Главная опасность

Америка
№50 (660)

Старый анекдот, переиначенный в московских деловых кругах на современный лад.
Один экономист спрашивает другого:
-Слушай, ты понимаешь, что происходит в мировой экономике?
-Сейчас я тебе объясню... - начинает второй, но первый прерывает:
-Объяснить я тоже могу. Вопрос: понимаешь или нет?
-Нет, не понимаю.
Действительно, толком понять, что происходит, отчего разразился такой мощный кризис и как его усмирить, совсем не просто. Казалось бы, совершенно неразрывные связи между отдельными звеньями экономики вдруг стали рваться, за одними и теми же причинами обнаруживаются разные последствия, любые объяснения до конца не выдерживают логической проверки.
Говорят, всё порушил кризис ипотеки в США. Ну да, так оно и случилось, американские банки переступили роковую черту, заёмщики не вернули взятых кредитов, никакого контроля со стороны не было. Сегодня не только ежу, но и президенту Бушу ясно: не уследили, не пресекли, проворонили. В результате банковские запасы ликвидности оскудели, условия получения кредита ужесточились, бизнес перестал развиваться в нужном темпе. Да, чистая и горькая на вкус правда, оспорить вроде бы трудно.
С другой стороны, как-то всё-таки странно. Не очень значительное в масштабах Америки число неплатежеспособных банковских должников, а в глобальных масштабах и вовсе ничтожное, обрушило экономику и своей страны, и всего мира... Одно с другим как-то не очень вяжется.
Во-первых, получается, что чуть ли не самым главным столпом экономического потенциала США является строительство и продажа частного жилья. Без этого столпа всё летит в пропасть. На самом деле американская мощь опирается не на одно только домостроение, в противном случае американцам давно бы пришлось плохо.
Во-вторых, что-то уж слишком быстро крушение американской ипотеки отозвалось в остальном мире. Про то, что пузырь ипотечного кредита в США должен вот-вот лопнуть, эксперты разных стран предупреждали давно. Однако никто нигде даже ухом не повёл. А как только неминуемое произошло, буквально через несколько дней повсюду обнаружились зияющие финансовые дыры. На поверхностный взгляд, не удивительно – экономика становится глобальной, все друг с другом тесно повязаны, Америка превратилась в мировой финансовый центр, круги от её перемен разбегаются во все стороны света. Но не с такой же молниеносной скоростью!
Невольно приходишь к мысли, что тут не в одной ипотеке дело. Нелады кроются в самой финансовой системе, устройство которой не вполне соответствует современности.
Вероятно, и вправду не соответствует. Очень может быть, что наша ипотечная катастрофа явилась лишь последней каплей в переполненной ёмкости или крепким ударом каблуком по изрядно подгнившему забору.
Некоторые эксперты – и таких немало – полагают, что серьезные изъяны в финансовой системе, конечно, сыграли свою губительную роль, однако основная причина столь масштабного кризиса в другом, а именно: в перепроизводстве товаров и услуг.
Тоже верно. Технический прогресс, революционные перемены в технологии позволили в очень короткие сроки насытить и перенасытить рынок продукцией, подчас даже мало кому нужной.
Объем производства в мире растёт стремительно. Гораздо быстрее, чем число потребителей. Примерно год назад двое математиков на досуге прикинули: если в предстоящие четверть века выпуск товаров разного рода будет увеличиваться тем же темпом, что и в предыдущие 25 лет, для того, чтобы раскупить эти товары, потребуется 10 миллиардов платежеспособных потребителей. Такой людской массы планета может не выдержать.
Ладно, это прогнозы на будущее, они далеко не всегда сбываются. А сколько сейчас в мире платежеспособных потребителей? По некоторым, весьма приблизительным подсчётам, около 2 миллиардов, меньше половины населения Земли. Вот и вопрос: то ли сокращать производство, то ли принимать меры для роста числа платежеспособных потребителей?
Как известно, в Соединённых Штатах используются разные методы ослабления кризиса. Из общегосударственной казны, пополняемой взятыми взаймы у других стран деньгами, сначала выдали по 600 долларов налогоплательщикам определенной категории. Потом приготовили 700 миллиардов для спасения крупных банков и помощи тем, кто не в состоянии быстро вернуть кредит на покупку жилья. Теперь речь идёт о финансовой поддержке крупных производителей, в частности, трёх автомобилестроительных гигантов. Пока что в достаточной эффективности всех этих мер уверенности нет. Промышленные, торговые и финансовые бизнесы слабеют, а то и вовсе прекращают своё существование, уровень безработицы поднимается, доходная часть федерального и штатных бюджетов скудеет, расходная, наоборот, увеличивается.
Что именно сегодня следует делать, по-видимому, не знает никто. Публицисты старательно копаются в прошлом, намереваясь найти там и причины разразившегося кризиса, и пути к его преодолению. Одни винят во всём Франклина Рузвельта с его «новым курсом», другие – Рональда Рейгана за то, что дал слишком широкие свободы рынку. Достаётся и Клинтону, и Бушу-младшему.
Нелепые, а потому смешные потуги. Нынешний кризис никак не стоит уподоблять «Великой депрессии» 30-х годов прошлого века. Страна другая, мир другой, структура американской и мировой экономики мало похожа на прежнюю. Значит, и пути выхода из положения надо искать новые, доселе неизведанные.
Остановить технический и технологический прогресс, конечно, невозможно. Производительность труда и впредь будет расти, оставляя часть населения страны и мира без рабочих мест. Понятно, что этих людей придётся содержать за счёт общенациональных доходов. Не только из соображений гуманности: надо всячески поддерживать потребительский рынок, нельзя же безгранично сокращать производство товаров и услуг.
Новые обстоятельства, несомненно, вызовут к жизни и новые сложные проблемы. За этим дело не станет. Так или иначе, с большим или меньшим успехом, пусть и с неизбежными потерями, экономические проблемы будут решены. На мой личный взгляд, наиболее опасным, грозным последствием кризиса в США может стать разгул преступности. Людей, склонных к уголовщине, здесь всегда, во все времена, хватало с избытком. Не случайно в американских тюрьмах узников намного больше, чем в тюрьмах большинства других государств. Кризис вполне способен подхлестнуть волну преступности. И противостоять ей будет нелегко.