Три месяца счастья

Литературная гостиная
№50 (660)

Ляля переходила дорогу в Тель-Авиве и с нетерпением ждала, когда загорится зеленый, боясь опоздать на автобус. Дети скоро должны прийти из школы, и ей хотелось их встретить. И вдруг на противоположной стороне заметила знакомое лицо. Мужчина направлялся в сторону, где находилась остановка Лялиного автобуса. Она готова была кинуться на красный, но непрерывный поток машин не позволил ей этого сделать. Едва загорелся зеленый, она кинулась за ним, добежала до своей остановки, прошла еще несколько метров вперед, назад, но... увы. Никого не найдя, Ляля, забыв о том, что с минуты на минуту должен подойти автобус, зашла в близлежащее кафе, заказала чашку кофе и, закурив, предалась воспоминаниям.
...Все случилось тут же, в Тель-Авиве, - городе встреч. Это произошло почти 17 лет назад.
Ляля, совсем еще новая репатриантка, чуть больше месяца в стране, зашла в филиал министерства абсорбции, нужно было что-то уточнить. Сидя в очереди (кто помнит, в то время был огромный наплыв новых репатриантов), почувствовала на себе взгляд и, повернувшись, увидела Его. Высокий, симпатичный, черноволосый мужчина смотрел на Лялю. Взгляд его черных глаз завораживал, притягивал и манил. Ляля ощутила неведомое до сих пор чувство: его глаза ласкали ее на расстоянии, и ей это нравилось, это был не грязный раздевающий взгляд, а взор, полный страсти и зовущий к неведомым наслаждениям.
Мужчина подошел к Ляле и представился:
- Я - Виктор. А вас как зовут? - у него был мягкий приятный баритон с чуть заметным акцентом.
- Ляля.
- Вы уже закончили?
- Нет, сейчас я должна зайти в кабинет.
- Хорошо, я вас подожду. И если вы не откажетесь, я хочу пригласить вас в кафе.
- Я согласна, - ответила Ляля, не понимая, как она могла так сразу согласиться. Но его взгляд манил и так приятно ласкал, что отказать ему было невозможно.
Узнав все, что требовалось, Ляля вышла в коридор, но Виктора там не увидела. Расстроенная, спустилась на улицу и медленно пошла к автобусу. Но, не дойдя нескольких метров до остановки, услышала голос с мягким акцентом:
- Ляля!
Обернувшись, отпрянула от неожиданности: Виктор стоял перед ней с огромным букетом ярко-красных тюльпанов.
- Это тебе. Их называют у нас в Болгарии твоим именем "Лаеле". И я буду тебя тоже так называть.
Ляля никогда не была обделена мужским вниманием. Высокая стройная шатенка с длинными ногами, тонкой талией и высокой грудью притягивала к себе не только сногсшибательной фигурой и правильными чертами лица, но и интеллектом, который светился в черных миндалевидных семитских глазах. Однако внимание Виктора отличалось от внимания большинства мужчин, и потому немного насторожило Лялю. Но все, что последовало дальше, не оставило никаких сомнений в искренности его чувств.
Они зашли в маленькое уютное кафе недалеко от площади с изящным фонтаном, что-то заказали и... растворились друг в друге.
Ляля и Виктор проговорили несколько часов, которые прошли как одно мгновение. Виктор рассказал, что он не новый репатриант, а работает в крупной компании в Израиле уже второй год. Специалистов в сфере высоких технологий такого уровня, как он, часто приглашают на работу за рубеж, отсюда и хорошее знание русского (несколько лет работал в Союзе, помогал устанавливать оборудование на каком-то крупном заводе). Но, возможно, в будущем решит перебраться в Израиль на ПМЖ, его мама - еврейка, а отец - болгарин. Виктор много и подробно рассказывал о себе и своей семье, но самое главное было то, почему он так пристально смотрел на Лялю.
- Когда я тебя увидел, не смог оторвать глаз, - волнуясь, говорил Виктор. - Ты очень похожа на мою бабушку Ханку или Хану, как говорят в Израиле. У вас с ней одинаковые глаза. Извини, я тебя, наверное, смутил, но я не мог иначе.
- Нет, - ответила Ляля, опустив глаза и чувствуя, что краснеет.
Все, что происходило с ней, было для нее впервые. Хотя до приезда в Израиль она успела побывать замужем и развестись, да и поклонников у нее всегда было в избытке. Они говорили бы еще долго, но Ляля, взглянув на циферблат и увидев, который час, сказала:
- Ой, мне пора домой, мама уже волнуется. Я ушла на пару часов, а пропала на целый день.
Виктор подозвал официанта, расплатился и повез Лялю домой. По дороге они продолжили разговор, и Виктор обещал позвонить.
Через день раздался долгожданный звонок, и Виктор пригласил Лялю на свидание. Она согласилась, хотя мама и говорила ей, что это сумасшествие - встречаться с незнакомым мужчиной в 10 вечера.
Виктор повез Лялю в Яффо и объяснил, что ночной Яффо - это самый притягательный объект для туристов со всего мира. Они погуляли по старинным улочкам, поужинали в рыбном ресторане, а потом Виктор повез ее к себе. Ляля и не сопротивлялась. Тому была причина: когда Виктор поцеловал ее (целомудренно) при встрече, она поняла, что готова отдаться ему хоть сейчас.
Они были красивой парой, оба высокие, стройные, темноволосые, но не это притягивало к ним взгляды окружающих. Их глаза излучали счастье и любовь.

* * *
Счастье продолжалось месяца три. Ляля летала, пела и вся светилась изнутри. Но в тот последний раз, когда Виктор позвонил, Ляля поняла: что-то случилось. Его голос был взволнован:
- Чаровница (так он называл Лялю), я сейчас за тобой заеду.
- Что-то случилось?
- Все при встрече.
Они поехали ужинать, а потом на море. Они занимались любовью рядом со звездами, отражающимися в теплой, как парное молоко, воде. А потом поехали к Виктору и, смывая с себя морскую соль, продолжали любить друг друга под стекающими на них прохладными струями. Они не могли оторваться друг от друга. Ляля чувствовала, что так Виктор прощается с нею. Но когда он достал из кармана изящную коробочку с кольцом, которое надел ей на палец, она подумала, что ошиблась.
- Лаеле, чаровница, я очень тебя люблю и хочу быть с тобой всегда.
- Виктор, я тоже очень люблю тебя.
- Молчи, ничего не говори. Это причиняет мне боль. Послезавтра я уезжаю, меня вызывают назад в Болгарию. Я не хочу возвращаться, но не могу остаться.
- Ты вернешься, любимый?
- Обязательно.
...А наутро Виктор посадил Лялю в такси и отправил домой. Больше они не виделись и вот сегодня...

* * *
Ляля взглянула на часы. Она просидела в кафе больше часа, кофе остыл нетронутым, а в пепельнице было полно окурков.
Дети уже давно дома, хорошо, что они самостоятельные, сами могут подогреть обед. Ляля встала, оставила на столике деньги за кофе и чаевые официантке, которая не трогала ее все это время, пока она предавалась воспоминаниям.
По дороге домой Ляля подумала: а может, оно и к лучшему, что она не догнала Виктора (в том, что она видела именно его, Ляля не сомневалась). Ведь столько лет прошло, у нее двое прекрасных детей, замечательный и любящий муж, работа, налаженный быт. Зачем ворошить прошлое, может, Виктор давно забыл ее. Тем более она изменилась с тех пор, пополнела немного после родов, глаза не блестят как тогда. У нее остались воспоминания о необычном страстном романе, в котором они оба были счастливы. И пусть будет так. Как пелось в песне Аллы Пугачевой: "Жизнь невозможно повернуть назад..."


Комментарии (Всего: 1)

Извините, но это - кислосладкая муть.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *