ЭКС-ДИПЛОМАТ и компромат

В мире
№49 (659)

К тому, что разгоряченные дебатами парламентарии бьют друг другу мор.., простите, лица, привыкли во многих странах. Но то, что члены авторитетного парламентского органа мечут в вызванного ими человека острые предметы и тот попросту сбегает от них, непривычно даже для Грузии. А именно так и произошло, когда перед парламентской комиссией по изучению августовских событий выступал бывший посол в Москве Эроси Кицмаришвили.
Среди всех высоких госчиновников, заслушанных комиссией, он оказался единственным, кто открыто заявил: Грузия несет ответственность за войну в августе. Особую пикантность происшедшему придает то, что этот 43-летний господин с импозантной бородкой не просто экс-посол, а одно из главных действующих лиц «революции роз». Теперь он стал очередным перебежчиком из стана Михаила Саакашвили, и кое-кто уже предрекает ему печальную участь премьера Зураба Жвания и бизнесмена Бадри Патаркацишвили.
В большое предпринимательство детский врач Кицмаришвили пришел в 1996 году, основав телекомпанию «Рустави-2», которая превратилась в главный рупор тогдашней оппозиции. Окружение Шеварднадзе начало «наезжать» на нее, и через 5 лет тысячи людей вышли на митинг в ее защиту. Это привело к правительственному кризису, сменились глава парламента и наиболее одиозные министры, а владелец спасенного народом телеканала стал героем и вышел на передний край политической борьбы. Именно «Рустави-2» идеологически обеспечивал «революцию роз», и многие считают, что при этом нарушалась одна из главнейших заповедей журналистики – беспристрастное освещение событий. Но владелец и гендиректор канала прекрасно понимал: если прежняя власть сохранится, ему придется худо. И он стал одним из тех находившихся в тени влиятельных людей, которые привели Саакашвили к власти. А когда это произошло и сам вошел во власть, но поссорился там с премьер-министром Жвания, и пресса стала сообщать о его чрезмерных финансовых аппетитах и возрастающих политических амбициях. Особенно усердствовал в этом телеканал «Имели», принадлежавший другому богатому человеку - Патаркацишвили. Бадри внес значительный вклад в предвыборную кампанию партии Жвания, поэтому «Имеди» открыто ругал Эроси, а «Рустави-2» готовил «компру» на Бадри. Эту войну Кицмаришвили проиграл. Умелый бизнесмен для многих представителей новой власти был особо опасен тем, что еще и владел популярным телеканалом. И, воспользовавшись долгами, накопившимися в телекомпании еще до «революции роз», Кицмаришвили вынудили продать его детище. Поработав председателем Торгово-промышленной палаты, он предпочел переехать в Соединенные Штаты и заняться там бизнесом. Но с соратниками так и не рассорился и получил «крышу» посла по особым поручениям в одной из программ ООН. Саакашвили постоянно включал его в состав своей делегации во время визитов в США. Ну а фамилия Кицмаришвили продолжала звучать на родине - его жена вложила деньги мужа в конкурсы красоты «Мисс Грузия».
Вновь востребованным Эроси оказался перед досрочными президентскими выборами, которые были назначены после массовых акций протеста. Он участвовал в пиар-кампании Саакашвили, и тот, выиграв выборы, назначил бизнесмена послом Грузии в Москве. Но на этом посту Кицмаришвили не столь яро противостоял Кремлю, как того ожидали в Тбилиси. Он общался с «либералами в окружении Путина», стремился организовать встречу Медведева с Саакашвили и прославился замечательной фразой: «Клянусь мамой, что Грузия не нападет на Абхазию и Южную Осетию». Пробыть на дипломатическом поприще ему довелось лишь несколько месяцев - Тбилиси отозвал посла «для консультаций» после того, как российские военные самолеты демонстративно нарушили границу с Грузией. А в кулуарах говорили, что президент был недоволен его контактами в России, особенно с пророссийски настроенными лидерами грузинской диаспоры. По прилете домой Кицмаришвили сообщил, что, «к сожалению, не смог убедить Россию в мирных намерениях грузинской стороны». Теперь первый заместитель главы МИД Грузии заявляет по этому поводу: «Я вызвал его и сделал жесткое заявление, подчеркнув, что это находится в моей компетенции. Я увидел деградированного человека, который так переживал свой отзыв, что было жалко на него смотреть. Он воспринял адекватный шаг государства, как свой личный крах. Мы запоздали с его отзывом, нужно было это сделать в апреле, когда Россия пошла на установление прямых отношений с сепаратистскими режимами». Эти слова прозвучали, когда Кицмаришвили сделал скандальные заявления парламентской комиссии. Но еще до этого министр иностранных дел уволила его с дипломатической работы «за некомпетентность», заявив: «Он был новичком в России, не владел местными политическими каналами и не был для нас серьезным дипломатическим источником». В общем, читателю ясно, с каким имиджем экс-посол предстал перед комиссией и сделал свои самые «неуместные» заявления. Вот их основной смысл:
С 2004 года Грузия совершила много ошибок в отношениях с Россией. На первой встрече Путина с Саакашвили между президентами возникло доверие, Россия хотела начать отношения с «чистого листа», и Путин заявил, что не готов решать проблему Абхазии, но согласен начать переговоры по Южной Осетии. За несколько миллионов долларов Эдуард Кокойты был готов пойти на уступки, вел активные переговоры с министром обороны Ираклием Окруашвили и даже охотился вместе с ним. Но потом их отношения испортились, и началась эскалация конфликта. Войну удалось предотвратить активной дипломатией, но лидеры Грузии впервые озвучили идею силового захвата Южной Осетии. А после 2005 года они уже резко агрессивно выступали против российского руководства, и это окончательно ухудшило отношения. Саакашвили хотел войной вернуть территории, еще год назад стал вовсю готовиться к походу на Абхазию, и в Москве это хорошо знали. Кицмаришвили утверждает: в марте он слышал, как президент Грузии заявил своей свите о плане перенести столицу из Тбилиси в Сухуми. А некоторые лидеры Грузии сообщили Эроси, что «зарубежный покровитель дал зеленый свет» вторжению в Абхазию в апреле-мае. Причем и Россия готовилась напасть на Кодорское ущелье, но абхазы попросили не срывать им туристический сезон. А в развязывании войны в августе 2008 года, по мнению бывшего посла, виноват лично Саакашвили. «Россия очень хотела втянуть Грузию в провокацию, и он поддался на это. Так что ответственность за военные действия несут обе стороны». До этого же большая часть российского общества была готова к «снижению температуры в отношениях с Грузией». После избрания Медведева она ждала изменений, и летом даже шла речь о приезде в Тбилиси руководителя администрации президента Сергея Нарышкина - для обсуждения подготовки официального визита Медведева. Но, по словам Кицмаришвили, Саакашвили одним своим звонком сорвал этот визит. «Пусть Нарышкин приезжает, - якобы заявил он, - мы только что встречались с Райс, и поэтому мы тоже не лыком шиты». А разговор шел по открытому телефону...
После того как один из авторов «розовой революции» выложил все это, глава парламентского Комитета по обороне и безопасности обвинил его в ангажированности, непрофессионализме, антигрузинских настроениях и чуть ли не в шпионаже. А под занавес перепалки метнул в оппонента авторучку. Перейти к более активному физическому воздействию ему помешало то, что Кицмаришвили поспешил ретироваться, пообещав продолжить обсуждение в СМИ. Руководство страны оценило выступление своего бывшего соратника следующими эпитетами: «Жалкие попытки загнанного в угол человека оправдаться без доказательств и фактов», «Четко спланированный политический пиар», «Несерьезный человек и хороший анекдотчик», «Критик после того, как лишился всех своих полномочий»... А вот мнения оппозиции разделились. Одни призывают новоявленного бунтаря «продолжить говорить правду, хотя, с точки зрения безопасности, это рискованно». Другие заявляют, что «бархатная интеграция Кицмаришвили в оппозицию является показной, так как он - соучастник режима Саакашвили». Третьи считают, что экс-посол «несет свою долю ответственности, но главное в том, что президент и правительство обвинены в тяжких преступлениях, а парламентская комиссия дискредитирована».
Между тем эта комиссия потребовала возбудить дело против Кицмаришвили по обвинению в служебной халатности. А он не остался в долгу и подает в суд аж на самого Саакашвили: «Я требую возвратить мою долю канала «Рустави-2», отнятую в 2004 году. И как только верну ее, тут же передам журналистскому сообществу. Я займусь менеджментом, чтобы в Грузии опять появилось много параллельных новостных ресурсов - доступных и качественных». Это уже серьезно: деньги у него есть, и уж чем-чем, а менеджментом СМИ заниматься он умеет. А еще он хочет начать прямой диалог с Россией, «установив контакты и с обществом, и с политическими партиями». И для начала намерен просить помощи у духовенства обеих стран. По информации источника газеты «Алиа», на собрании лидеров правящей партии было решено оставить его на свободе – боязно повторить ошибку с Ираклием Окруашвили. Но самое интересное, что на встрече обсудили и... «возможных кандидатов на подобные признания в будущем». Выходит, команда Саакашвили уже знает, кто еще может ее «предать»?