Эволюция одной спецслужбы

Америка
№2 (925)
Несколько недель назад юрист по вопросам национальной безопасности Кел МакКланахан из Вашингтона отвечал на вопросы журналистов о тотальной слежке государства за законопослушными американцами. Когда один из вопросов коснулся деятельности Федерального бюро расследований (FBI), МакКланахан намекнул, что курс самой именитой спецслужбы мира за последнее время  заметно изменился. 


С вашингтонским юристом трудно не согласится. Изначально FBI создавалось для нанесения сокрушительного удара по   преступному миру. 


Главными врагами ведомства являлись мафия, преступные группировки, работорговцы, а также серийные маньяки, грабители банков, неплательщики налогов. 


В первые годы работы FBI (1908) костяк ведомства составляли опытнейшие следователи, которые имели за плечами колоссальный опыт работы в криминалистике и психологии.


«Наша задача заключается в том, чтобы с помощью одной маленькой зацепки раскрыть всю преступную цепочку, – говорил сыщик Олли Ховардс. – Отчётные статьи о нашей работе должны превзойти самые закрученные детективные истории, описанные в литературе. Преступники должны нас бояться, а законопослушные граждане – уважать».


Здесь стоит сделать небольшое отступление и напомнить читателям, что в 2008 году «РБ» опубликовал серию любопытных материалов об агентах FBI (# 631 - 634). Джо Пистоне, Луис Фрих, Майкл Джерман. В 70 – 90-х годах эти спецагенты творили чудеса. Они стали именно теми людьми, о которых говорил Ховардс. Если хотите вспомнить, что такое «настоящее FBI», то обязательно перечитайте эти  истории.


Надо сказать, что в XX веке FBI очень экономно расходовало денежные средства. Даже если пресса обвиняла спецслужбу в халатности и недальновидности, агенты тут же проводили операцию по «восстановлению репутации». 


Вот лишь некоторые газетные заголовки: «Девять калифорнийских грабителей ликвидированы в частном доме», «В перестрелке убиты боссы сицилийской мафии», «Похищенный ребёнок освобождён неделю спустя», «Дюжина политиков задержана по подозрению в коррупции». 


«Если сравнивать работу в FBI с войной во Вьетнаме, то первое гораздо опаснее, –  рассказывал ветеран Уилл Джонс. – На улицах Америки мы всегда имели дело с опытными профессионалами. Каждый, кто хотел подняться по карьерной лестнице, обязан был рисковать».


Одно из главных достоинств FBI образца XX века заключалось в том, что оно занималось даже незначительными делами. Например, в 70-х годах спецслужба задержала десятки тысяч торговцев кокаином, а в 80 – 90-х годах  немалое количество иммигрантов отправилось в тюрьму за подделку документов. 


Более того, фэбээровцы очень активно сотрудничали с населением. Практически каждый ущемлённый в правах человек мог встретиться со специальным агентом лично. Даже полиция не уделяла оказавшимся в беде американцам и иммигрантам столько внимания, как FBI.


Террористические акты 2001 года (крушение башен Всемирного торгового центра) начали постепенно менять облик FBI. Сотни различных функций сузились до нескольких: борьба с экстремистскими группировками и увеличение разведывательных ресурсов за рубежом. 


Эксперты тогда думали, что к 2005 – 2006 году фэбээровцы обезопасят страну от радикалов и вернутся к прежнему ритму работы. Однако этого не произошло. 


С приходом к власти Барака Обамы FBI превратилось в самую закрытую структуру Америки. Сегодня можно с уверенностью сказать, что главной миссией спецслужбы является не обеспечение правопорядка и борьба с преступностью (Law Enforcement), а именно обеспечение национальной безопасности (National Security). 


Фактически, FBI превратилось в Агентство национальной безопасности (NSA).


Чем же конкретно занимается FBI в настоящее время?


Ответить на этот вопрос сегодня практически невозможно. Гораздо легче сказать, чем оно не занимается. 


Иммиграционные преступления сейчас расследует исключительно Управление по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE). 


Войну с наркотиками ведёт Управление по борьбе с незаконными препаратами (DEA). Эти же ведомства ловят экстремистов, педофилов и мафиози. 


Кроме того, многие обязанности фэбээровцев забрали прокурорские команды отдельных штатов. 


В Нью-Йорке, например, прокуроры Прит Бхарара и Эрик Шнайдерман гораздо чаще рассказывают о разоблачительных операциях, чем национальные спецслужбы. 


Сегодня информация о  работе ведомства с 36 тысячами сотрудников и ежегодным бюджетом в размере $8 миллиардов на удивление редко появляется в прессе.  


На мой взгляд, существует пять признаков, свидетельствующих о том, что FBI уже не то ведомство, которому многие американцы привыкли доверять. 


Во-первых, списки самых разыскиваемых преступников ведомство обновляет крайне редко. Злодеями номер один по-прежнему считаются убийца и грабитель Джейсон Дерек Браун (с 2004 года), русскоязычный аферист Семён Могилевич (с 90-х годов), специалист по бегству из тюрем Глен Стюарт Годвин (он в списке уже почти четверть века) и другие персонажи, которых язык не поворачивается назвать самыми опасными. Почему FBI никак не поймает старых и не включает в список новых злодеев – большая загадка. 


Во-вторых, FBI «прозевало» бостонские террористические акты, совершённые братьями Царнаевыми в прошлом году. Это говорит о том, что, даже сосредоточившись исключительно на безопасности американцев, спецслужба не может эффективно работать. Причин для досрочного задержания бостонских отморозков было достаточно (взять хотя бы их экстремистские высказывания в интернете).


В-третьих, FBI перестало быть структурой, где работают «супергерои». Вряд ли кто-то из читателей сможет назвать хотя бы одного фэбээровца, который прославился за последние 13 – 14 лет. 


В 70 – 80-х годах достойных примеров для подражания было гораздо больше. Они выступали по телевидению, писали книги, становились кумирами для детей и молодёжи. Сегодня ведомство превратилось в однородную массу. В нём нет признанных авторитетов. 


В-четвёртых, FBI стало использовать чересчур много электронных программ. В 1908 году главным оружием спецагентов являлся тренированный человеческий мозг. Сегодня – компьютеры. Как результат, множество казусов. Один из самых ярких примеров: фэбээровцы вламываются в дом к семье, искавшей в поисковике Google рюкзаки и сковородки (Царнаевы изготовили бомбы из сковородок и отнесли их к месту теракта в рюкзаках). 


В заключение хочу сказать, что эффективность работы FBI всегда зависела от опыта и профессионализма директоров. Среди них были морские пехотинцы, следователи, побывавшие в горячих точках военные. 


Однако сегодня структурой руководит человек, который мог бы стать хорошим адвокатом или прокурором, но уж никак не главным фэбээровцем страны - Джеймс Коумни, которого назначил на этот пост Барак Обама. 


На этой неделе исполняется ровно 5 месяцев с момента его вступления в должность.