Культура
№2 (664)

По своему происхождению основатель уникального Музея русских икон в штате Массачусетс Гордон Ланктон - не просто американец. Он родился 77 лет назад в Пеории, городе, настолько типичном для Соединенных Штатов, что политики перед тем как решиться на тот или иной сомнительный шаг, часто спрашивали: “А пройдет ли это в Пеории?” (“Will it play in Peoria?”)
Может быть, потому и Ланктон вырос “образцово-показательным” жителем Нового Света – смелым и предприимчивым. Объездить на мотоцикле полмира - Германию, Италию, Югославию, Грецию, Турцию, Ирак, Пакистан, Индию и Цейлон, Непал и юго-восточную Азию – на такое даже в 25 лет отважится не всякий. Собирался завернуть в Советский Союз, но не вышло - помешал “железный занавес”.
Желание, однако, осталось, и в 1989 году успешный предприниматель отправился в обновленную Россию, где открыл фабрику по производству пластмасс. К тому времени в Штатах его уже называли “пластиковым магнатом”, и средств у него, в том числе и на хобби, было более чем достаточно.
Впрочем, поначалу они ему не потребовались. Свою первую икону он приобрел на Измайловском рынке в Москве за смешную цену - двадцать долларов. Дивный образ Николая Чудотворца так поразил Ланктона, что он стал собирать творения русских монахов-художников по всему миру.
К тому времени, когда российские власти запретили вывоз за границу икон, стоивших более ста долларов, за его плечами было уже сорок пять поездок в Россию и множество ценных покупок. Он собрал более 350 замечательных красочных досок - самую большую коллекцию русской церковной живописи в Северной Америке. То что он, протестант, увлекся православным искуством, его не смущает. “В воскресной школе я был двоечником”, - вспоминает бизнесмен.
К счастью, страсть собирателя не мешает ему делиться с людьми своей радостью. А два года назад Гордон Ланктон открыл в городке Клинтон, в 40 милях от Бостона, Музей русских икон, большинство которых было написано в XVI и XVII столетиях. Для своей затеи бизнесмен не пожалел двух с половиной миллионнов долларов. “Я разбогател в этом городке и потрачу свои деньги здесь”, - говорит он.
Основатель музея не изменяет своему слову. На ноябрьском аукционе в Лондоне он приобрел еще десять икон, заплатив за них более двухсот тысяч долларов. Коллекция пополняется и за счет подарков отдельных лиц и частных пожертвований. Размер последних иногда доходит до пяти тысяч долларов, а стоимость одного из последних даров, по самым скромным подсчетам, составляет более сорока тысяч. Использует музей и грант образовательного фонда культурного развития штата Массачусетс.
Казалось бы, кого могут заинтересовать в провинциальном городке с 13-тысячным населением церковные святыни далекой страны, о которой здесь имеют лишь смутное представление? Тем не менее в двери музея каждую нелею входит до 250 посетителей.
Уилфред Ройер из Нью-Джерси регулярно навещает проживающих в Клинтоне родственников. Для человека, придерживающегося православной веры, “русский” музей стал нежданным подарком: “Учитывая, где находится Клинтон, поразительно видеть в такой глубинке русские иконы! Я могу сравнить местное собрание только с монастырским – Свято-Тихоновским в Пенсильвании. Хотя совсем не уверен, что там есть иконы старинного письма”.
“В прошлом году, - рассказывает Кент Расселл, президент и хранитель музея, - нас посетило более пяти тысяч человек из разных стран, особенно много было европейцев. Сказать честно, раньше многие американцы полагали, что религия в России запрещена. Теперь начинают думать иначе. Мы, кстати, показываем самые разные программы о России. В музее проходят различные конференции, семинары, демонстрации фильмов, которые всегда связаны с Россией. Главный итог - американцы постепенно начинают понимать, что есть вещи, которые сближают наши страны больше, чем разъединяют”.
Есть у музея и постоянные посетители. Один американец, усыновивший нескольких детей из далекой России, приводит их сюда по несколько раз в год, не давая им забывать о своей родине.
В последнее время популярность провинциального музея значительно возросла. Причина – недавно открытая в нем выставка “Два музея, одна культура”. Второй музей – это московская Третьяковская галерея, временно одолжившая американскому “коллеге” шестнадцать шедевров из своего собрания древнерусского искусства.
Иконы из Третьяковки застрахованы на сумму более 50 миллионов долларов. Но больше всего специалистов заботила сохранность древней живописи. “Нас очень беспокоило, как иконы перенесут другой климат, - говорила перед их отправкой за океан заведующая отделом древнерусского искусства галереи Надежда Бекенева. - Мы постарались отобрать самые “здоровые” иконы - ведь они, как и люди, могут хворать”.
“Это исключительный жест московских властей, ведь присланные иконы священны для русских людей, - сказала Кэтрин ЛеГуи, преподаватель французский и русской литературы в колледже Mount Holyoke и коллекционер русских икон. - Подобный культурный обмен доказывает, что мы не обречены на бесконечную вражду между нашими странами”.
Действительно, эта редкая выставка дебютировала вскоре после серьезных осложнений  американо-российских отношений. У всех еще свежи в памяти жесткие заявления, которыми обменялись Москва и Вашингтон, когда российские танки вошли в Грузию, а Польша согласилась принять американскую противоракетную систему. Несмотря на это, Кремль поддержал инициативу Гордона Ланктона.
“Они пошли нам навстречу, - сказал он, - в значительной степени потому, что выставка должна была состояться в Соединенных Штатах, где, как думают русские, их недооценивают. К тому же они очень неодобрительно относятся к коммерсантам, подвизающимся в этом бизнесе, то есть к тем, кто торгует иконами. Но я никогда не покупал и не продавал их. Они знают, что я занимаюсь иконами потому, что люблю это искусство, а не пытаюсь делать на нем деньги”.
Хотя отраженная в иконах вера является христианской, многое в них оказалось для американцев весьма  неожиданным. Например, на одной изображен молящийся Святой Никита, истязающий себя ледяной водой, чтобы избежать дьявольского соблазна; на другой -  Богоматерь на смертном одре, усомнившийся в ее святости нечестивец, дерзнувший опрокинуть ложе с усопшей, и ангел, в гневе отсекающий ему руки...
Последняя икона вызвала у зрителей особенно большие споры. “Я всегда связывала религию с утешением и добросердечием, - сказала стоявшая около “Успения Богородицы” Эллисон Микс, - и вид ангела, отсекающего руку у человека, меня буквально шокировал”.
“Это совершенно другой, доселе неведомый мне тип духовности, - сказала другая американка, Джанет Лавджой, епископальный священник на пенсии. – Я уже второй раз в гостях у этих замечательных произведений и чувствую, как они обогащают меня, расширяют мой внутренний мир”.
Многих верующих русских американцев выставка превратила в настоящих паломников. Настоятель русского собора Святого Николая в Нью-Йорке преподобный отец Александр Абрамов освятил музей, а две русские православные церкви под Бостоном, регулярно отправляют в Клинтон автобусы с прихожанами.
Перед поездкой их предупреждают, что нельзя касаться икон. Тем же, кто хотел бы благоговейно приложиться к ним губами, разрешают посылать священным образам...  воздушные поцелуи.


Комментарии (Всего: 1)

Богоугодное дело. Не то что это иконы или христианские реликвии, а то что это след на земле оставленный предками неожиданно проявился в глубинке Америки и взаимо обогащает духовные культуры разных народов.
хотелосьбы посмортреть выставку хотябы в интернете.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *