Наркоторговля: а кто устережет самих сторожей?

Америка
№4 (927)
Джеймс Капра, главный оперативный директор Управления по борьбе с наркотиками (DEA) предупредил об опасности легализации марихуаны на государственном уровне, назвав эту идею «безрассудной и безответственной».


«Это пугает нас, - признался Капра на сенатских слушаниях в минувшу среду. - Это не та вещь, с которой можно экспериментировать. Везде, где принимались подобные законы, они приводили к росту криминала. Нет ни одного примера успешной легализации. Взять хотя бы штат Колорадо, где недавно разрешили употребление «травки». Сейчас в одном только Денвере больше наркодиспансеров, чем кофеен Starbucks ».


Что и говорить, речь получилась очень страстной и убедительной. Вот только многие ставят под сомнение объективность подобных выводов – учитывая, что всего за день до этого «всплыли на поверхность» связи некоторых работников DEA с мексиканским наркокартелем Синалоа. 


По одним сведениям, чиновники Управления помогали наркобаронам отмывать миллиарды долларов в американских банках (утверждая, что это «операция прикрытия»). По другим – сотрудничали с Синалоа в устранении конкурирующих наркокартелей. 


Также есть сведения, что в заговоре участвовало и Министерство юстиции – по крайней мере генеральный прокурор США Эрик Холдер отказался возбудить дело против банка HSBC, который был пойман на отмывании денег. При этом DEA пригрозило тем же банкам судебным иском, если они согласятся держать у себя средства легальных предприятий, которые занимаются производством и распространением марихуаны в Вашингтоне и Колорадо.


Сын лидера Синалоа  – Хесус Висенте Самбада-Ниебла  – недавно признался, что картель получал оружие от правительства США в течение многих лет в рамках операции «Форсаж». 


Специалисты говорят, что ничего нового в этом нет. Такая тактика уже использовалась властями ранее: в Колумбии, Камбодже, Таиланде и Афганистане. 


Журналистское расследование New York Times в 2009 году показало, что один из крупнейших наркобаронов Афганистана, брат президента, получал зарплату в ЦРУ. 


Ирония ситуации заключалась в том, что Сенат в минувшую среду рассматривал как раз в основном проблему производства наркотиков в Афганистане. То, что после прихода американских войск в 2001 году производство опиума достигло рекордного уровня, стало  известно всем, кто хоть немного интересуется этим вопросом. 


Несколько новостных групп, включая ABC и FOX, даже предположили, что американские войска получили прямой приказ – помочь местным жителям выращивать опиумный мак. А потому Drug Enforcement, возможно, стоит переводить не как  управление по «борьбе с наркотиками», а как управление по «принуждению к наркотикам». Или хотя бы как «контроль за оборотом». 


В России, например, аналогичная контора так и называется. 


Неудивительно, что эти “оборотистые” ребята не хотят выпускать из рук значительную часть рынка.


Разумеется, даже самые ярые оппоненты  DEA далеки от мысли, что в этой службе работают исключительно лицемеры, заговорщики и предатели. 


Несомненно, многие агенты искренне верят, что делают благое дело, спасая нацию от наркозависимости. Но так же очевидно, что коррупция в эту структуру  проникла очень глубоко.