Не морочьте людям голову

В мире
№49 (659)

Не так давно Майкл Джексон принял ислам. Сообщение об этом судьбоносном для американского певца событии, равно как и о том, что у него теперь новое имя, облетело весь мир. В сообщениях о мировоззренческом кульбите, совершенном господином Джексоном, меня заинтересовало то, что, как говорилось, прежде чем «обратиться», он консультировался со своим братом, ставшим мусульманином еще в 1989 году. «Когда вернулся из Мекки, я привез ему много книг, и он подробно меня расспрашивал о моей религии. Я сказал ему, что она - мирная и прекрасная» - описывал эти беседы брат певца.
Итак, «мирная и прекрасная».
А вот Александр Проханов, русский писатель, называет эту религию «огненной». Добро бы он называл ее так лишь на страницах своей газеты, в которой пропагандирует свои горячечные взгляды, нет, он совсем недавно устроил в Москве, да не где-нибудь, а в Центральном доме литераторов, презентацию сборника под невероятным названием: «ХАМАС – хвала героям», в процессе проведения которой словосочетание «огненный ислам» звучало неоднократно и из многих уст.
Какую же книгу презентовали москвичам «при большом стечении публики»? Она представляет собой сборник, в котором соседствуют беседы Проханова с лидером террористической организации ХАМАС (ах, да, Россия не признает эту организацию террористической!), с обширным текстом политолога Шамиля Султанова, в котором он «рассказывает о структуре, идеологии и методологии этой организации», с «боевой подборкой произведений мусульманских поэтов из разных стран мира, чьи стихи посвящены теме палестинского сопротивления» в переводе штатного автора прохановской газеты Евгения Нефедова.
Заковыченные цитаты я взял из посвященного упомянутому перфомансу сообщения, опубликованного в прохановской газете «Завтра», которое было затем продублировано в хамасовских СМИ.
На мероприятии в ЦДЛ присутствовали два террориста в ранге членов политбюро ХАМАСа. Массовку создавали журналисты, а также «дипломаты из Сирии, Египта, Ливана и других арабских государств». Были и местные гости – достаточно известный в России председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль и мало кому известный глава «Союза православных хоругвеносцев» по имени Леонид Симонович-Никшич.
Вы помните, уважаемые читатели, что говорили в России после терактов, совершенных чеченскими боевиками, а в Америке – после 11 сентября 2001 года различные политкорректные товарищи и господа? Они говорили, что у террористов нет ни национальности, ни религии. Зря они так говорили. Их полностью опровергает российский «исламский интеллектуал» Гейдар Джемаль. На презентации он заявил следующее: «Тем более прекрасно, что ХАМАС — это исламская политическая организация, потому что ее существование, ее борьба знаменуют то, что в истории происходит новый великий поворот: борьба народов за свободу снова приобретает религиозный характер. Религия снова становится идеологией угнетенных, вместо того чтобы быть оружием угнетения в руках господствующих классов. И это наиболее революционное знамение нашего времени, эсхатологического времени, которое идёт неизбежно к концу и к суду над смыслом нашей истории».
А помните, что писали советские поэты? «Кто не с нами, тот против нас». Джемаль освежил эту доктрину: «ХАМАС для нас — оселок, отношение к ХАМАС — это калька, на которой проверяется добрая воля каждого, кто утверждает, что он не с угнетателями. Ты против ХАМАС — значит ты врешь, значит ты с угнетателями!».
Ну, хорошо. Проханов – старый друг и воздыхатель арабских террористов, он даже лидера «Хезболлы» Хасана Насраллу назвал в одной из статей «человеком с румяными губами». Пусть Гейдар Джемаль, как «исламский интеллектуал» российского розлива, публично высказывается в симпатиях к «освободителям угнетенных». Но что делал на презентации книги о террористической организации человек с загадочной фамилией Симонович-Никшич?
Этот человек пытался уверить собравшихся в том, что «русское огненное православие и боевой духовный ислам никогда не поднимут клинки друг против друга». Он заявлял о том, что «сама логика истории приводит к выводу, что нам предстоит брань с общим врагом. Эта великая духовная война идет, по сути, с начала человеческой истории. Силы зла, восстающие на огненный ислам, также атакуют и православие. Эти силы пытаются натравить друг на друга две цивилизации».
Более чем странное заявление из уст человека, который считает, что он – потомок сербских королей. Этот «потомок», очевидно, ничего не знает о том, что значило для сербов и сербской государственности многовековое владычество Османской империи. Он говорит: «Палестинский народ — это угнетенный народ! Палестинцев лишают их исконной земли. Подобное происходит и в многострадальной Сербии».
Хорошо, поговорили о сладостном симбиозе исламистов и хоругвеносцев в контексте «палестинской проблемы». Закончим этот тягостный разговор заключительной фразой из выступления Симоновича-Никшича: «Наступит время — и мы приедем в освобожденную Палестину и пройдем общим маршем — вместе, под знаменами ХАМАСа и нашими православными хоругвями». Это все пока как бы теория. Перейдем к практике.
Двадцать шестого ноября индийский город Мумбаи, известный прежде как Бомбей, подвергся атаке террористов. Результатом теракта стало большое количество раненых и погибших. В течение многих часов город был парализован, экономике Индии нанесен существенный ущерб. Моральный ущерб, понесенный людьми и государством, назвать невозможно.
Кто атаковал Мумбаи? Сначала мировые СМИ четко указали на принадлежность террористов к исламской террористической организации. Какие-то там неизвестные ранее «Деканские муджахиддины». Затем начали распространяться версии о том, что теракт – не теракт, а «заказ» некоего криминального авторитета индийского происхождения, скрывающегося в Пакистане. В общем началась старая песня о том, что террор не имеет ни национальности, ни религии.
Бог с ней, со старой песней. Сама группировка, осуществившая теракт, заявила о том, что «совершенная атака на Мумбаи была предупреждением индийскому правительству о том, что Индия должна стать исламским государством». «О, Аллах, уничтожь индусов и сделай это наихудшим путем», «Мумбаи стал фронтом войны между правоверными и предателями». Это из заявлений на экстремистских форумах, на которых распространяются и сообщения «Аль-Каеды».
Так что такое ислам – «прекрасная и мирная» или «огненная религия»?
Я вполне допускаю, нет, я даже уверен в том, что многие миллионы последователей ислама - миролюбивые люди. Среди них есть и ученые мужи, которые видят в этой религии и в ее священных книгах путь к совершенствованию. Но я также точно знаю, что среди мусульман есть сотни тысяч людей, для которых нет иного пути, кроме борьбы со всеми теми, кто придерживается других взглядов. Силен соблазн объявить абсолютно всех мусульман в экстремизме. Но надо ли это делать? Давайте вспомним Проханова, который как-то в прямом эфире назвал себя экстремистом. И Джемаля, приветствовавшего ХАМАС в качестве освободительной религиозной силы. И Симоновича, скрестившего в своей бедовой голове «освобождение Сербии и Палестины». Именно люди такого склада ума и образа действий создают то, что выливается в терроризм.
Так что же, спросит читатель, автор уже отказался от той мысли, которую он высказал в начале статьи? Что любой терроризм имеет национальность и религию? Нет, не отказался. Но мне кажется, что надо отделять «простых людей» от идеологов. От тех, кто придумывает доктрину и не успокаивается до тех пор, пока не находит исполнителей для ее осуществления.
Я вспоминаю своего школьного друга, татарина, с которым мы обсуждали, какой звездолет лучше – ионный или фотонный. Когда мы уставали от споров - говорили о жизни. В шестьдесят три года я надену чапан и тюбетейку и буду ходить в мечеть, говорил мой друг. Зачем? – спрашивал я. Так мне будет спокойней, отвечал друг.
Господин Джемаль, у российских мусульман есть множество проблем на своей земле. Не надо им морочить голову проблемой мечети Аль-Акса.
Господин Проханов, занимайтесь литературным трудом. У вас это получается лучше, чем занятия политикой.
Господин Симонович! Оставьте ваши хоругви для исполнения религиозных ритуалов. Не пытайтесь принести их в палестинскую автономию – вас здесь не поймут. И уж тем более не лезьте в Иерусалим – в Иерусалиме с религией все в порядке, в том числе и с православной.
Господа, не морочьте людям голову, и тогда террористических актов станет меньше.