Чтобы ни за что НЕ ОТВЕЧАТЬ

В мире
№5 (667)

У каждого века свое средневековье. То, что одна эпоха называла аксиомами, в следующей превращается в неразрешимые проблемы. В переломные моменты истории особенно остро ощущаешь, что времена, по сути, всегда одни - нынешние. Хотя все мы - продукт своей эпохи, даже несмотря на то, что у некоторых давно истёк срок годности.
В первый же рабочий день на новом посту Госсекретарь Хиллари Клинтон объявила о наступлении «новой эры для Америки». Не берусь судить, разделили ли “всем сердцем” это ее откровение сотрудники Госдепартамента, собравшиеся на встречу с “новой метлой”. Хиллари с энтузиазмом говорила о своем желании покончить с войнами, установить мир на Ближнем Востоке, накормить Африку и восстановить пошатнувшийся авторитет Соединенных Штатов.
Нечто подобное мы уже слышали из уст Мадлен Олбрайт и Кондолизы Райс, которые, увы, жили не во времена Менделеева, когда людям ещё снились периодические таблицы. Благие намерения «укреплять национальную безопасность, продвигая американские интересы за рубежом, уважая их и выступая примером для подражания» в эпоху Великих Политических Манипуляций, почему-то обычно разбиваются о подводные рифы реальности.
Впрочем, прошлое тоже можно сделать темным, если его правильно осветить. Хиллари Клинтон призвала к “откровенности и прямоте” во внешней политике и пообещала покончить с разногласиями между Белым домом и Госдепартаментом, ярко проявившихся, по ее мнению, при Джордже Буше. «Мы больше не намерены это терпеть, - сказала она, - поскольку они парализуют и подрывают нашу работу».
Тут она не совсем права. “Разногласия” эти давние, еще со времен Джорджа Маршалла, при котором Госдепартамент пытался вести собственную политику, постоянно пересекая невидимую грань между конкуренцией и сотрудничеством.
Плыть в одной лодке - еще не значит быть одной командой. Когда у Хиллари Клинтон, к примеру, спросили, что подразумевается под «позицией, способной принести плоды» в отношении Ирана, она отказалась сообщить об условиях, на которых Вашингтон готов начать прямой диалог с Тегераном после вынужденной тридцатилетней паузы.
Сообщать и в самом деле нечего, потому что, по данным разведки, у Ирана появится атомная бомба уже в этом году, а то, не исключено, и к весне. После чего “диалог” если и состоится, то совершенно в другом формате.
На политические решения влияют многие факторы. Порой даже самые незначительные. Саудовский принц Турки аль-Фейсал опубликовал статью на страницах влиятельной экономической газеты “The Financial Times”, в которой призвал Барака Обаму кардинально изменить политику на Ближнем Востоке, где «Израиль методично убивает мирные перспективы, что лишний раз доказывают его преступления в Газе». И даже пригрозил, что именно исходя из этого отныне будут строиться саудовско-американские отношения.
Скорее всего, это просто неуклюжая попытка сбить волну негодования в мусульманском мире. Правда, язык ультиматума в адрес все еще ведущей державы мира - не самый лучший аргумент. Тем более что не у всех короткая память: мы не забыли 11 сентября и той “выдающейся” роли, которую сыграли в этой трагедии саудовские подданные. Но на что не пойдешь ради укрепления авторитета, который ничем, кроме нефтедолларов, не подкреплен. А нефтедоллар хоть и имеет определенную силу в политических играх, но все же недостаточную для того, чтобы диктовать условия.
Амбиции в политике тогда хороши, когда они вровень с самим политиком. Барак Обама объявил, как и обещал, о своем решении закрыть в течение года тюрьму в Гуантанамо. Американская общественность в лице правозащитных организаций и активных “штыков” администрации бурно приветствовала это решение. Ибо, как отметил министр обороны Роберт Гейтс, оно, то бишь решение, «создаст дополнительные возможности для расширения партнерских отношений с другими странами и стимулирует их к сотрудничеству с США в борьбе с экстремистами». Под “дополнительными возможностями” подразумевается элементарная высылка “узников Гуантанамо” из Соединенных Штатов.
«Ряд европейских государств не прочь принять освобожденных заключенных, - поведал Гейтс на брифинге для журналистов. - Раньше мы таких предложений от них не получали». Но что это дает Америке?
В 2007 году по просьбе короля Абдаллы из тюрьмы в Гуантанамо была освобождена группа саудовцев. Среди них Абу Суфьян аль-Азди аль-Шахри и Абу аль-Харет Мухаммад аль-Уфри. После 9 месяцев “реабилитации” оба вышли на свободу.
На днях они появились в видеоролике, который кочует с одного исламского сайта на другой. Аль-Шахри успел сделать карьеру, став вторым человеком в йеменском филиале “Аль-Каеды”. Именно он был одним из организаторов теракта  у американского посольства в Сане в сентябре прошлого года. «Заключение лишь укрепило наши принципы, ради которых мы начали джихад и пострадали от неверных», - говорит аль-Шахри. “Заслуги” аль-Уфри тоже не остались незамеченными. Он теперь один из полевых командиров “Аль-Каеды”.
Принц Турки аль-Фейсал, как пишет “The Time”, очень гордится своим детищем - экспериментальной программой по реабилитации подозреваемых в терроризме. Им читают лекции по мусульманскому праву, водят в бассейн, разрешают играть в настольный теннис и футбол. С ними работает группа психологов, которая учит управлять своими эмоциями. В многочисленных интервью аль-Фейсал утверждал, что никто из боевиков, прошедших реабилитацию, не вернулся к террористической деятельности. И вдруг как снег на голову - в Саудовской Аравии арестованы девять боевиков, прошедших реабилитацию после освобождения из тюрьмы в Гуантанамо.
В Пентагоне эту информацию восприняли весьма болезненно. Журналистов агентства “France Press”, которые обратились за разъяснениями, пылко заверили, что «продолжают работать с международным сообществом ради сокращения угрозы, которую представляют террористы». Но ни для кого уже давно не секрет, что десятки боевиков, освобожденных из Гуантанамо, вернулись к старому ремеслу. И Бараку Обаме будет непросто переубедить оппонентов в том, что его решение о закрытии тюрьмы пойдет всем лишь на благо.
О «новой эре Америки» говорит не только Хиллари Клинтон. В первом же обращении к нации Барак Обама сказал, что страна «вступает в эру ответственности». Гуантанамо - лишь одна из первоочередных задач, на которых президент намерен сосредоточить основное внимание. Среди других - стабилизация экономики и максимальное сокращение военного присутствия в Ираке и Афганистане. И в то же время планируется увеличить воинский контингент в Афганистане, где приходится бороться и с поднявшим голову “Талибаном”, и с поддерживающими их финансово наркоторговцами (Афганистан - крупнейший в мире поставщик опиума).
“Эра ответственности” и груз ответственности - все-таки далеко не одно и то же. Когда главнокомандующий говорит о военной мощи Соединенных Штатов, используя слова “благоразумие”, “сдержанность” и “смирение”, - это звучит почти как кулак из теста. Впрочем, политическая терминология для того и предназначена, чтобы напустить как можно больше тумана. Джордж Буш тоже в свое время обещал «умеренную внешнюю политику». Однако с президента спросят, в первую очередь, не за Афганистан, а за состояние экономики. И он это, безусловно, понимает.
Но понимать - еще не значит знать, что делать. Его «План восстановления и новых инвестиций» предусматривает выделение 825 миллиардов долларов. Этот пакет экономических стимулов, по словам президента, позволит создать около четырех миллионов новых рабочих мест, улучшить систему здравоохранения, модернизировать школы, обновить дорожную инфраструктуру, а также заложить основы для перехода на экологически чистые виды энергии. Республиканцев это не вдохновило. Они настаивают на дополнительном сокращении налогов и расходов бюджета.
У этого плана и в самом деле немало недостатков. Он резко увеличит федеральный долг и откроет дверь инфляции. Зато притормозит процесс разорения банков. Путем их частичной национализации. Примеры уже есть - “Citigroup” и “Bank of America”. Правда, гордиться пока нечем. После покупки “Bank of America” компании “Merrill Lynch” его акции снова упали. Более того, как выяснилось, гендиректор “Merrill Lynch” Джон Тейн, получив финансовую поддержку, раздал 3 миллиарда долларов в виде бонусов и потратил более миллиона на ремонт своего кабинета.
Государственную помощь в размере 350 миллиардов уже получили 318 банков и 8000 предприятий банковской индустрии. Деньги им были даны для выплаты ссуд бизнесам и частным лицам. Но ушли на совершенно иные цели. И никакого положительного воздействия на экономику не оказали. Как отмечают эксперты, банки сейчас в еще худшем положении, чем полгода назад. Спасут ли их новые вливания - большой вопрос. И поможет ли стране план, предусматривающий модернизацию 75% федеральных зданий, 2 миллионов жилых домов и обветшавшей системы электроснабжения?
Оппоненты, если помните, обвиняли Барака Обаму в приверженности идеям социализма. Не знаю, читал ли он Маркса, но у вождя мирового пролетариата есть картинки, как будто срисованные с нашего времени: «Владельцы капитала будут стимулировать рабочий класс покупать все больше и больше дорогих товаров, домов и технологических приборов, подталкивая их брать все более дорогие ссуды до тех пор, пока их долги не станут невыносимыми. Неоплаченный долг приведет к банкротству банков, которые придется национализировать, и государство выведет их на дорогу, постепенно ведущую к коммунизму».
Наш век, быть может, будет назван веком размышлений о том, что такое экономика. Но нам предстоит еще немало сделать для того, чтоб ни за что не отвечать.


Комментарии (Всего: 1)

Конечная марксова цитата - в самом ли деле Маркс, или всего лишь фольклор?

Проф. Ласло Гараи

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B8,_%D0%9B%D0%B0%D1%81%D0%BB%D0%BE_(Garai_L%C3%A1szl%C3%B3)

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *