Ренессанс и любовь

Культура
№49 (659)

... Лишь то средь них,
что всех превыше:
 Любовью этот мир согрет,
 Любовью он живёт и дышит!
 Гийом Аполлинер

Эта выставка, открывшаяся сейчас в Метрополитен-музее, поистине феноменальна – по своему богатству и разнообразию, по редкостности собранных здесь шедевров, по верности заданной теме. А что может быть благодарней избранной темы: «Искусство и любовь Ренессанса», эпохи, определившей пути искусства на столетия? Искусство в удивительную эту, талантами перенасыщенную эпоху было так тесно сплетено с любовью, так неразделимо с этим самым ярким, небом человеку подаренным чувством, что, пожалуй, трудно найти по-настоящему талантливую работу, в которой не ощущалось бы дыхания любви. Ну а те сто пятьдесят шедевров, созданные в промежутке между 1400 и 1550 годами и представленных в Метрополитен, вдохновлены любовью, которую мастера Возрождения считали самой важной частью своей жизни и своего творчества.
«Что может быть важнее влюблённой семьи?» – спрашивал маэстро делле Сториа дель Пане. В 1485 году написал он два парных портрета Маттео и Джиневры Гоззадини, изображённых на фоне их дома и лирического пейзажа. Фигуры молодых мужчины и женщины статичны, но лица их, обращённые друг к другу, озарены любовью. Ещё раньше, в 1440 году, создал Фра Филиппо Липпи одно из величайших творений своего времени «Мужчина и женщина у окна». Они, создавая семью, будто заглядывают в своё будущее, верят, что любовь будет их спутницей навечно. Именно эту мысль подтверждает большинство свадебных и семейных картин. Шедевры итальянского Ренессанса открывают для нас не только самые значительные моменты частной жизни – помолвки, свадьбы, рождение ребёнка, но и показывают, как тогда, полтысячелетия тому назад, эти люди жили, каковы были их одежда, обычаи и ритуалы, интерьеры их жилищ. Помогают нам в этом и представленные замечательные керамичские вазы и посуда с эротическими сценами и парными портретами, с распустившимися цветами – свадебные подарки и приданое невесты, броши и кулоны с двойными портретами, кольца, символы любви, с виртуозно выполненным веночком или лицом любимой в технике, близкой к финифти. Огромное внимание уделяли мастера Ренессанса декоративному убранству дома и сада, одежде, её отделке и ювелирным украшениям новобрачных. «Это невероятно, во сколько обходится нынче свадьба», – писал в 1412 году Леонардо Бруни другу накануне своей свадьбы.
Но, конечно, главное, основополагающее на выставке – это великолепные живописные полотна и отображённые художниками подлинные чувства и чувственность. Вот как в знаменитом парном предсвадебном портрете великого Доменико Гирландайо: совсем юная пара из купеческой, судя по одежде, семьи – невеста в платье с накладным шифоновым, отделанным кружевами воротником и характерной для события шапочке, жених в алом бархатном жилете. Как они смотрят друг на друга! Вот уж точно – «желаний пламень бурный и тайный вздох немеющей любви». Порой любовь освещает и полотно, где написан лишь один любящий. Например, потрясающий портрет Бьянки Каппелло кисти Алессандро Аллори. Многие годы была Бьянка возлюбленной великого герцога Франческо Медичи, а обвенчаться они смогли только тогда, когда оба овдовели, и долгое время спустя, как в сказке, умерли в один день. Изумителен поэтический портрет молодой женщины Лоренцо ди Креди. Какие-то невероятные руки. Портрет созвучен «Джиневре ди Бенчи» кисти Леонардо, который вы могли видеть в Вашингтоне в Национальной галерее.
Неумирающую любовь и глубокую скорбь отобразил великий Джакопо Робусти по прозвищу Тинторетто в портрете вдовы-венецианки в трауре. Я, увы, знаю не понаслышке, каков он, чёрный знак вдовства, и была поражена тем, как сумел гениальный художник постичь горечь потери любимого мужа столь глубинно. У Бернардино Личино, современника Тинторетто, в глазах женщины, которая держит в руках маленький портрет умершего мужа, то же неизбывное горе. Но будущее человека во все века было в детях. Именно их, их рождение, радость и родительскую гордость отображали художники Ренессанса трогательно и любовно.Как хороши дети у Бронзино, у Гирландайо – нежно обнимает сына Франческо Сассетти, глава сети успешнейших, никогда не разорявшихся банков империи Медичи. Умное лицо, твёрдый взгляд... Нам бы сейчас таких банковских менеджеров! А Джованни Морони оставил поразительную по накалу отцовских чувств и извечной тревоги за будущее сыновей картину – зеркальное отражение того, как любим и тревожимся за детей мы в нашем сегодня.
Но был ещё один аспект любовного искусства (да и поэзии) Возрождения – рисунки, статуэтки и живописные полотна - эротические, прославляющие «нечестивую» любовь, недозволенные, «богопротивные» плотские утехи, одолженную, в определённой степени, у поздней римской античности распущенность. Экспонаты двух больших залов, отторгнув от чистой любви, влечения и страсти, вводят нас в антимир любви – непристойных отношений, похоти, эротики в её искажённом, низведенном до грязи отображении. Здесь не нужны были субтитры Боккаччо или Пьетро Аретино: бесчисленные откровенные картинки, фаллические символы, сцены гомосексуальных игр (как у Бронзино, например) говорят сами за себя. И вот ведь что невозможно не отметить: выполнено всё представленное мастерски! Да и какие имена – Джулио Романо, Перино дель Вага, Франческо Сальвиати, подлаживавшийся под манеру Рафаэля Маркантонио Раймонди, сам Пармиджанино... Они не только расписывали стены интимных комнат дворцов и вилл, но и переносили сюжеты на полотна и бумагу. Чего стоит живописный рассказ о знаменитой проститутке Нанне (имя потом позаимствовал Золя), воспетой в дерзких эротических стихах Аретино! А сейчас картины, рисунки и оттиски смеясь, с нескрываемым восторгом рассматривают зрители метрополитеновской выставки. Потому что сделано всё виртуозно, остроумно, изящно.
Экспозиция во всех её разделах - необычайно привлекательна и интересна, умно и профессионально выстроена. Вы выйдете из музея в отличном настроении. Музей, как вы помните, находится в Манхэттене, на углу 5-й авеню и 82-й улицы. Поезда метро 4, 5, 6 до    86-й улицы. Вперёд!