МET поздравляет: С Новым годом! С новыми выставками!

Этюды о прекрасном
№52 (923)
Новый год потому и ожидается с таким нетерпением, что мы верим - он подарит нам нечто абсолютно новое
Грэм Грин


Конечно же, мы знаем, что нью-йоркцы, да и вся Америка, свой любимый музей Метрополитен ценят не только за богатство и разнообразие его множественных экспозиций, но и за чисто американское свойство - буйную тягу к росту и обновлению, только ему присущий темп в организации и показе всё новых, предыдущие не повторяющих выставок. 


Казалось бы, совсем недавно читали вы в нашей газете всего лишь неделями разделённые обзоры полутора десятков метрополитеновских выставок  (вы можете найти их на сайте “Русского Базара” в номерах 912 и 921), но вот, как рождественский и новогодний подарок, опять три новинки - экспозиции, с которыми  стоит познакомиться. 


Первая из них своим неожиданным прыжком в прошлое и талантливейше открытой страничкой американской истории меня просто поразила: преподнесенное как визуальная метафора опоэтизированного Старого Запада, сражающее силой убеждения собрание скульптуры “Американский Запад в бронзе”.


Рэндолф Роджерс “Последняя стрела”. Когда в 1880 году эта скульптурная композиция была выставлена в Риме, галерею попросту брали штурмом. Это был не успех - это был восторг. Не сиюминутный. Не растворившийся во времени. Действенный по сию пору. Я ничуть и нисколько не преувеличу, назвав эту статуэтку гениальной. Какая поразительная динамика, какая пластика! И какой характер - стойкость, несгибаемость, свободолюбие этого молодого индейца, не желающего сдаваться. Он будто слился со своим конём, в котором напряжён каждый мускул. Удивительно, как сумел скульптор передать скорость, несущийся навстречу всаднику ветер, но, главное, его будто материализовавшуюся волю.
Здесь целое собрание скульптурных изображений индейцев, каждый из которых - образец ловкости, воинского умения, презрения к смерти, жажды свободы. И отваги - невероятной, немыслимой. Конные и пешие, они в движении, они борются, они не сдаются. И умирают только в бою. 


Это была благодарная для художника, для ваятеля более всего, тема - совершенство тела и несломленность духа. 
И как же талантливо была она воплощена! Генри Браун, Джон Куинси Ворд, Александр Проктор... 


У Фредерика Ремингтона воин с криком несётся вскачь, нам  кажется, мы слышим его боевой клич. Неоклассицизм? Нет, это собственно американский стиль виртуозного ваяния и бронзового литья и это особая философия времени, попытка разобраться, что есть время и человек во времени. 


Они экспериментировали и с техникой ваяния, и с цветом бронзы. 





А уж каковы портреты вождей - мужество, гордая независимость, чувство ответственности за свой народ, но и горькое осознание того, что перед белыми не выстоять. Самая трагическая композиция -  это “Смерть вождя” Гатзона Борглима. Герой борется до конца и перед лицом смерти взывает к высшему духу, моля дать силу своему народу.











Всё, что представлено, - это говорящая бронза, передающая вдобавок идею гармонично слаженного движения.
Хороши по-настоящему психологичные  скульптурные портреты (в динамике, разумеется) ковбоев, столь же храбрых и ловких, как индейцы, вот только дух не столь могуч. 


А уж какие звери - буйволы, медведи, олени, пантеры... Полная свобода композиции.  











Очень интересна телеинсталляция: сцена охоты, заснятая кинокамерой президентом Теодором Рузвельтом. Уже в начале ХХ века.


Возникает вопрос: делали ли скульпторы зарисовки - наброски своих будущих изваяний - подобно всем подлинным мастерам, Микеланджело, например? 






Великий художник говорил: “Рисунок - источник и душа всех видов искусства”. Конечно, эскизы, причём множественные,  мастерски выполненные и выразительные, представлены, но уже на другой выставке - этажом выше, хотя, думается, эти две экспозиции стоило соединить. 


Ворд, Браун, очень рано умерший Фредерик Агейт доказали, что они настоящие мастера рисунка. Изумительна акварель Чарлза Рассела “Индейские храбрецы перед битвой”, а уж каков рисованный портрет вождя по имени Волчье Ухо работы Джозефа Шарли! 


Старый индеец умён, твёрд в своих намерениях, непреклонен. За его ироничной улыбкой кроется беспокойство о судьбах своих соплеменников. 


Любопытно, что рядом с эскизами американцев есть и рисунки невесть как попавшего на Дикий Запад русского жанриста Павла Свиньина.


Ну, а ещё одна выставка из трёх новых заставляет полностью перестроитья на другой регистр, потому что это коллекция  просто-напросто туалетных столиков. 


Однако, не стоит пожимать плечами: каждый из них - подлинное произведение искусства. Какая резьба по дереву, отделка, инкрустация, какая роскошь зеркальных рам!


Но ведь вот что самое интересное: экспозиция как бы растянута во времени и пространстве. Открывается выставка ценнейшим экспонатом - столиком-ящичком, в котором хранились краски, пудра, кремы, благовония, и был подарен сундучок египетскому фараону Аменемхату IV за 1800 лет до нашей эры. А дальше шагаем по столетиям вплоть до наших пластмассовых будней. И по странам: Египет, Греция, Рим (древние, разумеется)... Потом, веками позднее, Франция, Англия, Германия, Япония... 


Так и хочется присесть к любому из изящнейших этих старинных столиков, вглядеться в помутневшее от времени зеркало и увидеть там... 










Впрочем, не будем мечтать, а пойдём в замечательный музей Метрополитен (1000 5 Авеню, между 82 и 84 улицами, поезда метро 4,  5,  6 до 86 Street). Пройдём от выставки к выставке и не забудем полюбоваться великолепной красавицей-ёлкой, украшенной тоже необычно - изготовленными в Неаполе скульптурными миникомпозициями на библейские сюжеты. 

С Новым Годом, друзья!

Комментарии (Всего: 1)

Уважаемая Маргарита! С Новым Годом и Вас!
Скульптурная композиция Рэндолф Роджерс «Последняя стрела», действительно завораживает. И на то должна быть, я полагаю, своя вполне визуализированная и объективная причина, срабатывающая на зрителя, и, причём, мгновенно, т. е. должна быть некая необычная магическая «точка притяжения» взгляда, от которой не отвернуться. Так, где же она?
И, по-моему, эта «точка притяжения» в технико-художественном решении вопроса построения скульптурной композиции. Ведь, в подавляющем и привычном большинстве, скульптура для зрителя это статика (покой) или полу-статика (готовность к движению). А здесь… вот она… в воздухе…, по сути, «летящая»... перед нами птица.
И мы видим (заслуга мастера композиции!), что конь воина буквально завис над землёй в динамическом порыве и не имеет ни одной… из привычных… для восприятия зрителя точек опоры. Вокруг него только воздух и ветер…
Одно время, аналогичный «завораживающий» эффект имели декоративные фонтаны в виде водяного крана не присоединённого ни к какой трубе, который тоже висел в воздухе, и из которого бесконечно текла вода, «опровергая» на наших глазах фундаментальный закон природы, гласящий, что «ни что не исчезает бесследно и не возникает из ничего…». Но вот это «завораживание» длилось ровно столько, сколько… человеку необходимо было понять и раскрыть…технику «фокуса» этого фонтана.
P.S. С Новым годом и других уважаемых Авторов «РБ», к которым я обращался по поводу их публикаций! Если кого-то, чем-то обидел, извините.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *