Ошибки президентов

В мире
№3 (665)

Наверное, прав Жан Жак Руссо, утверждавший, что заблуждаются не потому, что не знают, а потому, что воображают себя знающими. Поэтому всякий уважающий себя политик берет за правило: не бойся ошибок - и станешь президентом. Какими бы глубокими ни были заблуждения, все равно придерживайся их. И желательно с удовольствием. Если ты, конечно, не сапер.
Джордж Буш уходит из Белого дома под дружное улюлюканье заклятых друзей, не обращая внимания на отчаянный газетный флирт вечного с сиюминутным. Ему уже совершенно безразлично, куда отправят его рейтинг - в музей или архив. Так же, как безразлично, ниже ли он плинтуса или выше крыши. На прощальной пресс-конференции, которую транслировал в прямом эфире телеканал CNN, Буш пожелал успехов Бараку Обаме, назвав его «умным и обаятельным человеком»,  и подвел итоги своего президентства.
Можно по-разному относиться к Бушу, но, как он выразился, «оценки будет ставить история». Эпоха, которую он олицетворял, с его уходом не закончится. Преемнику придется решать все те же проблемы - военные, политические, экономические, иммиграционные. По-прежнему актуальна угроза нового, еще более мощного, террористического нападения, способного до основания потрясти все устои Соединенных Штатов. Причем ее вероятность прямо пропорциональна глубине отхода армии к американским границам. Война цивилизаций началась гораздо раньше 11 сентября 2001 года. И уж тем более не завершится уходом из Ирака.
Еще совсем недавно мне казалось, что Джордж Буш - последний романтик в политике. Ибо только неисправимый романтик мог поверить в “демократизацию Ближнего Востока”, искренность Северной Кореи, верность европейских союзников или дружелюбие России. Ничто не поколебало его принципов - ни яростная критика врагов, ни  неприязнь друзей, ни предательство соратников. Он остался верен своим идеалам. Но идеалы неидеального человека не могут быть идеальными.
“Демократизация Ближнего Востока” приблизила Иран к атомной бомбе и превратила освободительную войну в Ираке в гражданскую. Беспризорный Ливан переродился в Хезболластан, а мечта о свободной и независимой Палестине раскололась на два непримиримых анклава - Хамастан и Фахтленд. В итоге “демократизировать” пришлось Израиль, поскольку больше желающих не нашлось.
О том, как это делалось, рассказал на страницах “The Christian Science Monitor” ветеран Госдепартамента Норман Олсен, четыре года проработавший в Газе в качестве американского советника. «В 2006 году Госдепартамент полностью взял на себя предвыборную кампанию Махмуда Аббаса, - пишет Олсен, - вплоть до подбора цвета трибуны, с которой он должен был объявить о своей победе». Между тем ни в  израильском МИДе, ни в американском посольстве почти не было сомнений в успехе ХАМАСа.
Однако убедить в этом Кондолизу Райс не сумели ни Ариэль Шарон, ни Сильван Шалом. «Самое удивительное в том, - продолжает Олсен, - что ХАМАС не настаивал на выборах, которые привели его к власти, и даже особо не готовился к ним... Когда рано утром Райс сообщили о безоговорочной победе ХАМАСа, она была в шоке».
Этот шок, похоже, так и не прошел до сих пор. Иначе Вашингтон совсем по-другому отреагировал бы на переворот в Газе и не закрывал бы полтора года глаза на безудержные контрабандные поставки туда оружия и ракетной техники.
Возможно, идеализм снаружи и цинизм внутри все-таки лучше, чем наоборот. И политика, как видим, не лишена “дружественного огня”, от которого тоже погибают. Об этом на прощальной пресс-конференции Джордж Буш, конечно, не говорил. Он поддержал право Израиля на оборону и призвал ХАМАС прекратить ракетные обстрелы и заключить соглашение о долгосрочном перемирии. Вот и вся концепция о “двух государствах для двух народов”, живущих в мире и дружбе. 
Оценки выставит история. Тут Буш, безусловно, прав. И она уже начинает их выставлять. Причем не только уходящему президенту, а по сути всей нынешней американской политической системе.
На днях в центре внимания мировых информационных агентств вновь оказалась прошлогодняя история о том, как “поссорились” Джордж Буш с Эхудом Ольмертом. Нет, ничего экстраординарного не случилось. Просто Буш заблокировал израильский план атаки на иранские ядерные объекты, отказав Ольмерту в поставке противобункерных бомб и закрыв для “чужих” самолетов иракское воздушное пространство.
Если и есть здесь что-то сенсационное, то лишь некоторые неведомые доселе детали. Чтобы как-то подсластить пилюлю, Буш сообщил Ольмерту о «тайном американском плане, направленном на срыв иранских ядерных разработок». В Израиле это восприняли как отговорку, хотя, как выясняется, план и в самом деле существовал, но оказался совершенно неэффективным.
Легендарное ЦРУ давно уже не может похвалиться сколь-нибудь значимыми успехами. Но зато чуть не сорвало операцию по уничтожению сирийского ядерного реактора. По сообщению телеканала “Fox News”, за день до атаки “цэрэушники” допустили утечку информации, на которую сирийцы, к счастью, не обратили внимания.
Израиль, по утверждению “The New York Times”, в последнее время направлял все свои просьбы непосредственно в Белый дом, поскольку не доверяет ни разведслужбам, ни Госдепартаменту во главе с  Кондолизой Райс. Большинство из них Буш просто игнорировал. Особенно после того, как министр обороны Роберт Гейтс убедил его, что атака на Иран бессмысленна, поскольку якобы приведет лишь к изгнанию инспекторов МАГАТЭ и стимулирует ядерные приготовления Тегерана.
Но окончательно сразил аргумент, что израильская бомбардировка иранских ядерных объектов неминуемо приведет к войне, в которую будут втянуты и Соединенные Штаты.
Гейтс, возглавлявший одно время ЦРУ, безусловно, не мог не знать, что и в экономическом, и в военном отношении Исламская республика откровенно слаба. А все ее «не имеющие аналогов разработки» - обычная пропагандистская ложь. Тем не менее с готовностью ухватился за спасительную соломинку - сводный разведывательный отчет, утверждавший, что Иран приостановил разработку ядерного оружия еще в 2003 году. Израиль был взбешен и начал готовить собственную антииранскую операцию. Соединенные Штаты, в свою очередь, противодействовали как могли. 
Противодействуют и сейчас. Противобункерные бомбы повышенной мощности и точности ЦАХАЛ так и не получил. А на днях, пишет “The Washington Post”, Пентагон сообщил, что откладывает и поставку оборудования для развернутого в районе Беэр-Шевы американского радара. Формальная причина - война в секторе Газа. «Контейнеровоз не может бросить якорь в Ашдоде, - пояснил пресс-атташе Пентагона Джеф Моррел, - и поэтому мы разрабатываем альтернативный способ доставки груза».
Пока Пентагон разрабатывает альтернативные пути, Тегеран, узнав о  “тайной” американской программе по организации саботажа, принял контрмеры. В Иране объявлен месячник по отлову шпионов, диверсантов и прочих врагов народа. После разгрома “шпионской” сети “Мосада” арестовано еще четверо иранцев, которые планировали свергнуть (ни больше, ни меньше) существующий строй. Финансировали их, понятное дело, американцы. Не то из Пентагона, не то из “The New York Times”.
Что ни говорите, а романтику из пальца не высосешь. Но Джордж Буш может не волноваться: с приходом Барака Обамы политический романтизм получит новый импульс. 44-й президент уже обещал, что будет проводить в отношении Ирана новую политику. Этакий политический НЭП, где Иран превратится в один из основных  внешнеполитических приоритетов, как подчеркнул Обама в интервью телеканалу “ABC News”. «Мы намерены применить новый подход, - поделился он с телезрителями. - И, как я уже говорил, лучшее начало - тесные контакты».
За этой туманной формулировкой пока ничего не просматривается, если не считать замечания, что «по сравнению с курсом администрации Джорджа Буша наша политика по отношению к Ирану будет более разносторонней».
Но политика - всего лишь искусство возможного. И со времен Бисмарка, сказавшего это, ничего не изменилось. Можно, конечно, строить ее на песке, да еще и под бой песочных часов. Однако от действительности не уйти.
«Нам приходится иметь дело с ситуацией, при которой Иран не только экспортирует терроризм, но и стремится получить ядерное оружие», - вынужден признать Барак Обама.
Железную хватку Тегерана уже ощутил на себе Каир, требующий от ХАМАСа прекратить ракетные обстрелы израильской территории и заключить долговременное перемирие.
Полузадушенный ЦАХАЛом ХАМАС почти готов был пойти на эти условия. Но тут в Дамаск прилетел Али Лариджани и пригрозил Халеду Машалю, что Иран прекратит поставки вооружений и урежет финансирование. Это подействовало сильней всех остальных посулов.
Барак Обама намерен продолжить политику изоляции ХАМАСа. Так, во всяком случае, заверил пресс-секретарь президента по вопросам национальной безопасности Брук Андерсон, отвечая на вопрос корреспондента газеты “The Jerusalem Post”. И в то же время собирается активно включиться в процесс урегулирования арабо-израильского конфликта.
«Сейчас я подбираю команду, чтобы к 20 января в ней были лучшие люди, которые немедленно займутся ближневосточными проблемами, - заявил он в утреннем эфире “ABC News”. - Эта команда должна выработать стратегический подход, учитывающий интересы как израильтян, так и палестинцев».
Значит, и интересы ХАМАСа тоже? Почему, интересно, вроде бы разные президенты постоянно совершают одни и те же ошибки?