ЧУЖИХ БЕРЕМ - своих увольняем?

В мире
№48 (658)
В Советском Союзе рядового трудящегося уволить было нелегко, а начальника - запросто. Их убирали без объяснений и без права обжалования. Дела номенклатурных лиц не принимались судом к рассмотрению. Да и никогда руководители в суд не обращались – они жили по другим законам.
Конечно, им, даже сильно проштрафившимся, не давали пропасть, куда-нибудь да назначали-пристраивали, но сам по себе факт примечательный для понимания прошлого.
Зато когда в суд подавал иск уволенный рабочий или служащий, у руководства начинались досадные неприятности. Не часто такое бывало, но если попадался отчаянный, упорный и въедливый, он, как правило, побеждал. На время, разумеется, потом его все равно “съедали”, однако кровь он успевал попортить.
Во-первых, суд всегда становился на его сторону, потому что для увольнения необходимо было соблюсти десятки формальностей, которые не соблюдались. Во-вторых, вокруг таких процессов складывалась нехорошая, двойственная, неприятная атмосфера. Ведь в стране Советов главный человек – рядовой труженик!
Тут совпадали законность и демагогия-идеология - мощное оружие пролетариата. Когда один начальник пытался орать, что я не хожу на открытые партийные собрания (формально присутствие беспартийных на них необязательно, но сидели на них все), я разозлился и тоже заорал: “Это что, давление на беспартийную массу? Вы хотите, чтобы я в горком пожаловался?!”
Начальник побледнел.
Знакомый офицер в ответ на угрозу отправить его в Забайкальский военный округ сказал: “А вы меня Родиной не пугайте, товарищ полковник!”
Грозный полковник съежился.
Демагогия вообще и в трудовых отношениях в частности была страшной силой. Теперь ее нет и в помине. Как и профкомов-месткомов, без согласия которых уволить невозможно. Никто не защищен, в том числе и государственный служащий. Произволу нет предела. А уж во время кризиса – как на войне, он все спишет.
Губернатор Ульяновской области, прославившийся введением на подведомственной ему территории Дня зачатия и установкой памятника букве “Ё”, распорядился сократить штат государственных и муниципальных служащих на 20 процентов. Сейчас неугомонный реформатор готовит график десятидневных неоплачиваемых отпусков для аппарата губернского управления. Таким образом он без следствия, суда и штрафа отбирает у людей треть месячной зарплаты. Благодаря прессе скандал вышел за пределы области, и есть надежда, что из Москвы кто-нибудь позвонит и поставит самодура на место.
А капиталистам не прикажешь. Они настолько привыкли к вседозволенности, что пытались провести через Госдуму закон об увольнении без выходного пособия. В связи с кризисом. Получив отказ, не огорчились, потому что способов много. Например, ставят ультиматум: или проведем переаттестацию и уволим как не соответствующего должности, или подавай заявление по собственному желанию. Никто не хочет марать трудовую книжку позорной записью – и фирмы экономят зарплату за несколько месяцев выходного пособия. Поэтому по статистике массового сокращения штатов у нас нет.
О грядущих увольнениях заявили только 1137 предприятий. А по данным Фонда общественного мнения, в последние 2-3 месяца о сокращении штатов в своих компаниях сообщили 11 процентов опрошенных. По прогнозам Союза промышленников и предпринимателей, вскоре в России 30 процентов клерков получат расчет.
До поры до времени считалось, что кризис грозит “офисному планктону”, который “бумажки с места на место перекладывает”, а рабочего класса беда не коснется. Увы, коснулась. Даже всегда осторожная Федерация независимых профсоюзов говорит, что к концу года 15 процентов производственников лишатся мест.
Общей точной картины по стране пока нет. Один регион не похож на другой. В Петербурге металлургический гигант “Северсталь” уменьшает производство на 50 процентов, увольняют людей на стройках, на предприятиях стройиндустрии, лесопромышленного комплекса, в машиностроении, судостроении. В то же время в Москве уровень безработицы - самый низкий в России и в Европе. В банке данных - 175 тысяч свободных рабочих мест! Казалось бы, инженер – не самая дефицитная профессия. Однако Москве требуется 6 тысяч инженеров.
Екатеринбург, где еще год назад буквально гонялись за рабочими и стояли в очереди за учащимися ПТУ, объявляет о предстоящих массовых увольнениях на металлургических предприятиях. То же самое – у металлургов Челябинской области.
В Нижнем Новгороде обстановка спокойная, вакансий на бирже в два раза больше, чем заявок. Требуются сантехники, слесари, каменщики, сварщики. Тем не менее местная власть уже приняла программу занятости, так называемые общественные работы по благоустройству города. То есть максимально готова к возможным потрясениям. О чем, кстати, на заседании Госсовета предупреждал губернаторов и президент Медведев. “Эти проблемы могут обостряться”.
Именно обостряться. Увольнения и безработица чреваты вспышкой социального недовольства, а то и протеста. Тут любое слово может аукнуться. Особенно глупое. Например, в дни, когда в стране многие лишаются работы (каждый десятый!), когда еще больше бродит будоражащих слухов, заместитель министра социального развития Максим Тупилин выступил: “Информация о проходящих в России массовых увольнениях не соответствует действительности”.
Нет ничего более действенного, нежели правда, информация. Например, такая: самые невостребованные сегодня профессии - специалист по инвестициям, аналитик по курсам ценных бумаг, банкир, специалист по оформлению кредитов, риелтор, менеджер по персоналу, бизнес-тренер, маркетолог, менеджер по рекламе, PR-менеджер.
Зато везде требуются: менеджер по продажам, специалист по налогообложению, программист, врач, учитель, электрик, продавец, дворник, сантехник, водитель. Список не говорит о катастрофическом положении на рынке труда. Пока, во всяком случае. Но готовиться к худшему надо. Новый год обещает углубление кризиса, который из финансового переходит в экономический. Где-где, а в правительстве это точно знают. И потому обескураживает решение правительства о невиданных доселе квотах на ввоз рабочих из-за границы. Аж до 4 миллионов человек в 2009 году.
Да, россияне не идут в дворники, уборщики, подсобники. Но таких заявок – 1,3 миллиона. Остальные 2,7 миллиона мест – на горных, ремонтных и строительных работах, в сельском, лесном, охотничьем и рыбном хозяйстве, на транспорте, в металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности, в сфере индивидуальных услуг.
Почему требующие квалификации и неплохо оплачиваемые рабочие места резервируют для мигрантов – непонятно. Видимо, одна часть правительства не знает, что говорит другая. И даже не слышит президента. Хорошо, что квоты еще на бумаге, можно отменить, пока не поздно.

 


Комментарии (Всего: 1)

А у нас аутсерсинг. Это другое?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *