ПРОФАНАЦИЯ

В мире
№4 (666)

Для достижения цели, как известно, все средства хороши. Но выбирать цель приходится все же по средствам. Особенно если эта цель недостижима. Хотя недостижимых целей нет: есть только неуверенность в собственных силах.
Какую задачу ставил перед собой Израиль, начиная операцию “Расплавленный свинец”?  Если проанализировать высказывания Эхуда Ольмерта, то все израильские требования сводились в основном к прекращению ракетных обстрелов.
Остальное - передача Филадельфийского коридора под американо-европейский контроль, немедленное освобождение Гилада Шалита и принятие особой резолюции Совета Безопасности ООН, предоставляющей право остро реагировать на любые нарушения со стороны ХАМАСа - производное к ним, если вообще не слухи. Когда израильский посол в ООН Габриэла Шалев намекнула, было, что главная цель - «ликвидация правительства ХАМАСа», то, похоже, и сама испугалась своей смелости.
Начальник генштаба Габи Ашкинази обещал по-военному четко: «Война должна закончиться так, чтобы ни у кого не возникало сомнений в том, кто победитель». Армия свою задачу выполнила: ни русские, ни немцы, не говоря уже об англичанах с французами не смогли бы сломать хребет ХАМАСу с такими минимальными потерями. Несмотря на заклинания “многоцелевого” Али Лариджани, обещавшего, что «Газа станет кладбищем для сионистских солдат». Но победу у армии опять украли политики. Они умудрились проиграть все, что только можно проиграть. Поскольку вновь проигнорировали старое многократно проверенное правило: не ставя максимальных задач, не получишь и минимальных результатов.
Чего, собственно, добился Израиль? Американских “гарантий” пресечения контрабанды оружия через так называемый Филадельфийский коридор на египетской границе? Но эти “гарантии” ничего не стоят: они просто-напросто невыполнимы.  Дело в том, что северный Синай населяют бедуины, живущие за счет контрабанды наркотиков и оружия. На любую попытку властей навести порядок они отвечают терактами в курортной зоне или открытым вооруженным мятежом.
Какой же тогда, скажите, резон пограничникам, получающим в среднем 100 долларов в месяц, подставлять свои головы под пули? Тем более если за пропуск партии контрабандных товаров им платят в несколько раз больше. Этот “бизнес” устраивает всех. Поэтому Египет сразу отмел французское предложение о размещении вдоль границы неких “международных сил” под неусыпным контролем “европейских наблюдателей” и согласился лишь на американскую “техническую помощь”, которая никакой погоды не делает.
Хосни Мубарак, правда, не учел, что Евросоюз не какой-то там мальчик для битья и умеет отстаивать свои интересы. На контрвыпад Германии, официально уведомившей, что отправляет на границу с Газой аж четырех пограничников со специальным оборудованием, возразить ему было нечем. Израиль попытался выяснить, что бы это значило, и получил разъяснение от штат-секретаря министерства внутренних дел Августа Ханнинга: немецкая “команда” будет состоять из двух техников и двух специалистов по пограничному контролю.
Тут уж и Каир заговорил о готовности рассмотреть “широкий спектр предложений”.  Немцы, конечно, асы, но 300 тоннелей на одного все-таки многовато. Поэтому вдруг вспомнили родившуюся еще в рабинские времена идею четырехкилометрового рва, который отделил бы Египет от Газы. Но и водная преграда шириной в 100 метров контрабанду не остановит. К тому же против этого плана решительно выступают правозащитные и экологические организации, к голосу которых прислушиваются гораздо внимательней, чем к жалобам Израиля.
В общем, куда ни кинь, всё клин.  Поэтому не успел еще Израиль прекратить в одностороннем порядке огонь, как египетский министр иностранных дел Ахмед Абуль Гейт заявил, что «американо-израильское соглашение о предотвращении незаконных поставок оружия ХАМАСу не накладывает на Египет никаких обязательств». А пресс-секретарь ХАМАСа Абу-Убейда объяснил особо непонятливым, что «Газа в течение нескольких месяцев не только восстановит, но и удвоит былой запас ракет и вооружений». 
Таким образом, последняя “победа” Ципи Ливни над Кондолизой Райс оказалась никому не нужным сизифовым трудом и попутно еще одним предвыборным фарсом. Почему-то вспомнился Эхуд Ольмерт, так вот объяснивший причины “одностороннего размежевания” с Газой: «Мы устали от борьбы, мы устали быть бесстрашными, мы устали быть победителями, мы устали побеждать наших врагов». Вскоре “уставший” премьер опозорился в Ливане, попал под судебный каток и теперь вынужден убеждать ХАМАС признать безоговорочное поражение.
Ципи Ливни смотрит на это еще проще. Она почему-то уверена, что передовой израильский избиратель даст ей шанс и время довести “дипломатическую победу” до полного и окончательного разгрома коварного супостата. «Мы возобновим войну после первой же ракеты из сектора Газы, - заявила она в интервью радиостанции “Коль Исраэль”. -  И если Египет не остановит контрабанду оружия и боеприпасов в сектор Газы, мы имеем право действовать самостоятельно, даже если обстрелы не возобновятся».
Но более обнадеживающе прозвучала последняя фраза: «Надо знать, когда начинать операцию и когда ее заканчивать». Габи Ашкенази не знает, поэтому отдал распоряжение готовиться ко второй израильско-хамасской войне.
А пока Ципи Ливни наслаждается “дипломатической победой”, убеждая себя, что  «ХАМАС отлично понял преподанный ему урок», Николя Саркози клянется помогать Газе только чистыми руками Махмуда Аббаса, но при этом требует от Израиля удвоить гуманитарную помощь.
На конференции арабских стран в Дохе на клятвы Саркози внимания не обратили. Там тон задавал Башар Асад. Устроенный им “аукцион” в помощь вечно голодающей Газе принес два миллиарда долларов, половину из которых дала “принципиальная” Саудовская Аравия.
Абу-Мазена на конференцию вообще не пригласили и даже назвали «коллаборационистом, сепаратистом и пособником сионистского врага». Похоже, арабский мир дает понять, что отныне будет делать ставку на ХАМАС, перечеркнув тем самым египетско-французскую инициативу, которой так гордится Ципи Ливни.
Короче, достигнутая цель поражена, и теперь самое время перейти к оргвыводам. Что же все-таки делать с Газой? Так и продолжать входить и выходить, ничего не меняя? Доктор Хейсон, директор первого в Европе Центра исследования причин и последствий геноцида, созданного при Бременском университете, опубликовал на эту тему небезынтересную, на мой взгляд, статью в “Wall Street Journal”. Финансируя так называемых “палестинцев”, Европа тем самым пытается откупиться от них. И толкает на этот же путь Израиль.
Это глупая тактика, считает автор, и поясняет: «На самом деле мы субсидируем всего лишь демографический рост. За 60 лет население Газы увеличилось с 240 тысяч до полутора миллиона человек, а к 2040 году составит 3 миллиона. Предположим, Израиль примет сотню-другую тысяч беженцев, а заботу об остальных возьмут на себя западные страны. Через несколько лет вы увидите, что новые граждане так и не избавились от своих экстремистских настроений, а население той же Газы опять достигнет критических размеров».
Переломить эту тенденцию можно только изменив систему распределения ресурсов. «Основная масса жителей сектора Газа находится на полном иждивении Агентства ООН по оказанию помощи палестинцам, - пишет доктор Хейсон. - Половину выделяемых средств оплачивает Евросоюз, 31% бюджета состоит из ассигнований США и 7% покрывают исламские страны, предпочитающие помогать палестинцам контрабандным оружием. Таким образом, благодаря безграничной щедрости Запада практически все жители Газы имеют хотя и скромный, но неиссякаемый источник дохода». И, стало быть, неиссякаемые террористические ресурсы.
«Давайте попробуем взглянуть на так называемый арабо-израильский конфликт глазами палестинцев, -  продолжает тему Ричард Лэндс из Бостонского университета. - Они не приемлют формулы “мир в обмен на землю”, поскольку она ставит их перед выбором между “честью и оскорблением”. 13 столетий ислам видел в евреях безропотных вассалов. А теперь именно они диктуют условия. Пережить такое унижение мусульмане не в силах». Поэтому отказываются не то что признавать, но и произносить само слово “Израиль”.
Непризнание Израиля - это своего рода отрицание того, что арабы потерпели поражение от маленького народа, который в прошлом находился в полной их зависимости. И они готовы воевать до полного уничтожения врага, ибо только это может, как им кажется, восстановить их попранную “честь”. Следовательно, любая победа Израиля означает унижение всех мусульман планеты. И если с западной точки зрения действия ХАМАСа выглядят абсолютно бессмысленными, безумными и самоубийственными, то “палестинцы” считают, что пока существует хотя бы одна кустарная ракетная установка, обстреливающая Израиль, еврейское государство - всего лишь временное недоразумение на карте мусульманского Ближнего Востока. Израильскому руководству, все еще не потерявшему веру в справедливый мир с непримиримыми соседями, не мешало бы  это учитывать.
Арабы научились путем простой профанации превращать поражения в победы. А для Израиля, наоборот, победы становятся поражением. Это можно пережить. Главное - не забывать, что любая его серьезная ошибка может стать, как у сапера, последней.