, - ответил Альтинелли, покинув свое укрытие. - Я жду вас почти десять минут. Мы ведь договаривались на четыре двадцать!
- Пробки, - развела руками ясновидящая. - Их наличие, увы, и мне не в силах предусмотреть. Особенно когда какому-нибудь мотоциклисту придет в голову врезаться в фонарный столб! Проходите, специальный агент! Кофе на кухне.
- Спасибо, Беатрис, - кивнул гость и поспешил занять свое любимое место за квадратным столиком. Через минуту он уже болтал с кем-то по мобильному телефону, причем его голос, усиленный динамиками, зычно звучал в спальне.
“Надо же! - спохватилась хозяйка. - Это Питер Доуль забыл забрать свою радиоаппаратуру! Вчера мы слишком поздно засиделись, записывая интервью для его передачи...”
Беатрис быстро вернулась на кухню, улыбнулась Альтинелли и незаметно нажала кнопку на передней панели коричневого прибора, лежащего на соседнем столе. Еще не хватало неприятностей из-за растерянного журналиста, уставшего от ее откровений. Фэбээровец мог подумать, что она специально записала его разговор - им всегда приходят в голову подобные мысли.
- Я вас слушаю, - сказала она. - По-видимому, вы пришли сюда не для того, чтобы дегустировать мой кофе?
- Нет, - кивнул гость, пряча мобильный телефон. - У нас возникла проблема, в успешном решении которой вы способны сыграть решающую роль.
- Буду рада помочь отечеству, - иронически заметила ясновидящая. - Если мое участие не будет связано с... Впрочем, вы знаете мои предварительные условия - с тех пор они не изменились.
- Без крови, убийств и страданий, - кивнул Альтинелли. - Находись вы, Беатрис, в Голливуде, все боевики, детективы и триллеры давным-давно превратились бы в слезливые мелодрамы со счастливым концом. Жизнь, к сожалению, преподносит нам совсем иные сюжеты.
Гость на несколько секунд задумался и продолжил:
- До вас дошла информация о проекте “Футурология”?
- Если вы имеете в виду работу федерального аналитического центра по “просчету” будущего... Работа центра связана с экономическими и социальными проблемами, способными возникнуть в ближайшие десятилетия, не так ли? Скажу честно, я плохо отношусь к подобным прогнозам; как правило, они носят сугубо конъюнктурный характер и лоббируются определенным кругом лиц, заинтересованным в продвижении того или иного начинания.
- Все примерно так и есть, - согласился Альтинелли. - Но наряду с официальным проектом “Футурология”, имеется и спецпрограмма, рассчитанная на совсем иные задачи. Лучшие аналитики при помощи имеющейся у нас базы данных, новейших электронных программ и собственных наработок пытаются “вычислить” будущих политиков, крупных государственных деятелей, перспективных военных и ученых, которые, возможно, сыграют определяющую роль через пять, шесть или восемь лет. Как вы понимаете, программа носит сугубо секретный характер, и доступ к ее деятельности, и прежде всего к результатам этой самой деятельности, крайне ограничен.
- Нетрудно догадаться... И что же вас привело ко мне? Непонимание той или иной кандидатуры? Желание ее “просканировать” на перспективу?
Специальный агент покачал головой.
- Вы редко ошибаетесь, Беатрис, но дело в другом. Есть некая фигура, назовем его “Стэнли Спенсер”. Обычный человек, почти рядовой гражданин, недавно избранный членом муниципального собрания небольшого городка на юго-западе. По нашим прогнозам, через восемь лет он будет баллотироваться на пост президента страны. Более того, он с триумфом выиграет на выборах...
- Вас это не устраивает? Кто он? Экстремист с опасными для демократии взглядами?
Альтинелли усмехнулся.
- Демократия - всего лишь инструмент политиков, Руперт. Не вы ли любите повторять данную формулу? Кстати, недавно президент Турции, лидер исламской партии, очень четко выразил собственную мысль по данному вопросу: “Демократия напоминает автобус. Он довез нас до нужной остановки, мы вышли и больше в нем не нуждаемся!” Но США, слава Всевышнему, пока еще не Турция. Я не буду говорить о том, сколько бед способен принести всем нам Стэнли Спенсер. И не сам по себе, - он-то довольно безобидный малый, - но вот его окружение... Тут зарыта настоящая бешеная собака. И чем дальше Спенсер будет продвигаться вверх по ступенькам, чем мощнее будет становиться их хватка и расти влияние на него.
- То есть хвост начнет вилять собакой? - улыбнулась Руперт.
- Трудно сказать, кто здесь “собака”, а кто - “хвост”, - заметил агент. - В любом случае, Стэнли не должен стать президентом США, это опасно не только для нашей страны, но и для всей человеческой цивилизации. Для той, которую мы с вами сегодня представляем...
- Ну, если все так страшно, - прикинула ясновидящая, - то не лучше ли вам обратиться к специалистам иного профиля? Мало психологов или психоаналитиков, способных повлиять на человека настолько, чтобы он отказался от своей грядущей политической карьеры?
- У него имеется свой психоаналитик, Беатрис, - вздохнул Альтинелли. - И он - один из тех, кто активно создает то самое “окружение”. Конечно, мы смогли бы инсценировать дорожно-транспортное происшествие с трагическим исходом (не стоит хмуриться, речь идет о предположительном варианте), но кто тогда знает, чем обернется дальнейший ход событий. Иной раз, планируя одну, кажущуюся наиболее безобидной операцию, мы добиваемся абсолютно противоположного результата!
- Так что вы мне предлагаете, Руди? Пока роль скромного специалиста по экстрасенсорике никак не проявлена...
- Предлагаю вам наиболее предпочтительный и гуманный вариант. Как раз в вашем духе и стиле: без стрельбы, погонь и неопознанных трупов. Вы слышали о термине “виктимология”?
- Разумеется. Одна из локальных социально-психологических наук, изучающих взаимосвязи внутренних качеств человека с различными неприятностями, имеющими место в его жизни.
- Все верно. “Виктима” - на латыни означает “жертва”. Судьба хронических неудачников. Виктимология полагает, что большинство “жертв” сами создают вокруг себя благоприятные обстоятельства для разного рода происшествий и недоразумений. Более того, они несут определенную неблагополучную ауру... Почему бы не наделить подобной аурой, при вашей помощи, естественно, нашего милого парня Стэнли Спенсера?! И ему будет спокойно, и вам, а уж как нам - и представить себе не сможете!
- То есть действуем по принципу “неудачников не выбирают”?
- Неудачники не становятся кандидатами в президенты, - усмехнулся Альтинелли. - Кому в голову придет мысль голосовать за человека, с которым постоянно что-нибудь да случается. Он вызывает сожаление, симпатию, стремление помочь, но проголосовать - вряд ли... Нам нужны успешные и удачливые лидеры, любимцы Фортуны!
- И как вы себе представляете саму “механику процесса”? - поинтересовалась ясновидящая. - Мне никогда не приходилось заниматься подобными вопросами...
- Мы на правильном пути, - заметил Альтинелли. - Иначе вы бы ответили: я никогда не займусь этим. Для начала, полагаю, вам надо увидеть “объект”, посмотреть на него со стороны. Прочувствовать, понять, проникнуться, если хотите. А потом... Подберете что-нибудь сами. С вашими-то возможностями...

* * *
Они сидели в маленьком кафе, у самого выхода на городскую площадь. Возле окна стоял старый музыкальный автомат, “нагруженный” доброй сотней мелодий.
- А что, если я приглашу вас на танец? - предложил Альтинелли. - Вам нравятся медленные мелодии шестидесятых? По моим прикидкам, должны...
- Хорошо, - согласилась Беатрис. - По крайней мере, хоть какое-то развлечение с тех пор, как мы въехали в этот городок, тем более что ваш Стэнли Спенсер до сих пор не появился!
- Появится. Куда ему деться?! Прошу!
Они медленно кружили возле музыкального автомата под скучающим взглядом официантки, когда в кафе зашло несколько человек. Двое из них присели за стойкой, остальные - за двумя ближайшими столиками. Новоприбывшие что-то сказали официантке: судя по всему, заказ был традиционным, ежедневным, так как женщина, кивнув, неторопливо проследовала на кухню. А вошедшие, не переставая говорить о чем-то между собой, с интересом смотрели на танцующую парочку.
- В мэрии - обеденный перерыв, - заметил Альтинелли. - А это кафе - ближайший к ней “перекусон”. Часть сотрудников предпочитают здешнюю кухню. И среди них, само собой, наш обожаемый Стэнли.
- Тогда зачем вы выставили нас на всеобщее обозрение? - удивилась Беатрис и тут же все поняла. - Старые полицейские штучки! Когда сам привлекаешь внимание, можно в ответ безбоязненно рассмотреть интересующего тебя человека?!
- Не такие уж старые, - подметил контрразведчик, - и совсем не полицейские. Попробуйте угадать: кто из них - Спенсер? Пять минут на решение задачи.
- А чего здесь решать? - ответила Беатрис. - Если вас кто-то и может интересовать, то вон тот парень с белозубой улыбкой в синем галстуке. Он будет неплохо смотреться на фоне американского флага!
- Типун вам на язык! - скривил губы Альтинелли. - Но ничего не попишешь: стопроцентное попадание. Хотя, будь я на вашем месте и не обладай предварительной информацией, скорей бы выбрал долговязого красавчика в джинсовой куртке. Он куда больше подходит на роль лидера нации.
- Важна не обертка, а то, что под ней находится, - произнесла Руперт.
- Тогда, если мы вышли на конкретные образы, позвольте полюбопытствовать, о чем же думает сейчас наш “герой”. Вам ведь по силам маленькие чудеса!
- Ничего особенного, - констатировала ясновидящая. - Какие-то житейские пустяки: утренний спор с соседом, письмо, на которое надо ответить, и откуда “эти пижоны”, то есть мы с вами...
- Что-то в подобном стиле можно было предположить, - кивнул Альтинелли. - Хотя способность думать одновременно о нескольких вещах наводит на некоторые размышления.
- Именно. Натура неординарная, и кажется, ваши аналитики на сей раз не ошиблись.
- С ним будет трудно работать?
- А с кем легко? Может быть, с вами?
Агент ФБР покачал головой:
- Точно не со мной. Хорошо. Давайте закончим нашу разминку и вернемся за столик. Помаячили и хватит: хорошего - понемножку.
Он проводил Беатрис к столику, подозвал официантку и протянул ей свою кредитку.
- Пора в обратный путь, - пояснил он. - Нам еще дотемна надо быть дома.
- Лучше всего возвращаться по объездной дороге, - посоветовала официантка. - На шоссе у нас в такое время всегда возникают заторы.
- Спасибо за совет!

* * *
На выезде из городка Беатрис заметила возле обочины два черных джипа.
- Ваши сотрудники? - спросила она.
- Группа наблюдения и поддержки... - виновато признался Альтинелли. - Неужели так заметно? Или вы уловили их мысли?
- У ваших администраторов нездоровая любовь к однотипным машинам, - покачала головой Руперт. - Не проще ли  установить на крышах синие мигалки или вывести на бортах крупными буквами - “FBI”?!
- Что поделаешь, штампы! - улыбнулся контрразведчик. - Мы на всякий случай присматриваем за Спенсером. Ведь всякое может случиться...
- Всякое, - согласилась Руперт.
* * *
- Вы обдумали наше предложение? - это была первая фраза, которую произнес Альтинелли, снова оказавшись в квартире ясновидящей. - У вас имеется план возможных “мероприятий”?
- Не люблю излишне деловых парней, - сообщила хозяйка. - Но если ваш Глебор...
- Стэнли Спенсер! - поправил ее Альтинелли. - Прошу вас применять только это имя!
- Хорошо. Если Спенсер превратится в “мистера тридцать три несчастья”, подобный вариант устроит вашу фирму?
- Вполне. Но сам ход событий не должен протекать слишком бурно. И выглядеть вполне естественным. Мы уже подготовили пару “вставочных номеров”, способных усилить ваши действия. К примеру, Стэнли не хватит только одной цифры для того, чтобы взять первый приз в национальной лотерее! А потом он получит в наследство от дальнего родственника замечательный особняк, сгоревший буквально на следующий день после оглашения завещания. Причем, самое забавное, здание окажется незастрахованным! Каково?!
- Неплохо. Вам бы писать сценарии!
- Когда-то пробовал, - признался гость. - Не получилось. Понимаете, Беатрис, пусть на Спенсере лежит как бы печать Каина. Люди должны понять: он - “отмечен”, с ним никакой каши не сваришь, надо держаться от него подальше. И вместе с тем тут важно не переборщить с “процессом созревания”. Ведь наши аналитики предусматривают его взлет только через семь лет. Согласитесь, время есть.
- Времени хватит на все, - кивнула ясновидящая. - Что ж, будь по-вашему. Только для плодотворной работы мне придется время от времени с ним “пересекаться”. И тут вам придется поломать голову: ведь появление специалиста по экстрасенсорике в маленьком и тихом городке поневоле привлечет внимание: сохранять инкогнито, даже при самых сложных правилах конспирации, долго не удастся.
- Согласен с вами, Беатрис! - улыбнулся Альтинелли. - Но первые два года мы как-нибудь продержимся. А потом... Наши ребята предполагают, что Спенсер будет баллотироваться в сенаторы и ему, несмотря на все препятствия, дорожка к данному креслу открыта. И тогда уж никаких проблем у нас с вами не возникнет. Дальше Сената мы его пускать не намерены.
- Толковые у вас аналитики, - покачала головой Руперт. - Не хотела вас расстраивать, но передо мной на мгновение возникла картинка: Спенсер, разгуливающий по коридорам в здании Капитолия. Я все ломала себе голову: как он там мог оказаться - на экскурсии, что ли?! Теперь все стало ясно.
- В ФБР тоже умеют работать, - заметил контрразведчик. - Правда, у нас нет гениальных способностей к ясновидению, но современных аналитическо-электронных программ, как и разбирающихся в них специалистов, хватает с избытком!

* * *
- И на спешащего к президентскому креслу Спенсера обрушилась лавина мелких и средних неурядиц? - предположил я, выслушав рассказ Беатрис.
- В некотором роде, - усмехнулась она. - Вот уже в течение трех лет на невнимание средств массовой информации сенатор... не будем называть его настоящего имени, пожаловаться не может.
- Занимательно, - прикинул я. - А ты знаешь, что историю с печатью Каина некоторые ученые рассматривают совсем с иных позиций? Якобы обрывки данной легенды пришли к евреям еще из полузабытых шумерских сказаний, описывающих обряд жертвоприношения. “На самом деле”, именно Каин выполнил истинную волю Всевышнего, принеся ему в жертву родного брата, за что и получил “благословение” в виде “охранной грамоты” на лбу, после чего стал неприкасаемым для зверей, птиц и людей. А мудрые евреи, стремящиеся преодолеть страшный и ненужный обряд, облагородили миф, внеся в него гуманные нотки. Я вот и подумал, что...
- Мне тоже сразу пришло это в голову, - созналась Беатрис. - Тем более после внимательного прослушивания случайно записанного разговора гостя на кухне по его мобильному. Обрывки фраз приносят некоторую пользу для точных выводов. Люди, курирующие Альтинелли, планируют выдвинуть Спенсера на президентский пост через двенадцать лет, а не восемь. А пока им нужна фактически бесплатная “раскрутка” своего кандидата: сочувствие вызывает симпатию, симпатия ведет к пониманию, и очень скоро “лузер” Стэнли станет “своим парнем” для миллионов простых американцев.
- И ты продолжала и продолжаешь им подыгрывать?! - изумился я.
- Интересно, - развела руками собеседница. - Во-первых, очень забавно наблюдать, как тебя пытается обмануть человек, верящий, что ты можешь прочесть его мысли, а во-вторых... Между нами, Майкл, мне все-таки ближе первая, хрестоматийная трактовка образа “печати Каина”. Так что в окончательном успехе Спенсера у меня имеются некоторые сомнения. Ведь на “печать Каина” тоже можно смотреть по-разному. Все здесь зависит от того, кто и с какой целью ее ставит!

Перевод с английского Тимура КРЫЛЕНКО