Мы тут посоветовались...

В мире
№51 (661)

Во вторник, 16 декабря, выходящая в Лондоне на арабском языке газета «Аль-Хаят» сообщила о том, что Махмуд Аббас вот-вот объявит о своем окончательном решении, касающемся предстоящих в начале будущего года выборах руководителя автономии и законодательного собрания. Газета пишет, что перед принятием решения Аббас советовался с лидерами некоторых арабских стран.
Что могли посоветовать Аббасу его коллеги? Скорее всего, они говорили о необходимости примирения двух основных группировок, двух составных частей палестинского политического ландшафта – ХАМАСа и ФАТХа.
Разговоры о примирении заходят всякий раз и на всех уровнях, когда обсуждается будущее палестинской автономии. Но почему говорят о двух составляющих, может спросить читатель. Ведь в сообщениях из региона постоянно фигурируют названия достаточно большого количества участников «сопротивления». Дело в том, что противостоит ФАТХу действительно ХАМАС. Остальные «фронты», «бригады» и «комитеты» являются либо откровенными бандформированиями, преследующие свои неполитические интересы,  либо вооруженные структуры, афилированные с ХАМАСом и служащие для выполнения тех задач, причастность к которым лидеры этой организации не считают возможным афишировать.
И Аббас, и лидеры ХАМАСа неоднократно заявляли о своей приверженности «делу примирения», но дальше заявлений дело не идет. Администрация Аббаса в качестве обязательного условия примирения ставит восстановление положения в секторе Газы, существовавшего до момента совершения там хамасовского переворота, что, согласитесь, звучит разумно. ХАМАС же выдвигает столько встречных требований, что выполнение их со стороны руководства палестинской автономии будет равносильно ликвидации существующего режима и переходу власти во всей автономии в руки террористов из ХАМАСа в полном объеме. Для автономии это было бы откатом назад: захват власти ХАМАСом автоматически приведет к тому, что все ограничения, наложенные мировым сообществом на сектор Газы, распространятся на всю территорию автономии.
Таким образом, если Аббас действительно получил от своих арабских коллег несколько советов, и среди них – сделать жест примирения в адрес ХАМАСа, то можно констатировать, что это пожелание Аббас может выполнить. В сообщении газеты «Аль-Хаят» говорится о том, что в качестве «окончательного решения» Аббас сообщит о готовности не выдвигать свою кандидатуру на предстоящих в апреле будущего года выборах руководителя автономии.
Есть, однако, сомнение в том, что это решение станет действительно окончательным. Махмуд Аббас в последние месяцы объявлял о своем «окончательном решении» столько раз, что никто уже и не знает, что он на самом деле предпримет. Поэтому кажется вероятным такое развитее событий, когда, во-первых, анонсируемое газетой заявление не состоится вообще, а во-вторых, если оно все-таки состоится, то впоследствии будет изменено. Для того, чтобы думать так, есть несколько оснований.
Прежде всего, ситуация в регионе все более накаляется. Кроме проблем, связанных с окончанием каденции Махмуда Аббаса в качестве главы автономии, истекает срок «успокоения», то есть перемирия, заключенного между Израилем и сектором Газы. Правящая в Газе группировка ХАМАС формально придерживается перемирия, однако многочисленные мелкие террористические организации-сателлиты постоянно ведут «тревожащие» ракетные и минометные обстрелы территории Израиля, что вынуждает последний в качестве ответной меры закрывать пограничные переходы, по которым в Газу поступает гуманитарная помощь. Этого и добивается ХАМАС, сразу же начинающий апеллировать к мировому сообществу с обвинениями в адрес Израиля. Но долго так тянуться не может – общественное мнение Израиля требует от правительства что-то предпринять для того, чтобы прекратить обстрелы. Кроме того, в Израиле возмущены тем, что, идя на поводу у различных «друзей палестинского народа», Израиль продолжает поставлять в Газу все, что необходимо для продолжения террористической деятельности.
Особое возмущение в стране вызвал недавний перевод в сектор большой суммы наличных денег из банков автономии, расположенных в Иудее и Самарии. Эти деньги, как справедливо считают в Израиле, пойдут на рекрутирование новых террористов, закупку вооружения и боеприпасов. В связи с этим в правительстве, судя по официальным сообщениям, обсуждаются самые разные варианты реагирования на поведение ХАМАСа вплоть до проведения полномасштабной военной операции. В этих условиях лучшее, что может сделать Аббас - это избрать тактику выжидания. В том случае, если «успокоение» закончится активизацией обстрелов и Израиль предпримет наступление против ХАМАСа, Аббас либо вообще не сделает заявления о том, что он не будет участвовать в выборах, либо, если он успеет сделать такое заявление до обострения обстановки, Аббас сможет дезавуировать его «в связи с изменившимися обстоятельствами».
Окончательное исчезновение ХАМАСа из поля зрения руководства автономии в качестве «объекта примирения» развяжет Аббасу руки. Он сможет не только провести выборы «президента», но и парламента автономии в будущем году, а не в 2010-м, как настаивает ХАМАС.
Но есть и еще один вариант, по которому могут пойти события. В рамках этого варианта Аббас действительно не будет баллотироваться. Но это не говорит о том, что он в качестве лидера партии ФАТХ согласен пустить все на самотек. Отстранение от процесса выборов может привести к повторению предыдущих выборов, когда в автономии пришел к власти ХАМАС.
Нам часто говорят, что те выборы были свободными и демократичными. Это не так. В таком обществе, каким является общество палестинской автономии, говорить о свободных выборах вообще не представляется возможным. Скорее всего, ФАТХ стал жертвой такого представления о выборах, понадеявшись на обычную в таких случаях агитацию. Несомненно, ХАМАС как более авторитарная структура, нежели ФАТХ, распространивший свое влияние буквально на все стороны жизни автономии, поставивший своих людей во все структуры, сделал голосование не выбором, а «протаскиванием» своих кандидатов посредством поголовного голосования за них всеми, кто так или иначе зависит от ХАМАСа. А зависели многие.
В последние месяцы Аббас много сделал для того, чтобы ослабить влияние ХАМАСа на подвластной ему территории. Он закрыл организации, которые под видом благотворительности осуществляли поддержку террора. Были арестованы наиболее одиозные из террористов. Уволены священники, которые своими проповедями способствовали террору. В этих условиях Аббас вполне может, не участвуя сам в выборах, способствовать приходу к власти в качестве руководителя автономии одного из своих соратников, который продолжил бы его курс.
Об уровне конфронтации между ХАМАСом и ФАТХом можно также судить по тому факту, что Махмуд Аббас уже неоднократно заявлял о том, что он может объявить сектор Газы «мятежной провинцией». В этом случае никакие разговоры хамасовских лидеров о необходимости «национального единства» уже не будут актуальны.
В последние дни в прессе стали появляться сообщения о том, что «силы безопасности» автономии, проходящие подготовку на территории Иордании, представляют собой вполне боеспособные подразделения, которым по силам выполнять не только полицейские функции, но и чисто военные задачи. Если свести вместе все, о чем мы говорили выше, вполне можно представить себе ситуацию, когда, объявив Газу мятежной провинцией, Махмуд Аббас или его преемник предпримет определенные меры для наведения в этой провинции «конституционного порядка», что в переводе на обычный язык означает вооруженную операцию по устранению тех, кто узурпировал власть. Как попадут в Газу аббасовские воины? Мне кажется, что, намереваясь объявить сектор мятежной провинцией, руководитель автономии имеет какие-то планы дальнейших действий, иначе это объявление будет простым фарсом.
Но есть и еще одно, самое простое объяснение сообщению арабской газеты. Это называется «запустить пробный шар». Начинается отслеживание реакции. В том случае, если результат анализа реакции будет удовлетворять замыслу того, кто шар запустил, он может приступить к делу. Если не удовлетворяет... Тогда начнутся корректировки планов. И тогда надо ждать новых сообщений о том, что такой-то руководитель сказал... И так далее.