Сотворение “мира”

В мире
№3 (665)

Хотя антитеррористическая операция в Газе еще не окончена, пора поговорить о мире. В данном случае уместны оба смысла слова «мир» - хотелось бы понять, каково будет устройство той части планеты, в которой происходят нынешние события, после того, как операция закончится, а также каким образом будет достигнуто прекращение боевых действий.
У сторон, вовлеченных в конфликт, позиции разнятся коренным образом. Это естественно. В то же время и у каждого из тех, кто в меру своих сил, а также в меру заинтересованности в том или ином развитии событий прикладывает какие-то усилия (или делает вид, что прикладывает) для прекращения конфликта, имеется своя точка зрения. Это тоже понятно. Однако если усилия одних направлены на действительное прекращение боевых действий, то другие преследуют в данной ситуации какие-то свои цели. Давайте попробуем во всем этом разобраться.
Единственная сторона, цели которой ясны, - это Израиль. Израилю нужно лишь одно – чтобы на его территории перестали рваться хамасовские ракеты, чтобы его граница с Газой стала безопасной, чтобы ХАМАС полностью и безоговорочно прекратил террор в отношении Израиля. Об этом неоднократно заявляли высшие должностные лица Израиля, когда речь шла о том, каковы цели антитеррористической кампании. Они четко указали на то, что среди этих целей нет свержения «правительства» ХАМАСа.
Каковы цели ХАМАСа? Для того чтобы понять это, надо обратиться к программным документам этой группировки и публичным высказываниям ее руководителей. Из этих источников известно, что ХАМАС (или «Исламское движение сопротивления») видит цель своей деятельности в «освобождении Палестины от сионистской оккупации», причем под оккупацией понимается само создание Государства Израиль. В некоторых заявлениях, правда, руководители ХАМАСа допускают отход Израиля к границам 1967 года, предлагая на этих условиях длительное (до десяти – двадцати лет) перемирие. Что будет дальше, говорят они, будет известно, когда пройдет это время.
На первый взгляд это предложение заслуживает внимания со стороны Израиля. Однако лишь на первый взгляд. При рассмотрении этого предложения совместно с анализом практики ХАМАСа становится ясно, что это не более чем ловушка. Характерным примером может служить закончившееся недавно полугодовое «успокоение», которое было использовано террористами для пополнения арсенала и создания инженерных сооружений, которые позволяют ХАМАСу использовать опыт «Хезболлы» во Второй Ливанской войне.
О последнем стоит поговорить подробно. ХАМАС за полгода перемирия прокопал под границей между Газой и Египтом сотни туннелей, позволяющих транспортировать не только легкое вооружение, но и ракеты «Град». В секторе и самом городе Газа были устроены многочисленные бетонированные бункеры, соединенные защищенными переходами. Были заминированы здания, в том числе и жилые, а также основные дороги, по которым, как предполагалось, будут перемещаться израильские военные в случае вторжения в Газу. И, наконец, в подвалах самой крупной в секторе больницы Шифа был устроен бункер, в котором и сейчас, по сведениям израильской разведки, скрывается высший «командный состав» террористической группировки. Для обстрела территории Израиля ракетами были подготовлены стартовые позиции, расположенные в самой гуще городской застройки. Склады вооружения были расположены в жилых домах, школах и даже мечетях.
Все это, само собой разумеется, сильно осложняет действия израильской армии при проведении террористической операции. Военные вынуждены документировать все свои действия при помощи видеосъемки. В интернете выложены некоторые из этих роликов, на которых видно, как выпущенные израильскими военными ракеты меняют свой курс и разрываются на пустырях после того, как в районе, откуда только что была запущен «Град», «вдруг» появляются дети или женщины.
Израильская армия заранее предупреждает население районов, которые будут подвергаться атаке, о времени операции. Делается это при помощи листовок, разбрасываемых с вертолетов, по телефону, а также рассылкой SMS-сообщений. Только наивный может подумать, что после ухода жителей боевики остаются в атакуемых объектах. Нет, они тоже уходят и осуществляют запуски ракет из других густонаселенных мест.
Из сказанного становится ясно, что многолетнее перемирие с ХАМАСом позволило бы последнему создать на территории Газы действительно неприступный укрепрайон. При сохранении существующих на данный момент тенденций он превратился бы в форпост исламизма, в котором опробовались бы принципы шариатского руководства. Фактически Газа стала бы эмбрионом мирового халифата со всеми вытекающими из этого факта последствиями. К этому в принципе не готовы даже многие мусульманские государства, в которых при соблюдении исламских традиций в быту общественная жизнь все же ориентирована на общемировые тенденции.
Из этого наблюдения становится понятной позиция арабских стран региона. Лидеры этих стран, не скрывая своего раздражения по адресу руководителей ХАМАСа, действуют в направлении, которое можно назвать позитивным. Они предлагают ХАМАСу заключить с Израилем некое соглашение, в котором были бы учтены требования Израиля. Для начала от ХАМАСа требуется лишь прекратить атаки на Израиль и отказаться от контрабанды оружия. Другой вопрос, готов ли на это ХАМАС. Но позиция арабов именно такова. Кроме арабских стран, в попытках урегулирования участвует Турция. Эта страна готова предоставить свой военный контингент для контроля так называемого Филадельфийского коридора, по которому проходит граница между Египтом и Газой. И опять – не будем пока обсуждать готовность ХАМАСа пойти на это, нам важна позиция Турции.
А что же другие государства, те, которые принято считать самыми влиятельными, которые имеют возможность подтолкнуть участников конфликта к прекращению огня и которые часто пользуются этой возможностью? К большому сожалению, эти государства зачастую используют свое влияние лишь для того, чтобы перевести конфликт из острой фазы в фазу хроническую.
Это видно на примере Второй Ливанской войны. Как только стало ясно, что Израиль близок к тому, чтобы полностью разрушить инфраструктуру «Хезболлы», общими усилиями этих государств была «продавлена» соответствующая резолюция ООН, согласно которой Израиль прекратил огонь и отвел свои войска. «Хезболла» же не только получила возможность восстановить свой военный потенциал, но и интегрировалась в государственную структуру Ливана, получив такое количество министерских постов в правительстве, что стала едва ли не правящей партией.
Если нечто подобное произойдет и после нынешнего конфликта, это будет означать фактическое признание независимости Газы и легитимацию ХАМАСа в качестве «руководящей и направляющей силы» этого квазигосударства.
Конечно, в силу определенных ограничений, которые неизбежно были бы включены в результирующий документ, который может появиться в случае реализации усилий мировых держав, ХАМАС на какое-то время будет вынужден прекратить открытую конфронтацию с Израилем, но, повторяю, это длилось бы лишь до тех пор, пока исламисты не пришли к выводу о том, что вновь пришло время для продолжения «сопротивления».
Такой результат антитеррористической операции в стратегическом плане совершенно не выгоден для Израиля. Однако страну могут к этому подтолкнуть, как подталкивали к соглашениям в Осло, Кэмп-Дэвидскому миру, к прекращению огня в Ливане.
Итак, ясно, что мир, как это ни парадоксально выглядит, не заинтересован в действительном, а не мнимом разрешении конфликта. Здесь мы можем ступить на зыбкую тропу конспирологии, начав рассуждения о том, кому и зачем это нужно. Я оставлю это на усмотрение читателей. Упомяну лишь, что существует поразительная корреляция между состоянием на Ближнем Востоке и ценами на нефть – как только цена падает, сразу же здесь происходит что-то, в результате чего биржи начинают волноваться, что, в свою очередь, заставляет нефть дорожать.
Конечно, до тех пор, пока в мире существуют группировки государств (а это будет всегда), трудно ожидать согласованных действий участников этих группировок. Однако меня не оставляет мысль (и не меня одного), что конфликт на Ближнем Востоке подогревается извне в качестве инструмента давления одних группировок на другие. В этих условиях Израиль должен действовать, исходя из соображений лишь собственной безопасности.
Пока что, к счастью, так и получалось – Израиль не согласился с резолюцией ООН и продолжает операцию. Но уже есть признаки того, что политическое руководство страны готово пойти навстречу «мировому сообществу» и согласиться на какое-то промежуточное решение.
Это, конечно, будет «мир». Отсутствие войны в течение какого-то периода. Но это не тот мир, который нужен Израилю. И даже не тот, который, по большому счету, нужен большинству арабов.