Оружие для диктатуры маньяка

Статьи наших авторов
№48 (292)

Говорят, кто прошлое помянет, тому глаз вон. Но после в свете происшедших в Нью-Йорке и Вашингтоне трагедий не могу не обратиться к событиям, от которых нас отделяет лет 10-15. Факты, изложенные в этой статье, - наглядное подтверждение того, чем могут обернуться политические кульбиты, когда начинают обхаживать злейших врагов цивилизации, настойчиво приглашая их в союзники.
Многие эксперты, соглашаясь, что одному Осаме бен Ладену, при всем его коварстве, отцовских миллионах и дьявольском уме, вряд ли удалось бы провести столь масштабную акцию в «столице мира», пытаются вычислить страну или ряд стран, которые могли стоять за самым совершенным по замыслу и исполнению террористическим актом, равного которому мир еще не знал. При этом эксперты предупреждают: у террористов может оказаться в наличии оружие массового уничтожения: атомное, химическое, бактериологическое. Попасть в руки нелюдей все эти «подарки», способные уничтожить нашу цивилизацию, могли из разных источников. Из бывшего СССР, нынешней России, республик СНГ, т.н. стран-«изгоев»: Северной Кореи, Ливии, Ирана, Ирака. А также из стран Запада. В том числе… и Соединенных Штатов Америки.
«Нет ничего более социально жестокого и беспощадного, более разрушительного для нашей цивилизации, чем современная торговля оружием, - отмечал крупнейший американский политолог Джон Кеннет Гэлбрейт. - Вызывает сожаление и боль, что лидирующее место среди продавцов смерти занимает США».
«Этот человек – современный Адольф Гитлер», - такими словами охарактеризовал президента Ирака Саддама Хуссейна бывший глава Соединенных Штатов Джордж Буш-старший. Хлестко, хотя до бесноватого фюрера Саддам явно не дотягивает.
Впрочем, если уж Саддам - современное воплощение Адольфа, то логично было бы предположить, что лидеры западной демократии, США – в первую голову, постараются свести с ним контакты до минимума. Но реальность не всегда в ладах с логикой.
«Большинство американцев не ведает, - отмечает в своей книге “And Weapons for All”, посвященной секретам торговли оружием американскими компаниями исследователь из Нью-Йорка Уильям Хартунг, - что с 1984 по 1990 годы их страна оказалась основным финансовым спонсором различных иракских проектов, а также поставщиков передовых военных технологий. Денежные средства, поступавшие в Багдад из нашей страны, позволили Ираку финансировать свои ракетные программы. И кроме того, с нашей же помощью, заниматься разработкой ядерного, химического и биологического оружия. Саддам Хуссейн может быть очень благодарен США, администрации Буша за создание своей военной машины, одной из самых мощных в регионе». (c.224)
В феврале 1998 года уже президент Билл Клинтон заявит, что «у США нет иного выхода, как силой предотвратить создание в Ираке оружия массового поражения». В ответ на это, журналист и писатель Уильям Блюм в своей статье «Антракс на экспорт» заметит: «Большинство американцев, слушавших февральское выступление президента не имели даже малейшего представления о том, что именно их страна поставила в Ирак сырье для производства химического и бактериологического оружия. Не обратили внимание американцы и на сообщения в СМИ, что американские компании продали Багдаду компоненты для создания атомного оружия и технологию для усовершенствования ракет, известных нам как «Скад».
Слова про Адольфа Гитлера были сказаны после вторжения багдадского диктатора в Кувейт в 1990 году. А в 1984 году с легкой руки администрации Рейгана-Буша в Ирак стали поступать и деньги, и новейшие военные технологии. Джин был выпущен из бутылки...
Да, в этом были определенные политические резоны. Из двух зол, Ирак Саддама или Иран айятоллы Хомейни (две страны истощали в войне друг друга), Вашингтон выбрал первую. Жупелом исламской революции Саддам не размахивал.
Для того, чтобы начать помощь Хуссейну, Ирак вычеркивается из списка стран, поддерживающих терроризм. Рейган распорядился это сделать спустя не так уж много времени - всего через полгода с лишним после уничтожения израильской авиацией строящегося французами в Озираке иракского ядерного реактора.
Этот рейд, в США оценили позже, когда танки Саддама войдут в Кувейт. А в начале 80-х багдадский диктатор «был не опасен». Еще бы, замечает Митчел, ведь он же решил дистанцироваться от СССР, выведя свою страну из орбиты «империи зла» и начав якобы движение в сторону Запада. Врагом Америки был Иран, Ирак же логично, логично по мнению сначала рейгановской, а затем бушевской администрации, превращался если не в друга, то уж точно - не во врага.
«США поддержали Саддама в войне с Ираном, - пишет Митчелл, - он даже начал свои собственные разработки в создании химического и бактериологического с помощью нашей страны».
Осама бен Ладен улыбается в бороду…
«Он, конечно, много чего получил от нас, - подтверждает слова журналиста Investor’s писатель, ученый Крис Козлоу, автор исследования “Jane’s Counter Terrorism, - ведь ходил в близких друзьях».
Как бы там ни было, поддержка Ирака могла ведь осуществляться с помощью обычного оружия. Так поступала Москва, снабжавшая Саддама танками, Париж – продававший ему самолеты. Вашингтон же пошел другим путем, о котором и пишет в своей книге Хартунг и подтверждают другие известные эксперты. В том числе и официальные правительственные слушания в Палате представителей и Сенате в начале 90-х годов. Но об этом ниже.
А до этого Саддама считали самым прозападным руководителем региона.
«Самого прозападного» кое-кто у нас уже видел вторым, после Израиля ближневосточным партнером.
Выходит, напрасно пожертвовал собой Джонатан Поллард, добывая информацию о замыслах Саддама? Ведь он свой, оказывается, был, свой в доску. Первый оказался в тюрьме, из которой неясно когда выйдет, второй же наслаждался всеми правами друга, готовя свою армию к ведению современной войны с помощью Соединенных Штатов. Как это происходило на практике?
Военная и научно-техническая помощь Багдаду со стороны Вашингтона шла по двум каналам: официальному и полуконспиративному.
В 1991 году конгрессмен из Коннектикута Самюэль Геджэнсон, председатель подкомитета Палаты представителей, занимавшегося расследованием экспорта новейших технологий в Ирак, отмечал в своем докаде: «С 1985 по 1990 годы правительство США одобрило 771 разрешение на экспорт в Ирак новейших технологий, в том числе и средств для создания оружия массового уничтожения...»
Хартунг в своей книге детализирует, что же именно его страна поставляла в Багдад:
«Если взглянуть на список того, что получил от нас Саддам, то оказываешься в состоянии шока. Среди разрешений: электронное оборудование для иракских ракет Saad 16; «навигационное оборудование» для ВВС Ирака; осциллоскопы для «Иракского совета по научным исследованиям»; бактерии, грибки, протозоа (простейшие одноклеточные организмы. - М.Т.) для Иракского агентства по ядерной энергии; компьютерное оборудование для министерства промышленности и минералов (настоящим адресатом, указывает Хартунг, было министерство вооружений. - М.Т.).
Из официальных документов, с которыми работал исследователь, он сделал вывод, что одобрением заявок иракского правительства, занимались министерство торговли, министерство обороны и другие центральные ведомства США. Первую скрипку играло, однако, министерство торговли, которое получило от администрации Буша фактически полную свободу рук. Хартунг обращает внимание читателя на активную роль в иракских поставках Денниса Клоске, главы Bureau of Export Administration, который руководствовался сугубо интересами американских предприятий. Соображения национальной безопасности у него оказались на втором плане. Информация о широкомасштабных поставках в Ирак стала достоянием гласности лишь после оказанного на администрацию давления со стороны некоторых членов Конгресса, особенно постарался в этом член Палаты представителей от Джорджии Дуглас Бернард. Информация эта поступила в распоряжение законодателей осенью 1990 года, но к этому времени многие поставки военного характера в Ирак не прекращались, несмотря на введенные президентом Бушем в августе 1990 года санкций против Багдада.
Когда читаешь книгу Хартунга, действительно испытываешь нечто похожее на шок. Ну вот например история, как Саддам чуть не получил оборудование для производства собственной атомной бомбы.
В середине 1990 года нью-джерсийская фирма CONSARC получает заказ и разрешение от министерства торговли на поставку в Ирак «skull furnaces» или специальных печей выдерживающих высокие температуры. Зачем Багдаду понадобились эти печи? Они нужны нам, ответили иракские официальные лица для производства «искусственных конечностей» в которых нуждались инвалиды войны. Да, печи могли послужить для этих благородных целей, хотя на практике такое их применение встречалось не часто. У некоторых экспертов нашей страны возникло вполне обоснованное подозрение, что Саддам явно блефует, печи ему нужны для другого, для своей ядерной программы.
К чести руководства нью-джерсийской компании они заранее предупреждали министерство торговли о двойном назначении печей. В феврале 1989 года президент CONSARC Раймонд Робертс информирует минторг - это оборудование может послужить средством производства для ядерного оружия. Через неделю другое официальное лицо фирмы ставит в известность об этом инженера минторга Алана Стоддарта. Позднее, известный эксперт в области нераспространения ядерного оружия, Гэри Милхолин, отметит, что если бы сделка состоялась, Саддам получил бы «поточную линию для производства атомных бомб и ракет дальнего радиуса действия». Причем, подчеркнул Милхолин, это оборудование было бы не хуже, если не лучше того, что имелось в американских лабораториях!
Может показаться невероятным, но Стоддарт все предупреждения...проигнорировал. Хартунг указывает, что он продолжил настаивать на исполнении заказа, убеждая менеджмент CONSARC, что Саддам ни о каких атомных бомбах не думает, но лишь заботиться о своих раненых солдатах.
Все шло к тому, что иракский диктатор таки получит в свои руки американские печки. К счастью, информация о закулисных переговорах попала в июне 1990 года в руки Стефана Брайена, бывшего директора Pentagon’s Defence Technology Security Agency (DTSA). Сообщил ее корреспондент газеты «Филадельфия инкуайр». Брайен немедленно связался с бывшими сослуживцами, настаивая на принятии срочных мер, которые бы помешали исполнению заказа. Тогдашний директор DTSA Уильям Родмэн заявил, что «разговоры о чуткости Саддама к своим солдатам - это чепуха, печи же нужны для создания иракской атомной бомбы».
Если читатели думают, что на этом все закончилось, то они глубоко ошибаются. Министерство торговли продолжало лоббировать заказ, несмотря на личные обращения Родмэна в U.S. Customs Service не допустить экспорта новейших технологий любой ценой. Лишь после того, как вся эта история была опубликована на страницах «Филадельфии инкуайр», против сделки выступили влиятельные законодатели, группа из восьми сенаторов во главе с республиканцем Джесси Хелмсом и демократом Джефом Бингеманом. Они написали письмо президенту Бушу в котором отметили, что занятая министерством торговли позиция с поставками печей в Ирак явно противоречит выводам «Национального совета безопасности». Команда остановить отправку оборудования поступила лишь 19 июля 1990 года, если бы днем позже, корабли бы с вожделенными печами взяли бы курс из балтиморского порта на Багдад.
Если читатель меня спросит - как же такое могло быть, куда смотрели Белый дом, спецслуцжбы, то мне лишь останется развести руками и вместе с ним покачать головой.
Конгрессмен Джон Дингел, занимавшийся расследованием того как отреагировали в министерстве энергетики на сигналы о том, что Ирак стремится воспользоваться американскими ядерными технологиями, с удивлением выяснил, что служащие этого федерального ведомства, бившие тревогу... подвергались санкциям! В это трудно поверить, но сомневаться в правдивости Дингела оснований нет.
Блюм подтверждает слова Хартунга, что именно министерства торговли США занимало особенно активную позицию в поставках Ираку сырья для производства химического и бактериологического оружия в 1985 - 1989 гг., ссылаясь на материалы отчета сената (1994 год). Саддам Хуссен получил в числе прочего сырье для производства бактерий сибирской язвы, ботулизма, бруцеллеза и других токсичных микроорганизмов
Как пишет в своей статье Блюм, эксперты сенатского отчета записали в нем, что «компоненты для создания биологического оружия, которые инспекторы ООН обнаружили на секретных объектах в Ираке соответствовали компонентам, поставленными в Ирак американскими фирмами».
«Экспорт «сырья», - отмечает журналист, - продолжался, как минимум, до ноября 1989 года, хотя уже появились доказательства того, что военные Саддама Хуссейна применили химическое и биологическое оружие против курдов и иранцев».
Основным поставщиком Блюм называет компанию под названием American Type Culture Collection of Marylanf anf Virginia. Кроме нее, в списке экспортеров биологических и химических элементов числятся больше десятка компаний, расположенных в разных штатах страны.

Более двадцати американских компаний названы в отчетах Сената и Палаты представителей как багдадские поставщики передовой компьютерной технологии, необходимой для разработок ядерных вооружений. Среди них: Kennametal, Hewlett-Packard, Palo Alto, Калифорния

International Computer Systems, Калифорния, Южная Каролина, Техас и другие.
Много интересного о поставках новейших технологий, в том числе и для производства оружия массового уничтожения, в Ирак в 80-е годы прошлого столетия могли бы мы узнать из фактического прикрытого дела под названием «Иракгейт». А ведь это был, отмечает Хартунг, беспрецедентный в истории США скандал о поставках оружия на Ближний Восток.
Расскажу о нем вкратце, хотя «Иракгейт» заслуживает куда более тщательного рассмотрения.
Основными действующими фигурами скандала были:
Менеджер отделения небольшого филиала итальянского банка - Banca Nazionale del Lavoro (BNL) в Атланте Кристофер Дрогул.

Кадровый иракский разведчик Сафа аль Хабоби, глава расположенной в Лондоне фирмы-прикрытия Tehnology Development Group (TDG). Хабоби был не только разведчик, но и по совместительству чиновник высшего ранга иракской оборонки.
Руководство расположенного в Огайо филиала TDG, фирмы Matrix Churchill Corporation.
«Триада» эта работала таким образом: Хабоби отдавал распоряжение, что заказывать, фирма Matrix размещала заказы, а Дрогул обеспечивал финансирование. За шесть лет банк, в котором хозяйничал Дрогул, сумел, по заключению министерства юстиции, обеспечить кредитами Саддама на сумму в 4 млрд. долларов. На эти деньги для Багдада закупалось вооружение и новейшие технологии.
Могли ли такие операции пройти незамеченными?
Хартунг приводит отрывок из передачи «Frontline» в которой принял участие бывший член «Национального совета безопасности» Норман Бейли.
Ведущий: Доктор Бейли является создателем специальной программы «Национального совета безопасности», которая позволяет прослеживать движение денежных потоков по всему миру. Вот мы и хотим задать ему вопрос: возможно ли, чтобы официальные лица Соединенных Штатов, которым надлежит следить за финансовыми операциями, «просмотрели» незаконную деятельность BNL?
Бейли: Нет, конечно. Мое мнение: операции такого масштаба, во-первых, не могли пройти мимо высшей администрации банка, во-вторых, на них просто не могли не обратить внимание специальные агентства Соединенных Штатов.
Такой же вывод сделал и федеральный судья Марвин Шуб, в ведении которого находилось дело, связанное с незаконными финансовыми операциями BNL.
На слушаниях в 1992 году, когда были выдвинуты обвинения против Дрогула, судья заявил:
« ...Можно ли представить, чтобы простой менеджер небольшого филиала умудрился переместить 4 млрд. долларов да так умело, что никто этого не заметил ни у нас, ни за рубежом?»
Судья Шуб делает вывод, что скандал с BNL не может ограничиться осуждением одного лишь Дрогула, ведь в деле явно просматриваются нити, ведущие на самый верх. Он предлагает Конгрессу назначить независимого прокурора и провести тщательнейшее расследование. Однако юридический комитет Палаты представителей, который возглавляли демократы, с судьей не согласился, ведь свое предложение он сделал за неделю до начала съезда Республиканской партии. Какая порядочность, не правда ли? Через шесть лет республиканцы отплатят демократам черной неблагодарностью делом Моники Левински.
Независимый прокурор не будет назначен ни после конвенции «Великой старой», ни после прихода в Белый дом Билла Клинтона. Какое-то движение в минюсте вызвала статья известного в стране обозревателя «Нью-Йорк таймс» Уильяма Сефайра, в которой он отметил желание «верхов» закрыть дело BNL как можно скорее, взвалив всю вину на мелкого чиновника. Министр юстиции Джанет Рино была вынуждена дать указание одному из своих главных помощников Джону Хогану разобраться. Он и разобрался. Администрация Буша, сделал он заключение, не при чем, Дрогул сам все организовал и осуществил.
Такое заключение, пишет Хартунг, вызвало гневные ремарки судьи Шуба.
«Обвинять одного человека в осуществлении крупнейшей финансовой аферы - это же абсурд. Налицо, откровенное желание повесить на Дрогула всех собак, не дать следствию выяснить причастность к громкому скандалу официальных лиц в нашей стране и за рубежом, руководство банка BNL в Риме, роль крупных американских и зарубежных корпораций в этом деле».
В сентябре 1993 года, по распоряжению правительства, Шуб прекращает ведение дела, а Дрогул признает себя виновным, что позволило ему избежать более серьезного наказания.
Спустя 10 дней после признания менеджером свой вины в деле возникает неожиданный поворот. Хоган вдруг заявляет, что следствие будет продолжено, чтобы «вскрыть все факты незаконного финансирования военных поставок в Ирак».
Судья Шуб опять воспрял духом, хотя и заявил Хогану, что без «независимого прокурора, без надлежащих ресурсов раскрыть все детали преступления не удастся».
Судья как в воду смотрел. Через год Хоган дело свернул, «независимого прокурора» так и не назначили.
Минюст удовлетворился осуждением «стрелочника». И только в Италии специальная парламентская комиссия записала в своем отчете в январе 1994 года, что «высокие официальные лица итальянского и американского правительства использовали Banca Nazionale del Lavoro (BNL), как механизм, посредством которого осуществлялось финансирование военных поставок в Ирак...»
Уже упоминаемый мной выше Самюэль Геджэнсон, председатель подкомитета Палаты представителей («United States Export of Sensetive Technology to Iraq»), выступая перед коллегами в Конгрессе (1991 год) заявил:
«...Администрация никогда не признавала фактов поставки компонентов для создания биологического и химического оружия в Ирак, никогда не пыталась даже объяснить зачем все это было нужно. Из изученных нами официальных документов, материалов в средствах массовой информации, интервью с заслуживающими доверия источниками можно сделать вывод, что экспортная политика в отношении Ирака была сформулирована в государственном департамента и носила сознательный, целенаправленный характер».