Суицид в погонах

В мире
№49 (659)

Тревожную статистику обнародовало  Министерство здравоохранения Израиля: согласно последним данным, в стране резко выросло количество самоубийств среди молодежи и «русских» репатриантов.
Среди израильской молодежи в возрасте 15-24 лет количество попыток суицида выросло на 21%. Всего за прошлый год по стране  было зафиксировано 4300 попыток самоубийства, 1770 из них приходятся на долю молодежи. Таким образом, 40 процентов из общего числа израильтян, решивших добровольно уйти из жизни, - это юноши и девушки.
Самым опасным периодом жизни молодого израильтянина, когда угроза самоубийства наиболее реальна, считаются годы службы в армии. В этот период более 60% попыток суицида происходят с использованием огнестрельного оружия. А с автоматами и винтовками израильские солдаты, будь то парни или девушки, не расстаются весь срок службы: оружие берут собой из части в увольнительные, с М-16, «узи» или «голани» за спиной ходят по городу, с ними садятся в автобусы, поезда и т.д. Не удивительно, что личное табельное оружие чаще всего и становится орудием самоубийства молодого человека.
Вместе с солдатами и солдатками в зону повышенного риска вошли репатрианты, и в первую очередь – выходцы из бывшего СССР, а также из Северной Америки и Европы, на долю которых приходится четверть всех попыток «армейского суицида». Не намного уступают им самоубийцы из числа репатриантов из Эфиопии. И так как в Армии обороны Израиля в последние 15-18 лет каждый пятый солдат и каждый десятый офицер – репатрианты последней волны, молодежная суицидальная статистика охватывает эту категорию израильтян как бы с обеих сторон.
Израильскую армию по праву считают одной из самых сплоченных в мире, дух воинского братства в ней всегда был очень крепок. Теплые до трогательности и простые почти до семейности отношения между военнослужащими ЦАХАЛа, Армии обороны Израиля воспеты в десятках известных отечественных фильмов – от серьезных кинодрам до комедийных сериалов. Песни о солдатской дружбе знает в еврейской стране каждый допризывник. Воинская дружба, подпитываемая еще и тем, что на армейские сборы израильский резервист призывается  почти до старости,  сохраняется  между однополчанами на долгие годы.
Известно, что никто так не поможет товарищу, как тот, кто ходит с ним в ежегодные «милуим»: для солдат и офицеров запаса это свято. Особую гордость израильтян составляет то, что в  ЦАХАЛе служит каждая израильтянка призывного возраста, за исключением рано выходящих замуж ультраортодоксальных девушек. Женщина израильскую армию и облагораживает, и украшает. Только ленивый приезжий поэт не воспел «библейской красоты девчонку в форме цвета хаки».
Говоря об особой атмосфере, царящей в Армии обороны Израиля, любят подчеркивать, что эта армия вот уже более шести десятилетий находится не просто на боевом посту, а в самом настоящем бою. И потому солдат и командир должны доверять друг другу как самим себе. А уж о пресловутой «дедовщине», от которой жестоко страдали советские и страдают российские новобранцы, молодой репатриант из бывшего СССР, призванный в ЦАХАЛ, может рассказывать однополчанам как о почти нереальной заграничной «чернухе». Им-то такое вообще не известно.
Все это, наверное, так. Но от печальной статистики последних нескольких лет не уйдешь. Например, только в 2005-м 33 солдата ЦАХАЛа покончили с собой, а это – ровно половина от общего числа умерших и погибших в том «невоенном» году военнослужащих.
Скандалом завершился визит президента Франции Николя Саркози в Израиль. Во время проводов высокого гостя в аэропорту Бен-Гурион покончил с собой военнослужащий пограничных войск Раад Ганем. Роковой выстрел прогремел метрах в полутораста от ковровой дорожки, по которой шли к трапу Николя Саркози и Карла Бруни в сопровождении президента Израиля Шимона Переса и премьер-министра Эхуда Ольмерта. Следствие по делу о самоубийстве солдата началось немедленно после происшествия.  Однако о результатах проверки до сего дня известно мало.  Кроме разве что туманного намека на то, что о происходящем в части, где служил самоубийца, было известно военной полиции задолго до случившегося в аэропорту.
Стоит добавить, что Раад Гамем был друзом – представителем религиозно-этнической группы арабоязычного населения, посылающей своих сыновей на службу в ЦАХАЛ. Отец погибшего от имени клана Ганем призвал командование более тщательно расследовать эту трагедию.
Некоторые обозреватели подчеркивали в связи с этим инцидентом, что в пограничных частях МАГАВ, исполняющих функции жандармерии, военнослужащим приходится психологически нелегко. Им то и дело доводится  противостоять демонстрантам, оказываться в самой гуще массовых беспорядков. При этом они являются  не опытными кадровыми полицейскими, а призванными на армейскую службу молодыми ребятами и девушками.
Серьезным испытанием для солдат и офицеров была, например, операция по выселению жителей из приграничных с сектором Газы сельскохозяйственных поселений. Им приходилось силой выбивать из разрушаемых домов их хозяев и обитателей – мужчин, женщин, детей. В солдат не только летели камни, на них сыпались проклятия.  Шароновский план размежевания, поговаривают его противники, слишком тяжко дался не только самому бывшему премьер-министру, пребывающему уже третий год в коме, но и служивым людям, реализовавшим эту программу.
Есть похожие примеры и несколько большей давности. В июне 2006 года совершил самоубийство солдат спецподразделения военной полиции ЯСАМ. Он неожиданно исчез из расположения части и после нескольких часов поисков был найден в разрушенной мечети недалеко от Дженина с огнестрельным ранением головы. Его личное оружие лежало рядом с телом. Следствие подтвердило факт самоубийства. Покончивший с собой солдат был новым репатриантом, не так давно прибывшим в Израиль. ЯСАМ также принимал участие в выселении жителей ликвидируемых пограничных поселений из их домов, хотя о личном участии застрелившегося солдата в этих акциях ничего не сообщалось.
Недавно завершился суд над двумя офицерами ЦАХАЛа. Командиров обвиняли в том, что они не предотвратили самоубийство их подчиненного, ефрейтора. Этот военнослужащий угрожал покончить с собой и даже приставил ствол заряженного автомата к голове, но сослуживцы отняли у него оружие и сообщили об инциденте командиру роты и его заместителю. Те явились, провели с солдатом беседу и взяли с него обещание больше не пытаться покончить с собой. Однако вскоре замкомроты вышел из кабинета, оставив на видном месте автомат. Когда он вернулся назад, было уже поздно: застрелившийся парень лежал в луже собственной крови. Офицеров наказали за легкомысленное отношение к чужой жизни. О том, почему ефрейтор наложил на себя руки, не было сказано ни слова.
Армия, как известно, структура закрытая, о «прозрачности» здесь всерьез говорить не принято. И все же порой наружу вылезают весьма симптоматичные факты.
Недавно в газете «Маарив» были опубликованы отрывки из дневника младшего лейтенанта ЦАХАЛа Ариэля Беними. В нем сверхсрочник рассказывал о том, как он проходил четырехмесячный курс повышения квалификации для офицеров танковых войск. Вот как это выглядит в переводе, появившемся в русскоязычных израильских СМИ:
«...Учения проходили на грани физических и психических возможностей. На третий месяц командование объявило о начале “недели войны”, в ходе которой будут моделироваться боевые условия. Вопреки существующим инструкциям, согласно которым военнослужащим полагается спать не менее 6 часов в сутки, в течение пяти дней “курсанты” спали по 2-4 часа. При этом отдыхали они в танке, при полном обмундировании. Был существенно сокращен их рацион. В своем дневнике Беними записывает, что он не ел сутки...
Беними и его товарищи чувствовали слабость, но, несмотря на это, продолжали участвовать в учениях, включающих тяжелые физические нагрузки. На пятый день закончилась “война”, но и тогда солдаты не смогли отдохнуть и выспаться. Им приказали привести в порядок танки. Беними стало совсем худо, он принял обезболивающее, а в четыре часа утра отправился на дежурство. Выйдя из наряда, он обратился в санчасть на военной базе. С подозрением на инфаркт его отправили сначала в больницу в Эйлате, а оттуда перевели в Беэр-Шеву». Спустя 38 дней Ариэль Беними, спешно уволенный из армии, скончался в больнице от последствий перенесенного на ногах инфаркта миокарда. В отдел по работе с жалобами военнослужащих ЦАХАЛа дневник умершего танкиста  передали безутешные родители.
Еще одна трагедия, также описанная в «Маариве». В декабре 2007 года после девяти месяцев комы скончался 19-летний Айван Шмейма. Он был демобилизован из рядов Армии обороны Израиля по состоянию здоровья: его мучили постоянные головные боли, начавшиеся во время прохождения Айваном курса молодого бойца. Через несколько дней после досрочной демобилизации Айван впал в кому. Диагноз: арахноидит - воспаление оболочки головного мозга. Все девять месяцев, пока сын пребывал в коме, семья Шмейма пыталась добиться от ЦАХАЛа и Министерства обороны Израиля признать за собой ответственность за состояние демобилизованного солдата. Родители знали, что Айван жаловался командирам и военным медикам части на плохое самочувствие, но его не направили на специальную проверку и не назначили срочного лечения. В итоге семья добилась от армии лишь частичной оплаты расходов на пребывание Айвана в больнице. А министр обороны Барак распорядился похоронить уволенного со службы солдата с воинскими почестями. И всё...
Последние годы были отмечены несколькими «бунтами» в израильской армии. В марте 2007 года десятки военнослужащих элитной дивизии “Голани” самовольно оставили свою тренировочную базу. Жест отчаяния они объяснили тем, что их не отпускают к врачам, даже если состояние здоровья было угрожающим. Игнорировались и другие права солдата и гражданина, настаивали «самовольщики». Вернуть их на базу удалось только под честное слово командира бригады, что положение будет исправлено и поступок бунтовщиков останется без дисциплинарных последствий. Как показала проверка, среди военнослужащих базы действительно были люди, давно нуждавшиеся во врачебной помощи.
... Нет, не все еще в порядке за защитного цвета фасадом Армии обороны Израиля.  Как бы много и справедливо ни писали и ни говорили бы о ЦАХАЛе, здесь есть что исправлять. В первую очередь – отношение к людям, с огромным искренним желанием идущим в свою армию. Сила вооруженных сил не только в танках, орудиях и боевых самолетах, но и в том, как в ней относятся к солдатам и офицерам. И еще в том, сколько стоит жизнь бойца – как на войне, так и в мирное время.